Доступность ссылки

Письмо как глоток свободы


Александр Костенко во время судебного заседания. Симферополь, 20 апреля 2015 года

Крымчанин Александр Костенко последние три года находится в заключении в российской тюрьме. Его дело стало прецедентом, когда в Крыму российские власти осудили человека за участие в киевских событиях 2014 года на Майдане. Правозащитный центр «Мемориал» признал Костенко политическим заключенным.

В российской колонии крымчанин читает украинские книги и следит за всеми новостями из Украины, ждет писем с родины. Для узников Кремля такие послания – глоток свободы и неоценимая моральная поддержка. Но есть одно условие – писать нужно на русском языке, иначе письма не передадут адресату.

«Привет, брат! Пишу тебе и знаю, что ты будешь рад. Будешь удивлен и будешь согрет моими словами», – так начинает свое послание к Александру украинская певица и общественный деятель Руслана Лыжичко.

Руслана Лыжичко
Руслана Лыжичко
Если бы я его увидела на Майдане, мы бы сразу, за секунду, нашли общий язык
Руслана Лыжичко

Они не встречались на Майдане, но у Русланы есть ощущение будто стояли плечом к плечу.

«Писала как родному человеку. Я просто понимала, если бы я его увидела на Майдане, мы бы сразу, за секунду, нашли общий язык. Это, знаешь, бывает кровный брат, а бывает духовный брат. Вот это – духовный брат. И ты его будешь чувствовать, даже если в жизни не видела человека. Он нигде не сломался, он нигде не предал», – делится Руслана.

Крымская история

В 2013 году крымский милиционер Костенко обнародовал схему торговли женщинами, которую, как он утверждал, организовали в Крыму влиятельные россияне и спецслужбы двух стран. Из-за угроз и давления он уволился и переехал в Киев, а когда начались столкновения на Майдане – он был в центре событий, помогал медикам.

Друг Костенко Станислав Краснов вспоминает, что после окончания противостояния на Майдане, Александр волонтером отправился на Донбасс.

А через год после событий на Майдане ФСБшники схватили Александра возле его дома в Симферополе. Во время похищения ему сломали руку, потом пытали током. В Крыму над майдановцем и бывшим милиционером устроили показательный политический процесс.

Александра Костенко доставили на судебное заседание. Симферополь, 20 апреля 2015 года
Александра Костенко доставили на судебное заседание. Симферополь, 20 апреля 2015 года

Полный зал беркутовцев и ныне экс-прокурор аннексированного Крыма, депутат Госдумы России Наталья Поклонская в роли обвинителя. Справедливого решения Александр и не ждал.

Я оправдательный не жду, потому что госпожа Поклонская заявила, что хочет посадить меня на пять лет
Александр Костенко

«Конечно, обвинительный, какой еще?! Я оправдательный не жду, потому что госпожа Поклонская заявила, что хочет посадить меня на пять лет», – говорил Костенко в суде 15 мая 2015 года.

Тогда в сторону Александра выдвинули два обвинения: якобы он кинул камень в крымского беркутовца на Майдане 18 февраля, а еще незаконно хранил дома часть ствола пистолета. Подконтрольный Кремлю суд дал Костенко четыре года и два месяца заключения.

История из российской тюрьмы

Во время процесса над Костенко продолжали издеваться в СИЗО.

«Стало от моего подзащитного известно, что его в СИЗО три дня не кормили, продолжаются избиения... Нацистский строй, установившийся в Крыму, он в принципе не вызывает никаких сомнений», – комментировал ситуацию тогда адвокат Александра Костенко Дмитрий Сотников.

Защита таки добилась сокращения срока до трех с половиной лет лишения свободы. Теперь Александра держат за две тысячи километров от дома – в колонии города Кирово-Чепецк Кировской области России.

Увидела его в 2016 году в колонии, у него правая рука нормальная, а левая – поврежденная, травмированная, совсем тоненькая
Елена Костенко

​Мать только один раз смогла увидеться с сыном. Говорит, что внешне он очень изменился, нуждается в протезировании локтевого сустава, так как рука почти не действует.

«Я когда увидела его в 2016 году в колонии, у него правая рука нормальная, а левая – поврежденная, травмированная, совсем тоненькая… и он не может даже шевелить кистью», – говорит мать политического узника Елена Костенко.

В неволе Александр заново учится шевелить пальцами, не падает духом. В библиотеке колонии нашел книги Франко и Гончара, читает на украинском. Ждет каждое письмо с воли.

Елена Костенко
Елена Костенко

Окно свободы

Часть писем, которые получил Александр в российской тюрьме, заключенный передал для сохранности родным.

Письма Александру Костенко
Письма Александру Костенко
Многие думают, что никому не нужны, а когда к ним начинают приходить письма, у них поднимается настроение
Евгений Костенко

«Они (политузники – КР) многие думают, что никому не нужны, а когда к ним начинают приходить письма, у них поднимается настроение… Это из Австралии: «Привет, друг, я не говорю по россии, это переводчик Googl так, извините. Есть люди, как я, в Австралии думает о вас. Джоан», – зачитывает одно из тех писем брат политического узника Евгений Костенко.

Мама за Сашу написала ответ всем людям, которые присылали ему письма поддержки, так как его ответы из колонии не отправляют.

«Через полгода ему сказали: «Забери свои конверты, мы их не отправили», – говорит мать.

Все звонки из колонии для Саши платные, когда дозванивается, он просит родных рассказывать ему о важных событиях в Украине.

«Я ему выписываю новости и читаю бегущую строку новостей украинских, он слушает – так, кратенько», – рассказывает Елена Костенко.

Беда не приходит одна

Арест Александра аукнулся всей семье. Когда Сашу забрали, у мамы Елены случился инсульт. Отец, Федор, пропал без вести. Мужчина ездил в Киев, чтобы рассказать о том, как пытали сына представители ФСБ в Крыму. Отец Александра исчез по дороге домой, когда въехал на аннексированный полуостров. Последним с ним разговаривал по телефону младший сын Евгений.

Фотографии отца Александра Костенко
Фотографии отца Александра Костенко

​«Я ему позвонил перед поездом. Он сказал: «Я еду в Симферополь, убегай… пока я не приеду, чтоб ты не пересекся с ФСБшниками... потом я приеду – будем разбираться». И он не приехал», – помнит последний разговор Евгений.

Евгений Костенко
Евгений Костенко

Спустя почти три года об отце больше вестей не было. Но родные и родственные духом не теряют надежду на лучшее.

«Для нас каждый политический узник – это наша сила, это наш дух. Не просто не забывать их или писать им письма, а опираться на них. Они для нас – авторитет. Они для меня – авторитет», – говорит, завершая послание Александру Руслана.

Заключение Александра должно закончиться в августе этого года. Его возвращения ждут.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG