Доступность ссылки

Крым: борьба с непокорными 


Специально для Крым.Реалии

Сюжет оруэлловского романа «1984» воплощается в нынешнем Крыму: за посты и комментарии в соцсетях здесь уже отправляют в тюрьму. Скоро начнут сажать за мысли вслух. Особенно если эти мысли – об Украине.

Российский суд в Севастополе 4 мая приговорил активиста Игоря Мовенко к двум годам заключения в колонии-поселении за пост в социальной сети «ВКонтакте». Наказание вынесли по ст. 280 УК России – публичные призывы к экстремизму. Саму статью УК изменили сразу после «исторического воссоединения» таким образом, что любые упоминание о том, что Крым – это оккупированная территория Украины в России стали считать экстремистским высказыванием, за которое грозит до 5 лет лишения свободы.

История с Мовенко началась еще в сентябре 2016 года – тогда в центре Севастополя активиста жестоко избили за символику батальона «Азов» на его велосипеде. Вместо того, чтобы наказать нападавшего, который оказался сотрудником российского ОМОНа, севастопольский суд оштрафовал пострадавшего на 2000 рублей, признав, что наклейка на велосипеде – символика, запрещенная в России.

Попытки активиста обжаловать это решение и добиться справедливости закончились тем, что уголовне дело возбудили против самого Мовенко – теперь уже за его проукраинский комментарий, оставленный в соцсети летом того года. По словам Игоря, сотрудники ФСБ собрали «сборную солянку» из его комментариев, в одном из которых он жестко высказался в отношении предателей Украины.

«Но это был, скорее, черный юмор. И мои слова, безусловно, нельзя трактовать всерьез», – отмечал он.

Потом наследники Ежова выбили у Игоря «признательные показания» – их методы заставят заговорить даже немого. И «дело» было полностью готово. В стремлении услужить России судья Павел Крылло из Омска пошел даже дальше требований со стороны обвинения, присудив реальный срок вместо условного, как просил российский прокурор.

Игоря Мовенко осудили не просто за слова – его осудили за непокорность российской власти. Заплати он штраф и откажись от дальнейшей борьбы – глядишь, и все было бы в порядке. Припугнули бы и отстали. Конечно, взяв под особое наблюдение.

Игоря Мовенко приговорили к двум годам заключения (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:28 0:00

Приговоры за «экстремистские высказывания», которыми называют мысли об оккупации, стали печальной нормой для нынешнего Крыма. Правда, пока это были лишь условные сроки и штрафы.

Например, крымскотатарский активист Сулейман Кадыров получил два года условно за комментарий: «Крым был, есть и будет Украиной» – российский суд посчитал такие мысли проявлением экстремизма.

Ларису Китайскую, активную участницу Евромайдана в Ялте, осудили на два года условно за пост в фейсбуке – ее признали виновной в «распространении русофобских идей» (по ст. 282 УК РФ – возбуждение ненависти либо вражды, унижение человеческого достоинства»). Повод весьма надуманный – ведь в русофобии можно обвинить любого, кто публично напишет о своей нелюбви к матрешкам или кокошникам.

Крымского журналиста Николая Семену осудили на два с половиной года условно за публикацию «экстремистского толка» в Крым.Реалии. Ему также запретили заниматься публичной деятельностью.

Два года заключения в колонии-поселении присудили заместителю председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерову за слова об украинской принадлежности Крыма в эфире украинского телеканала. Правда, ему повезло немного больше, чем остальным – благодаря посредничеству турецкого президента Реджепа Эрдогана осужденному удалось вырваться из российских застенков.

За любовь к Украине и непокорность режиму был осужден и крымский фермер Владимир Балух. Срок ему дали не за пост, а за украинский флаг и табличку «Улица Героев Небесной сотни» на собственном доме. Но поскольку в российском законодательстве такой статьи нет, ему инкриминировали хранение боеприпасов, обнаруженных на чердаке во время обыска. Для начала крымчанину угрожали, проводили обыски, отправили под админарест, и, наконец, отправили на три года и семь месяцев в колонию-поселение. Но не сломали. «Родина для меня – это то же самое, что и мама, семья, дети... Я не хочу, чтобы жизнь на земле прекращалась, я не хочу, чтобы когда-то мои потомки, дети всей Украины, упрекнули меня в том, что я где-то смалодушничал, проявил слабость», – сказал он в своем последнем слове перед вынесением приговора. А потом объявил бессрочную голодовку против российского приговора, которую держит уже почти 50 дней.

«Хлебать баланду из рук оккупанта отказался» – Балух из СИЗО (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:00 0:00

Главная задача России в Крыму – сломать тех, кто может оказать сопротивление режиму

Главная задача России в Крыму – сломать тех, кто может оказать сопротивление режиму. Не только делами, но и словами, и даже мыслями. Игорь Мовенко – следующий в списке после Олега Сенцова, Александра Кольченко, Владимира Балуха и Ильми Умерова, которые получили реальные сроки за патриотизм. За то, что не предали и не сломались. А для Кремля это самое страшное. Сталинско-путинская система прочно вбивает в головы, что нельзя сопротивляться режиму – уничтожит. Что надо быть как все – винтиком в созданной ими системе. Эта рабская покорность и есть благодатная почва для режима.

И эта система все сильнее опутывает полуостров колючей проволокой страха, стремясь свести сопротивление к нулю. Каток репрессий набирает обороты. Тем более что в России закон все чаще имеет обратное действие – осуждают уже за то, что было совершено до марта 2014 года и по украинским законам преступлением не считалось.
Когда исчезнут посты в соцсетях, судить станут за мысли вслух, высказанные в очередях или маршрутках. Говорить о наболевшем будет опасно даже на кухне, если у вас тонкие стены и бдительные соседи из России, которые будут доносить за песню «ОЕ», звучащую из окон вашей квартиры. Потому что «Я не здамся без бою» – это тоже сопротивление режиму.

Кремль надеется полностью подчинить себе крымчан, взяв под контроль их мысли, активно насаждая свою картинку мира

По мере дальнейшего ухудшения жизни в Крыму (а причин для улучшения нет) сотрудники ФСБ будут все активнее искать недовольных российской властью, а суды – штамповать приговоры об «экстремизме» или «русофобии». Написал в соцсети, что при Украине зарплаты были больше – и ты уже «экстремист». Высказался против засилья «варягов-россиян» в органах крымской власти – получи срок как «русофоб».

Зачистив интернет, силовики начнут проводить рейды по домам и квартирам владельцев спутниковых антенн, чтобы выявить «вражеские» телеканалы. Когда альтернативных источников информации почти не останется, возьмутся за память, вынося приговоры за фразу «При Украине было лучше».

Кремль надеется полностью подчинить себе крымчан, взяв под контроль их мысли, активно насаждая свою картинку мира. Будем надеяться, что трагический финал оруэлловского романа не станет былью в Крыму, ведь время активно работает против России.

Евгения Горюнова, крымский политолог

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG