Доступность ссылки

Геннадий Афанасьев: Карантин в российской тюрьме


(Предыдущий блог – здесь)

Республика Коми всегда славилась своим «черным» положением. Это означало, что «командировки» в подобные исправительные учреждения были для арестантов в радость. В таких зонах не навязывается режим и во многом администрация закрывает глаза на то, что обыкновенно запрещено в других.

К примеру, можно спать сколько душе угодно, одеваться во что хочешь, получать в передачах еду по вкусу и гораздо больше чем раз в три месяца. За отдельную плату можно договориться о внеочередном свидании и даже сделать так, чтобы на него пришла совсем не родственница. В общем, за деньги можно там достать что угодно: от мобильного телефона до тяжелых наркотиков. Такая относительная свобода позволяет гораздо легче переносить тяготы своего печального положения. Конечно, хорошего мало и есть свои лишения, но при таком положении дни летят быстрее и легче, чем в искусственно созданном зоопарке.

Тысячи гектаров земли были отданы под Главное управление лагерей и мест заключения, иными словами ГУЛАГ

Конечным пунктом моего путешествия стал город с «диким» названием Сыктывкар. По началу я и выговорить название с трудом мог и, естественно, понятия не имел, где такое «чудо из чудес» находится. Оказалось, что это далеко не безызвестный регион для русского обывателя и не только. Город Сыктывкар располагался в сердце Республики Коми, представляя собой ее столицу. Эта часть России по размерам равнялась территории Франции, но исторически сложилось так, что земля пошла не под сельскохозяйственные и прочие нужды народа, а на тюрьмы. Тысячи гектаров земли были отданы под Главное управление лагерей и мест заключения, иными словами ГУЛАГ, куда русские сотни лет свозили украинцев для того, чтобы их уничтожить.

Воркута. Микунь. Сыктывкар. Княж-погост и прочие «легендарные» тюрьмы, в которые сгоняли людей со всего мира в ссылку, работают и по сей день. В этих местах веет смертельно ледяным холодом. Целая республика, отданная на обслуживание фильтрационных лагерей советских времен. Обветшалые, разрушенные бараки, уже давно не пригодные для жизни. С одной стороны, это было даже и неплохо, ведь на ремонт как-никак деньги выделялись из бюджетного фонда, но не доходили до дела, так как разворовывались местным тюремным руководством. В итоге, чтобы арестанты не били в набат и не писали жалобы в Европейский суд по правам человека, на многое закрывались глаза и от этого многое становилось дозволенным. Но все хорошее заканчивается…

В последние годы сошедший с ума президент России, начав войну против Украины, а после и в Сирии, решил в срочном порядке восстановить в зонах режим, существовавший при СССР. Естественно, строгость должна полностью соответствовать по всем параметрам порядку советского времени. Ведь готовилось крупное пополнение арестантами этих исправительных учреждений: ГУЛАГ-2, воскрешение. В таком режиме закручивания гаек в стране, «черный» режим стал плавно, но уверенно сменяться на «красный».

Положение вещей обстояло еще не так плохо, как могло бы быть, ведь еще не стали залетать в колонии так называемые «белые медведи» – отряды специального назначения, что силой наводили порядок. Заключенные еще не начали повально доносить и бояться друг друга. Администрации еще не успели построить светофоры вдоль зоновских дорог для того, чтобы даже просто передвигаясь улицей, арестант чувствовал жесткий контроль. Еще над территорией, огороженной колючей проволокой, не заиграл тюремный оркестр. Если увидите хоть один из этих признаков, то бегите: там нет жизни, там нет ничего человеческого, из такого места выходят не людьми, а животными.

Арестантские блага уже были отняты: никакой одежды не по уставу, никаких телефонов, никаких дополнительных свиданий и передач

Но в большинстве лагерей возрождающегося ГУЛАГА «красный» режим уже успел принудить действовать арестантов соответственно правилам внутреннего распорядка. Раковая опухоль разрастается и угрожает заразить весь организм.

Все арестантские блага уже были отняты: никакой одежды не по уставу, никаких телефонов, никаких дополнительных свиданий и передач. Мир. Труд. Май. В головы заключенных прочно внедряли дисциплину военщины. Не знаю повезло мне или нет с этим местом, ведь бывает и гораздо хуже, но приезжающие с других колоний арестанты говорили, что в таких ужасных условиях срок должен идти как день за три, а это о многом говорит.

После того как вооружили тюремной полосатой робой, нас с задором погнали в карантинное отделение. Это место в исправительной колонии что-то на подобии штрафного изолятора, но не несет за собой чрезмерных лишений в правах и свободах. Тут удерживают осужденных до принятия по ним решения. Тома уголовных дел следуют от этапа до этапа вслед за узниками вплоть до прибытия в конечные пункт назначения. Естественно, чтобы ознакомиться, изучить и понять, что за птица попала в сети, администрации необходимо время. Помимо того, руководство ожидает инструкции вдобавок и от ФСБ России по отдельным персонажам. Те, кто стал полезным для сотрудников следствия, могут получить хорошие комфортные условия, где такой арестант до конца будет оставаться под полным жестким контролем. Тех же, кто дал бой карательным силовым органам «великой» страны, ожидают немалые страдания, лишения. Кто что выбрал: хлеб или свободу. Ведь осудить человека – это лишь пол дела, из него еще нужно выкачать все жизненные соки...

Спать только при лампе, занавешиваться от ее света запрещено, иначе шизо. Проспишь – шизо. Не уснешь – шизо

Все было в новинку для каждого из нас. Новый быт с абсолютно новыми правилами. Не успели зайти, как сразу начали принуждать к новому режиму – «исправительному». Отныне сон был ограничен строго установленными часами. В шесть утра – подъем, а в десять – отбой. Спать только при лампе, занавешиваться от ее света запрещено, иначе шизо. Проспишь – шизо. Не уснешь – шизо.

В момент утреннего подъема в карантинное отделение входили вертухаи и заставляли всех быстро одеваться, после чего выгоняли на мороз для дежурной уставной переклички. Процедура абсолютно бессмысленная, ведь нас было не так уж и много и на глаз понятно, что никто никуда не делся. Да и камер наставлено больше чем в любом телевизионном шоу, смотри, снимай, запоминай. В конце концов внутри помещении было достаточно места, чтобы выстраиваться, там и не надо мерзнуть на диком холоде. Но в России привыкли жить как в армии и поэтому на первом месте стоит не воспитание человека, а бессмысленная военщина.

Примечательно, что в тот момент, пока мы отсутствовали в бараке, охранники закрывали на замок нашу спальную комнату, где находились кровати, тумбочки и каптерка с личными вещами, оставляя единственное помещение, где мы должны были тесниться, проводя наш досуг в ожидании вечера. Правда был телевизор, который не выключали и позволяли смотреть аж до отбоя. Но, конечно же, с одним нюансом: только те передачи, которые захочет поставить администрация колонии. Естественно, это была незаурядная, топорная, мерзкая пропаганда, зомбирующая всех и каждого в этой дикой стране…

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Все блоги Геннадия Афанасьева читайте здесь

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG