Доступность ссылки

«Действия Москвы в Крыму привели к человеческим жертвам»


Украинской стороне следует активнее использовать тот факт, что во время захвата Крыма российскими войсками были убиты двое украинских военнослужащих. Это мнение в интервью Крым.Реалии высказал адвокат Андрей Водик, представлявший интересы вдовы украинского майора Станислава Карачевского – Ольги.

Майор 10-й Сакской бригады морской авиации Станислав Карачевский погиб около полуночи 6 апреля 2014 года от двух выстрелов в спину из автомата АК-74. Виновным в убийстве украинца Крымский гарнизонный военный суд признал морского пехотинца Черноморского флота России Евгения Зайцева. Убийца получил почти «символическое» наказание – два года колонии-поселения.

Суд вынес такой приговор, сменив обвинение со ст. 105 УК России («Умышленное убийство») на ст. 108, где речь идет о превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. То есть убитого при выполнении долга украинского офицера объявили «преступником». Ольга Карачевская и ее представители обжаловали приговор как слишком мягкий, но Северо-Кавказский окружной военный суд Ростова-на-Дону оставил приговор без изменений.

Еще не успев отправиться в колонию и находясь в лечебном корпусе ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» Минобороны России, Евгений Зайцев, согласно другому приговору суда, совершил второе преступление. На этот раз военнослужащего обвинили в причинении тяжкого вреда здоровью соседу по отделению, после чего последнему пришлось удалить селезенку. 7 октября 2015 года Севастопольский гарнизонный военный суд приговорил Зайцева к трем годам лишения свободы, а с учетом неотбытого срока по предыдущему приговору – к четырем годам с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Тем не менее, Владимир Путин утверждает, что полуостров «присоединили» исключительно мирно, «никто не погиб в результате событий в Крыму», а потому использовать термины «аннексия» или «оккупация» для описания этих событий недопустимо.

«Именно поэтому здесь очень важен тот момент, что убийство Зайцевым украинского военнослужащего было подтверждено приговором суда – более того, российского суда. Отсылка в российский суд – это, кстати, один из любимых аргументов Путина. И здесь так некстати для него появляется такое решение», – отмечает Водик.

Адвокат предполагает, что дело возбудили и направили в суд по инерции, следователи сами до конца не представляли его последствий.

Суд попал в ловушку – негласного правила, по которому суды в России в принципе не выносят оправдательных приговоров
Андрей Водик

«Судьи, в отличие от стороны обвинения, пытались всеми возможными способами избежать вынесения обвинительного приговора одному из так воспеваемых в то время «зеленых человечков». Однако суд попал в своеобразную ловушку российской судебной системы – негласного правила, согласно которому суды в России в принципе не выносят оправдательных приговоров. В таком случае судьям оставалось лишь попытаться максимально «отбелить» Зайцева, ради чего им пришлось переквалифицировать обвинение», – рассуждает адвокат.

«Приговор был вынесен за два дня до выхода в эфир скандального фильма «Крым. Путь на родину», который фактически является «явкой с повинной» для Путина и его военных, демонстрируя роль российских властей и армии в аннексии Крыма. Скорее всего, Путин просто не знал на тот момент о деле Карачевского, способном представить его «признание» в новом свете», – добавляет он.

Андрей Водик подчеркивает: обвинительный приговор, пусть даже с формальным и незначительным наказанием, подтверждает главное – действия Москвы принесли человеческие жертвы.

Именно действия Москвы в Крыму весной 2014-го привели к человеческим жертвам
Андрей Водик

«Здесь прослеживается прямая причинно-следственная связь, поскольку именно действия Москвы в Крыму весной 2014-го привели к человеческим жертвам. Второй очень важный момент – это то, что гражданским ответчиком по делу было признано Министерство обороны России. В приговоре указано, что именно оно должно выплатить пострадавшей Ольге Карачевской компенсацию в размере пятисот тысяч рублей. Заметьте, здесь не говорится о «добровольце» или «отпускнике» Зайцеве. Теперь мы можем уверенно констатировать: рядовой вооруженных сил России убил офицера вооруженных сил Украины во время аннексии Крыма, и это подтверждено приговором российского суда, вступившем в законную силу», – подчеркнул Андрей Водик.

По мнению адвоката, эти факты будут очень важны не только для «будущей Гааги», но и сегодня, особенно в свете тех международных документов, которые принимаются по ситуации в Крыму.

«Еще летом 2015 года ПАСЕ, признав Россию агрессором, а Крым – оккупированной территорией, разработала детальные рекомендации для украинских властей, в том числе в части принятия специального закона о пропавших без вести, который бы законодательно закрепил статус «пропавший» и «жертва войны». Одной из таких жертв войны, несомненно, является Карачевский», – отмечает Андрей Водик.

Новая резолюция ООН по Крыму, принятая в конце минувшего года, также содержит ряд важных положений. Так, в нее включены не только упоминания о международных нормах, касающихся защиты прав человека, но и расширенные ссылки на международное гуманитарное право (в частности, Женевские конвенции 1949 года и Дополнительный протокол I 1977 года). Это право регулирует защиту жертв войны, а также ограничивает методы и средства ведения войны и определяет ответственность за нарушение этих норм. Как уже отметили многие украинские СМИ, такие изменения означают, что ситуация в Крыму признана продолжающейся оккупацией и международным вооруженным конфликтом. В 2016 году такую же квалификацию дал и Офис прокурора Международного уголовного суда в Гааге.

Крымчане, ставшие жертвами оккупации или репрессий, могут рассчитывать на международные суды
Андрей Водик

«Случай Карачевского на этом фоне мог бы послужить прекрасным примером жертвы войны, имевшим место в Крыму. Украине следовало бы продолжать расследование его смерти и максимально использовать ситуацию – это могло бы привести к еще более жестким формулировкам на международном уровне. Эти формулировки вовсе не так безобидны, как может показаться. Они означают, что крымчане, ставшие жертвами оккупации или репрессий, могут рассчитывать на более широкий инструментарий международно-правовых механизмов защиты, в том числе международные суды. Отдельные государства, ссылаясь на формулировки, используемые в документах ООН, могут вводить более суровые санкции в отношении России», – заключил Андрей Водик.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG