Доступность ссылки

Геннадий Афанасьев: «В гости к Люциферу»


(Предыдущий блог – здесь)

В какой-то из одинаково безликих дней в мою исправительную колонию города Сыктывкара приехал адвокат. Добраться сюда, отыскать дорогу, выстоять очередь, чтобы получить разрешение на посещение подзащитного, – это целый подвиг, справиться с которым сложно было бы, наверное, даже могучему Геркулесу.

Из-за отдаленности колонии наши встречи с адвокатом были нечастыми, а оттого и очень значимыми. Они были единственной возможностью обменяться информацией, вопросами и переживаниями. Надеждой на лучшее, ветром свободы и весточкой из дома.

Надеяться было, конечно, глупо – о чем и говорил мой защитник. Но надежда – это то, от чего нельзя избавиться, это чувство прорывается из груди наружу и является самым настоящим двигателем, заставляющим идти на риск и делать сногсшибательные вещи для простого обывателя.

Надежда – это то, от чего нельзя избавиться, это чувство прорывается из груди наружу

Не стану скрывать, что сразу же стал жаловаться на все свои проблемы. В момент, когда дошел до язв, адвокат попросил снять верхнюю одежду и показать раны – чтобы он убедился, что я не преувеличиваю и не приукрашиваю действительность. Я тогда ходил с палкой, привязывал ее от спины к локтю, чтобы подмышка не сгибалась и заживало все то мясо, торчащее из моего тела. Побелевшее лицо ни о чем хорошем не говорило, а рассказ о том, как умер его товарищ в армии – не добавил оптимизма и вовсе. Оказалось, инфекция легко могла попасть в кровь – и тогда уж пиши пропало. На этом встреча и закончилось. Жалкие несколько минут для нас. Того, кто находился в российском плену, и адвоката, проделавшего путь в несколько тысяч километров.

Как выяснилось позже, правозащитник, увидев мое состояние, поднял огромнейшую бурю в пространстве средств массовой информации не только моей родной Украины, а и почти всего мира, что впоследствии дало эффект.

Ни разу более не отведя на осмотр к местному «врачу», без каких-то попыток лечения, меня, наконец, заказали на этап в больницу. Казалось бы, стоило радоваться. Но нет. Это совершенно не означало, что меня собирался кто-то лечить. Скорее, наоборот. Но я не знал, разве мог я об этом догадываться, не увидев и не прочувствовав на собственной шкуре все круги этого ада? Очередной этап в гости к Люциферу.

Этапы – это всегда невероятные опасения и еще большие надежды. Арестанты, влекомые в неизвестность, только это и имеют. «Приемки», обыски и ожидания всегда одни и те же. Отточенный сценарий, отрепетированные действия, лишь уровень зла где-то больше, а где-то меньше. Мы черствеем, и для нас эта вселенная становится обыденной, привычной. Арестанта трудно удивить, он повидал многое. Его эмоции спрятались глубоко внутрь, словно черепаха в панцирь. Но все же российские инквизиторы – такие выдумщики, что всегда умудряются принести что-то новенькое в вашу жизнь.

Одиночная камера метр на метр и дыра в полу в качестве туалета – лечение так лечение

Больница в городе Бутово оказалась такой же негостеприимной, как и все остальное в колючем мире этого варварского государства под названием Россия. Казалось, к больным людям, пусть и арестантам, все же должно быть другое отношение, но нет. Поблажек ни для кого не существует. Исключение – лишь прихвостни режима, которым кидает кости их хозяева. Но они совсем другой масти. После долгого переезда поездами и «автозаками» заключенных держат по десять часов в отстойниках. Эти помещения являются и туалетом, и столовой одновременно, что больше подходит животным, чем людям. Много времени проходит в ожидании того, чтобы арестантов отвели в другую камеру подобного типа, но уже с гордым названием – палата!

Выдержав эту пытку, большинство арестантов все-таки развели по «палатам», а вот меня почему-то повели отдельно и в другую сторону. Остановились мы перед местным туберкулезным диспансером, в котором, как рассказывали заключенные, разлагающиеся от болезни больные доживают последние свои дни. Говорят, что такие помещения после сжигают, ведь сами стены пропитаны болезнью. Прекрасно. В этом же здании на втором этаже были размещены камеры штрафного изолятора, в котором разместили и меня. Одиночная камера метр на метр и дыра в полу в качестве туалета – лечение так лечение. Все, о чем мечтал. Люкс! Можно сказать, что пошел на поправку. Ни свежего воздуха, ни солнца, ни возможности передвигаться. Санаторий – здоровье.

Всегда так: кто испугался и поддался – проиграл, проявил твердость и не уступил – победил

Приемов у врача я так и не дождался, вместо этого меня часто вызывали к начальнику безопасности данного учреждения. Разговор с ним складывался до невозможности примитивно и однообразно. Он говорил: «Или ты выполняешь все наши правила и требования, либо назначим тебе такие процедуры, что еще долго сесть не сможешь. А если не будешь выполнять правила внутреннего распорядка, то мы сюда ОМОН загоним, все ШИЗО вдоль стен растянем, что потом своим будешь говорить?». В общем, мы не договорились, а его запугивания остались просто словами. Оно всегда так: кто испугался и поддался – проиграл, проявил твердость и не уступил – победил, пусть ничего и не получив из того, что крайне необходимо. Все эти вызовы, естественно, сопровождались приличной порцией стресса для организма, что не могло не повлиять состояние здоровье. Цель поездки была выполнена. Остатки иммунитета уничтожено. Через несколько дней ранним утром за мной пришли и увезли обратно. Вылечили.

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Все блоги Геннадия Афанасьева читайте здесь

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG