Доступность ссылки

«Россия милитаризирует сербов, чтобы поджечь Европу» ‒ боснийский аналитик


Милорад Додик и Владимир Путин. 22 сентября 2016 года

Кремль хочет начать конфликт «в украинском стиле» в Боснии и Герцеговине. Полицейские и парамилитарные формирования автономной сербской части этого государства проходят военную подготовку в России и накапливают оружие. Об этом говорится в отчете американского аналитического центра Foreign Policy Research Institute «Босния на доске для резки: потенциал для насилия и возможности его предотвращения».

Радіо Свобода пообщалось с одним из соавторов этого отчета, политологом из Сараево Эмиром Сулягичем, бывшим вице-министром обороны Боснии и Герцеговины. Этот аналитик ‒ один из немногих боснийских мужчин, которым в июле 1995 года удалось спастись во время геноцида, совершенного военными Ратко Младича в городе Сребреница.

По словам политолога Эмира Сулягича, группа написала анализ ситуации в Боснии и Герцеговине, чтобы привлечь внимание лидеров стран Запада к опасному развитию событий на западных Балканах. В своем отчете аналитики перечисляют факты, которые должны обеспокоить Европейский союз и США. Согласно их данным, в стране, в 1992-1995 годах пережившей войну и этнические чистки, вновь может дойти до вооруженного конфликта.

Как отмечается в отчете, российский президент Владимир Путин оказывает политическую и финансовую помощь сербским сепаратистам, чтобы таким образом заблокировать сближение Боснии и Герцеговины с Западом. По заключению экспертов, эта стратегия напоминает примененную Кремлем в Украине.

Аналитики отмечают, что активизация России на Балканах сопровождается усиленным вооружением Республики Сербской. Полицейских и участников парамилитарных формирований из этой автономной части Боснии и Герцеговины обучают российские военные, в частности, на территории России.

«Происходит интенсивное вооружение полицейских формирований Министерства внутренних дел Республики Сербской. В течение нескольких последних лет они приобрели четыре тысячи автоматических винтовок. В отчете мы использовали информацию из двух очень авторитетных источников о том, что они покупают ракеты против авиационных средств поражения, которые можно монтировать на вертолетах», ‒ говорит Сулягич.

Эмир Сулягич
Эмир Сулягич

Он считает, что таким образом, милитаризированная сербская полиция превращается в армию.

Если в Боснии будет новый конфликт, Европа заплатит за это большую цену

Аналитик обращает внимание на то, что лидер боснийских сербов Милорад Додик заявляет о необходимости проведения референдума относительно выхода Республики Сербской из состава Боснии и Герцеговины. По мнению Сулягича, достаточно красноречив тот факт, что Додик регулярно общается с Путиным.

«Додик встречается с Путиным чаще, чем любой другой лидер европейского государства, чаще, чем президенты стран-участников минского процесса. То есть он с Путиным видится чаще, чем президенты Германии или Франции», ‒ отмечает он.

Додик с Путиным видится чаще, чем президенты Германии или Франции
Эмир Сулягич

Сулягич предполагает, что решение Республики Сербской о выходе из Боснии и Герцеговины сопровождалось бы волной насилия. Мол, сербские сепаратисты устанавливали бы свои границы непосредственно в окрестностях Сараево, то есть там, где в течение 1992-1995 годов была линия фронта. А на это боснийское население страны никогда не согласится.

«Додик однозначно готовится к насилию в больших масштабах, и не нужно быть каким-то исключительным аналитиком, чтобы это увидеть. Надо просто хотеть это видеть», ‒ говорит Сулягич.

К сожалению, говорит аналитик, евробюрократы не имеют политического плана по предотвращению эскалации конфликта на Балканах. По его мнению, ЕС реализует слишком мягкую политику в отношении пророссийского Милорада Додика и его окружения. Это может закончиться катастрофой, считает Сулягич.

«Мы все знаем, что случилось во время войны в 1990-ых, и все знаем, что Европа заплатила за это высокую цену. Она платила за сотни тысяч беженцев, покинувших Боснию и Герцеговину. Думаю, что на этот раз последствия могут быть еще хуже», ‒ рассуждает эксперт.

Он убежден, что для предотвращения нового конфликта на Балканах нужны быстрые и решительные действия ‒ санкции ЕС против Милорада Додика и его команды.

«Проблема в том, что ЕС ведет себя с ним так, как в свое время вел с Радованом Караджичем, то есть разговаривает, считает его легитимным участником политических дебатов о Боснии и Герцеговине, а он тем временем вооружается», ‒ говорит аналитик.

Сулягич сравнивает неповоротливость европейских государств относительно ситуации в его стране с нерешительностью Евросоюза относительно событий 2013-2014 годов в Украине.

Он объясняет: «Такой агрессии, которую Россия осуществила в Украине, нельзя противопоставлять бюрократию, должна быть четкая политика. А я такой политики в Европе не вижу. Все что я там вижу ‒ это гора «мегафонов Путина» ‒ от Земана до Марин Ле Пен. Это люди, которые повторяют российскую пропаганду».

Сулягич не сомневается в том, что в Кремле решили сделать Боснию и Герцеговину орудием дестабилизации ситуации в Европе.

«Российский план состоит в том, чтобы вызвать здесь новый пожар и поджечь Европу с южного направления. России нужен новый конфликт, который продолжался бы как можно дольше. Возможно, что цель Милорада Додика ‒ независимость Республики Сербской, но цель россиян ‒ начать здесь многолетний конфликт, повторить сценарий, опробованный в Украине или Приднестровье, а может и в Сирии, чтобы они имели еще одну козырную карту, когда будут сидеть за столом переговоров с лидерами ЕС и США», ‒ утверждает аналитик.

Россияне, в 1990-ые воевавшие в Боснии, в 2014-ом появились на Донбассе

По данным Эмира Сулягича, по меньшей мере несколько сотен добровольцев из Сербии и Республики Сербской сегодня воюют на Донбассе против украинского государства.

Я «зеленых человечков» видел в 1992 году в своем городе Братунац
Эмир Сулягич

С каким опытом и какими планами эти люди возвращаются на Балканы?», ‒ риторически спрашивает аналитик. Он отмечает, что некоторые из россиян, задействованных в конфликте на Донбассе, в свое время воевали в Боснии на стороне сербов, где убивали местное мусульманское население. Одним из таких «добровольцев» был печально известный Игорь Гиркин, известный под псевдонимом Стрелков.

«Недалеко от Сараево в горах есть большое кладбище российских боевиков, а на кладбище в городе Вышеград есть даже памятник, его убитым в Боснии воинам из России поставили местные сербские власти. Россия имеет большую историю насилия, направленного против боснийских мусульман», ‒ рассказывает Сулягич.

Он говорит, что некоторые методы агрессии, примененные Россией в 2014 году против Украины, напоминают ему события в Боснии.

«Я «зеленых человечков» видел в 1992 году в своем городе Братунац. Они приходят с опознавательными знаками или без них, иногда это парамилитарные формирования. Правда, их командирами были не «гиркины», а Бокан и Шешель. Они сошли со страниц той самой книги, которая может по-разному называться ‒ КГБ, ФСБ или сербские спецслужбы, но на самом деле разницы нет никакой. Разница только в географической локации», ‒ говорит Эмир Сулягич.

Могилы россиян, воевавших на стороне сербов в Боснии в 1992-1995 годах. Вышеград
Могилы россиян, воевавших на стороне сербов в Боснии в 1992-1995 годах. Вышеград

По его мнению, у России нет никаких оснований для того, чтобы как-то оправдать свои действия в Украине весной 2014 года. Политолог отмечает: «На месте украинцев я не имел бы никаких дилемм о том, что произошло тогда в Украине, потому что даже из Боснии видно, что произошло и на чьей стороне правда».

Об уроках Сребреницы и жизни после войны

Эмир Сулягич был одним из немногих мужчин-мусульман в городе Сребреница, которым удалось избежать геноцида совершенного военными сербского генерала Ратко Младича. В июле 1995 года Эмиру было 20 лет, три из которых он провел в боснийском анклаве, напоминавшем гетто. Молодой человек спасся, поскольку был переводчиком у нидерландских миротворцев. Они взяли его под свою защиту. Подавляющее большинство родственников и друзей Эмира убили в те горячие июльские дни.

Сулягич с грустью говорит, что европейцы не сделали выводов из случившегося в первой половине 1990-ых в его стране. Если бы такие выводы были, считает аналитик, то не было бы ужасов войны в Сирии.

Для предотвращения нового конфликта на Балканах нужны быстрые и решительные действия ‒ санкции ЕС против Милорада Додика и его команды
Эмир Сулягич

«Если бы Радован Караджич (президент Республики Сербской в 1992-1996 годах ‒ КР) до сих пор был действующим политиком, то сегодня его собеседниками были бы Земан и Орбан, ведь они говорят на языке, которым в 1992 году о боснийских мусульманах говорил Радован Караджич. В людях, которые бегут от российских бомб в Сирии, они видят нашествие ислама на Европу. Додик сегодня такой агрессивный не без причины, ведь он знает, что, в случае конфликта с боснийцами, получил бы поддержку некоторых европейских политиков», ‒ рассуждает аналитик.

О пережитом в Сребренице Сулягич написал биографическую книгу «Открытки из могилы». Он говорит, что, хотя война в его стране закончилась 23 года назад, она до сих пор сильно влияет на тех, кто ее пережил, а также на членов их семей.

«Бывают дни, когда я отдал бы все, что имею, за то, чтобы хоть на 5 минут оказаться в Сребренице летом 1993 года. Чтобы пройтись по городу и поздороваться со всеми теми, кого знал и кого там потерял. Бывают такие дни, и невозможно от них скрыться», ‒ говорит Сулягич.

Несмотря на все пережитое он верит, что люди, которые во время войны были по разные стороны баррикад, могут мирно сосуществовать в одной стране.

«Жить в мире возможно, но вы никогда не сможете смотреть на прошлое теми же глазами. Это будут две отдельные истории, которые не пересекаются», ‒ заключает Эмир Сулягич.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG