Доступность ссылки

Геннадий Афанасьев: Вместилище пыток и зла


Иллюстрационное фото

(Предыдущий блог – ​здесь)

Порой, пытаясь найти объяснения, покидаешь реальность. Столько вопросов, на которые заведомо нет ответов. Множество неоправданных надежд, в которых некого винить. Рой мыслей и планов, которым не дано сбыться. Хаос в строго регулируемой жизни. Паника, выражающаяся в презрении. Один на один. Множество против всех. День за днем. Жизненный туман. Будто выпадаешь из сна. В небе хотелось бы увидеть знак, но и неба не видно. Жизненное окно обклеено пленкой. Оно недосягаемо. Непрозрачно. Страна агрессии. Пьянства. Слез. Сигаретный дым под облака. Ты в его контроле. Кричи. Говори. Можешь также шепотом. Все бесполезно. Ты один. Никого больше. Это Россия. Вам нужно добавлять? Нужно. Ведь это только начало.

Верите ли вы в магию? Она есть. В каждом из нас. Когда времени нет. Когда оно не контролируемо. На горизонте рассвет. В камере – безжизненный свет. Я лежу под металлической шконкой, которая опускается из ниши стены по желанию тех, кто управляет моими казематами. Времени нет. Смерть гуляет коридорами. Под ее пляс из динамиков многоголосным динамическим воем начинает играть гимн проклятой богами страны. Вся кровь советского прошлого наполняет каждую нишу забытого всеми барака. Вместилища пыток, боли и зла. Паранойя. Мутное утро. Слушаешь, как каблук офицера отстукивает ритм. Шаг за шагом. Идут к тебе. Ты первый. Ты штрафник. Ты особенный из всех. Штрафной изолятор. Пытка особенного вида. Жизнь с собой наедине. Поедание собственной плоти. Ради того, чтобы сошел с ума. Семь кругов неба. Семь кругов ада. Пожар в груди. Миксованный гимн Российской Федерации. Просыпайтесь! Животные! Время приступать к мучениям. Тик-так…

4:30. Сами звезды не успели заснуть, а вертухай уже просовывает ключ в замочную скважину. Если ты не успел встать к этому мгновенью, то ожидай еще как минимум десять суток одиночества. Ведь ты злостный нарушитель режима. Опасен. Тебя нужно исправить! Вставай! Подъем! Скорее! Быстрее!!!

Кричишь: «Доброго утра всем! Благого дня!». За это получаешь еще пару суток наказания. Добро запрещено

Скручиваешь свой матрас. Помогаешь приковать кровать к стене. Хватаешь пожитки и идешь в каперную – к хранилищу единственного забвения. К бесполезному сну. Кричишь на весь коридор: «Доброго утра всем! Благого дня!». За это получаешь еще пару суток наказание. Добро запрещено. Но говори, что хочешь и делай как знаешь. Отсюда ушли ангелы. Есть ты и твое братство, спрятанное за застенками различных бетонных мешков. И все это в век интернет технологий. Великая Россия показывает свои нравы.

Вернувшись в камеру, наконец-то находишь упокоение. Крадешься к своему схрону, пока занимаются другими. Кусок оторванного клочка от упаковки туалетной бумаги. Картон. Лучшее средство чтобы скрутить самокрутку. Заходишь в туалет. Прячешься от камер вечного наблюдения. А там то, что смог спрятать. Табак. Сигареты запрещены. Все под запретом. Любое действие – нарушение режима. В спешке зажигаешь сломанные пополам спички, которые затянул в камеру слишком неестественными путями, чтобы об этом рассказывать. Огонь. Затяжка. Дым. Заглушающая коридор музыка звучит по другому. В голову бьет никотин. Тревога рассеивается. Куришь. Затяжка за затяжкой. Быстрее. Каждое мгновение твоего упокоения может обернуться наказанием.

Выходишь. Оставляешь двери открытыми, чтобы проветрилось. Собираешь собранные в пачку пять разрешенных на хранение газет. Расстилаешь их на полу. Несколько книг, выданных в библиотеке, заменяют подушку. Постель разостлана. Лежи. Наслаждайся. Мир прекрасен. Стоит лишь не забывать, что это строго запрещено, и если кто-то увидит, то твой срок в подомном помещении продолжится ровно на пятнадцать суток. Но разве это важно? Разве может напугать заточение в одиночестве того, чьи чувства, эмоции да и всю жизнь уже давно заточили? Плевать. Забытье гораздо важнее. Спасибо сигаретам. Дают забвение. Минута – и ты летишь. Туда, где можно окунуться в житейскую суету. Сны про то, что больше всего может вгрызться в душу. Про предавших любимых. Про огорченных родных. Про все те моменты, которые не изменить.

Давишься тем, что есть – чтобы сохранить силы для решающего рывка. Он настанет. Вера в него сохраняет тебя в живых

Регулятор внутренних часов в холодном поту подрывает из забытья ровно к сроку. Открывается кормушка. За ней стоит рабыня. Та, которая также заточена в застенках. Выполняющая свою роботу день за днем. В камерную отворь кладется тарелка, на которой лежит то, что едва можно назвать пищей. Стакан кипятка. Чай запрещен. Кофе – тем более. Как загнанный зверь, давишься тем, что есть – чтобы выжить, чтобы сохранить силы для решающего рывка. Он настанет. Вера в этот рывок и сохраняет тебя в живых.

Неустанная музыка не замолкает. Пища дает возможность вернуться ко сну. За дверью каблуки. Крики «Подъем!». Встаешь и тут же ложишься. Сил нет. Дня нет. Ничего нет. Ждать нечего. Ничего сегодня не произойдет. Примерно в 14:00 выведут на прогулку – на этом все и закончится. Вам так был интересен мой будничный день? Получайте. Удовлетворены? Не думаю. Разве можно описать часы времени, когда спать уже невозможно. Из-за холода, из-за затекшего от замерзшего метала тела. Музыка, играющая одни и те же мелодии. Тошнотворные приказы. Обходы. Расчеты. Каким человеком ты должен стать хоть после месяца такой жизни? Чего ожидать от того, кто прошел через ад? Понимания? Вдохновения? Адекватности? Реабилитация? Все это абсолютнейший бред. Человек, не побывавший в таких условиях, никогда не сможет понять и частицы того, какими потемками окружена эта жизнь. Все такие умные? Такие жертвенные? Нет. Ничего нет. Мир слишком тесен. Бесконечный омут, который не отпускает.

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Все блоги Геннадия Афанасьева читайте здесь

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG