Доступность ссылки

Зеври Абсеитов: история политузника


Зеври Абсеитов

42-летний Зеври Абсеитов много лет работал стоматологом, поєтому в Бахчисарае с населением в 26 тысяч человек его хорошо знают – как талантливого специалиста и как примерного семьянина. А теперь еще и как политзаключенного.

12 мая 2016 года российские силовики провели обыски в Бахчисарае. Они задержали и обвинили в терроризме четверых крымских татар, в том числе и Зеври Абсеитова. Задержанных подозревают в участии в запрещенной в России исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир». Эта организация легально работает в большинстве стран мира, в том числе и в Украине. Позже всей группе вменили еще одну статью – подготовку к насильственному захвату власти. Представители «Хизб ут-Тахрир» отвергают террористические методы и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список 15 объединений, названных «террористическими».

Зеври Абсеитов. История политузника (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:37 0:00

Родился Зеври в Узбекистане в семье инженеров. Кроме него в семье было еще трое детей. В конце 80-х крымские татары начали массово возвращаться в Крым из мест депортации. Среди них был и Зеври, он тогда только окончил школу. Они с братом начали строить дом, чтобы было куда перевезти родителей. Потом Зеври забрали в армию, он отслужил в военно-десантных войсках.

Зеври с детства любил животных и всегда мечтал стать ветеринаром. Однако поступил в Симферопольский медицинский университет на стоматологический факультет. Успешно закончил учебу и даже получил приглашение на работу в Польшу, но из-за пожилых родителей решил остаться на интернатуре в Крыму.

Супруга Фатма вспоминает его рассказы о студенческих временах: «Он рассказывал, что студентом пытался вечером, ночью подрабатывать, днем учился, зубрил, на выходных приезжал и где-то еще пытался подработать, чтобы помочь семье – родители были уже пенсионеры».

После окончания учебы Зеври Абсеитова направили на работу в одну из школ Бахчисарая. Там он и познакомился с будущей супругой Фатмой.

Меня восхищала его ответственность и целеустремленность
Фатма Абсеитова

«Меня восхищала его ответственность и целеустремленность. Он очень серьезно ко всему подходил. Когда он ко мне пришел, я поняла, что он будет моим мужем, хотя он еще не делал мне предложение, даже разговоров таких не было», – рассказывает Фатма о впечатлении от знакомства с Зеври.

Главной мечтой целеустремленного и трудолюбивого Зеври было открыть свой стоматологический кабинет и построить дом для большой семьи, говорит Фатма. На достижении этих целей он не остановился, а постоянно совершенствовал свои профессиональные навыки, учился на курсах повышения квалификации и приобретал новое современное оборудование в кабинет. Зеври хотел, чтобы дети продолжали его дело.

У Зеври Абсеитова трое сыновей и дочь. Старшему сыну 13 лет, а младшему – всего пять. Несмотря на занятость, он много времени уделял детям и их воспитанию. «Малышей он очень сильно любит и очень много внимания им уделял: свою любовь к животным, уважение к старшим, любовь к нашей религии старался прививать им с самого детства, с первой минуты», – говорит супруга.

Аким, Сердар и Ислям – сыновья Зеври – за обедом
Аким, Сердар и Ислям – сыновья Зеври – за обедом

У Абсеитовых много животных: собаки, кролики, куры, попугаи и рыбки. Сейчас, когда отца уже почти два года нет дома, сыновья продолжают за ними ухаживать. Сын Сердар вспоминает, как часто отец возил их в зоопарк и на рыбалку: «Бабашка всегда на одном озере всегда карасей больших ловит, потом он их отпускает. У него были всякие рыбы: рыба-попугай и сом, – но когда бабашку моего забрали, они начали умирать и бабашка сказал, чтобы мы за ними ухаживали».

Семья долго приходила в себя после обыска и ареста отца. Фатма вспоминает о бессонных ночах и рассказывает, как боялась каждого шороха и как сердце сжималось при стуке в дверь.

Вот этот крик, эти их возгласы меня долго преследовали
Фатма Абсеитова

«Первое время было очень страшно. Дети в первые месяцы все спали со мной вместе в спальне, потому что вдруг они опять придут. В тот день, когда к нам пришли, ворота были открыты, входная дверь тоже была открыта. К нам не врывались, не ломали ничего, они уже зашли напрямую в дом, и сказали всем оставаться на местах и начался обыск. Вот этот крик, эти их возгласы меня тоже долго преследовали. Мне сын сказал один день, если бы у нас была собака, эти браконьеры к нам бы не ворвались в дом», – рассказывает женщина.

Дети по-разному переживали арест отца. Когда мама возвращалась с очередного судебного заседания, они бежали к дверям, надеясь, что следом за ней войдет и Зеври.

Весной 2017 года Фатма взяла младшего сына, пятилетнего Исляма, на свидание в симферопольское СИЗО. Это была первая встреча спустя почти год после ареста Зеври. Говорили по телефону, глядя друг на друга через толстое стекло.

Сын говорил отцу: «Я ночью приду, я все эти стекла разобью, я вас вытащу оттуда»

«Он очень готовился перед нашей поездкой: какую одежду одеть, что я буду говорить, а бабашка (с крымскотатарского «баба» – отец, – КР) меня не забыл? Когда мы пришли, вначале он долго грустными глазами на него смотрел, а потом пытался руку к этому двойному стеклу поднести, а там эта двойная решетка: хочет его коснуться, а не может. Подайте вот так вот руку, говорит, и с той стороны бабашка ему руку протягивает. Сын говорил отцу: «Я ночью приду, я все эти стекла разобью, я вас вытащу оттуда», – вспоминает она.

Исляму было 3 года, когда забрали отца. Он вспоминает, как они весело проводили время вместе: ездили наперегонки на велосипедах, играли с собакой, выезжали на пикники и прогулки, смотрели мультфильмы. Мальчик мечтает о дне, когда папа вернется домой: «Когда вы придете, мы вам сделаем большой торт и подарим. Еще у нас есть одна такая коробка в форме сердечка, мы что-то испечем, положим туда и ему отправим. А когда он придет, мы опять эту коробку найдем и опять что-то сделаем вкусненькое и ему дадим. Это будем ему сюрприз».

Десятилетняя Сабрие рассказывает, о каком подарке мечтала на день рождения: «У меня был день рождения 10 января, в этот же день был суд. Анашка (от крымскотатарского «ана» – мама – КР) уехала, а я читала дуа (молитву – КР), чтобы она приехала вместе с бабашкой. И анашка приехала, но без бабашки, мне было очень грустно».

Зеври приучал сыновей и к занятиям спортом. Старший занимался борьбой, теперь ходит на тхэквондо, а восьмилетний Сердар выиграл уже несколько соревнований по национальной крымскотатарской борьбе Куреш.

Мы старались не плакать. Если бы мы заплакали, маме и папе тоже было бы больно
Аким

Старший сын, 13-летний Аким, вспоминает первое свидание с отцом в СИЗО: он старался его подбодрить и развеселить, хвастался оценками в школе, спортивными успехами и рассказывает о заданиях, которые дал ему отец – помогать маме по хозяйству, присматривать за младшими братьями и хорошо учиться: «Мы когда в первый раз приехали на свидание, старались не плакать, потому что если бы мы заплакали, маме и папе тоже было бы больно».

Следствие уже завершено и дело Зеври Абсеитова передано в суд. Судить его и всю бахчисарайскую группу дела Хизб-ут-Тахрир будут в Ростове-на-Дону. По двум статьям уголовного кодекса России ему грозит до 20 лет лишения свободы.

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакци

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG