Доступность ссылки

«Хизб ут-Тахрир» как повод: почему преследуют крымских мусульман


Иллюстрационное фото

5 марта подконтрольный России Киевский районный суд Симферополя продлил меру пресечения троим фигурантам бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир»: Тимуру Ибрагимову, Эрнесу Аметову и Серверу Зекирьяеву. Они будут находиться под арестом до 9 июня. Такой же срок содержания под стражей ранее определили Сейрану Салиеву, Мемету Белялову и Сулейману Асанову. Адвокат Айдер Азаматов назвал решение суда необоснованным и чрезмерно жестким.

За последние три года ФСБ объявила о ликвидации в Крыму пяти ячеек «Хизб ут-Тахрир», запрещенной в России: двух в Бахчисарае и по одной в Симферополе, Севастополе и Ялте.

Адвокат международной правозащитной группы «Агора» Алексей Ладин называет признаки политической мотивированности процессов по крымским делам «Хизб ут-Тахрир».

Дела «Хизб ут-Тахрир», на мой взгляд, политически мотивированы. Суд не слушает никакие аргументы защиты и автоматически продлевает сроки содержания под стражей
Алексей Ладин

– Дела «Хизб ут-Тахрир», на мой взгляд, политически мотивированы. Суд не слушает никакие аргументы защиты и автоматически продлевает сроки содержания под стражей. В деле так называемой ялтинской ячейки, которое слушается в Северо-Кавказском окружном военном суде и где я защищаю правозащитника Эмира Усеина-Куку, допросили ключевого свидетеля – оперативника ФСБ. Его аргументы – это теоретические выкладки, не основанные на фактических обстоятельствах дела. А когда мы пытаемся задать вопросы об источниках этой информации, свидетель отказывается отвечать, ссылаясь на закон о государственной тайне.

Алексей Ладин приводит пример того, как необоснованные доводы ФСБ поддерживают конкретные обвинения в суде.

ФСБ не может логично выстроить в суде даже свои фантазии
Алексей Ладин

– Моего подзащитного обвиняют в подготовке к насильственному захвату власти и изменению конституционного строя в Крыму. Это без какого-либо оружия, взрывчатки, фактических действий. Мы задаем вопрос: в чем именно заключалась подготовка Эмира Усеина-Куку к захвату власти? Оперативник ФСБ в ответ приводит теоретические выкладки о том, что организация «Хизб ут-Тахрир» при достижении отметки в 50% адептов от общего населения территории якобы сразу переходит к захвату власти. Ну хорошо, но в Крыму проживает два миллиона человек. Даже по информации оперативников членами «Хизб ут-Тахрир» на полуострове числятся 20-30 человек. Так что ФСБ не может логично выстроить в суде даже свои фантазии. Мне кажется, обвиняемым ложно вменяют такие тяжкие преступления, чтобы иметь возможность содержать в СИЗО более года.

Алексей Ладин
Алексей Ладин

Тем не менее правозащитник уверен, что, несмотря на слабость доказательной базы, суд с наибольшей вероятностью вынесет обвинительный приговор по «делу Хизб ут-Тахрир».

Исполнительный директор Amnesty International Украина Оксана Покальчук также убеждена в отсутствии реальных доказательств у стороны обвинения.

Шесть человек без планов, без связи, без оружия якобы собирались свергнуть власть
Оксана Покальчук

– Мы следим за этим делом с начала преследований Эмира Усеина-Куку. Понаблюдав за судом, я не могу сказать, что у обвинения есть достаточная аргументация. Я видела, что работник ФСБ Компанейцев – он же бывший сотрудник СБУ – периодически путался в показаниях и не мог сложить все детали воедино. Он очень долго рассказывал о том, что такое «Хизб ут-Тахрир», об их структуре и так далее. Однако когда дело доходило до конкретных связей задержанных с этой организацией, Компанейцев откровенно «плыл» и не мог ничего доказать. При этом все держалось на показаниях каких-то условных тайных свидетелей. Так что я не могу сказать, что есть какие-то объективные доказательства вины подсудимых в чем-либо. Шесть человек без планов, без связи, без оружия якобы собирались свергнуть власть.

Оксана Покальчук
Оксана Покальчук

Жена фигуранта бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир» Марлена Асанова Айше Асанова рассказывает о жизни и задержании мужа российскими силовиками.

Дочка ходит за мной и боится остаться одна. Постоянно спрашивает, не заберут ли еще и меня
Айше Асанова

– Мой супруг – законопослушный гражданин. За 25 лет проживания в Крыму он не нарушил ни один закон. Доброжелательный, отзывчивый. Он филолог, работал преподавателем в школе. Затем решил развиваться и открыл собственное дело, протягивал другим руку помощи. С 2014 года, когда наши соотечественники попали в беду, мой муж помогал им как финансово, так и своим участием. Он навещал семьи задержанных, поддерживал детей, которые остались без отцов. В итоге в наш дом в 6 утра ворвались вооруженные до зубов люди в масках, не позвонив, не постучавшись. Они начали кричать, положили мужа на пол, размахивали автоматами. Дети, естественно, рыдали. Они по сей день не могут прийти в себя. Дочка ходит за мной и боится остаться одна, даже в туалете. Постоянно спрашивает, не заберут ли еще и меня. Нам и полгода спустя не дают свидание.

Айше Асанова
Айше Асанова

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG