Доступность ссылки

The Conversation: «Иностранные студенты стали новым оружием России в Холодной войне»


©Shutterstock

Американское издание Newsweek пишет об угрозе ультраправых экстремистов в Украине. Британско-австралийское издание The Conversation объясняет, как Россия использует иностранных студентов как новое оружие в холодной войне. А автор CPJ рассказывает, что после инсценировки в Киеве смерти Аркадия Бабченко многие журналисты чувствуют себя в опасности.

Американское издание Newsweek пишет об угрозе ультраправых экстремистов в Украине.

Существование этих групп не является чем-то новым: они были и в 1991 году, когда Украина обрела независимость. Новый отчет правозащитной организации Freedom House отмечает: эти группы стали намного активнее и наносят вред украинской демократии.

Пока они не имеют достаточной поддержки, чтобы превратиться в значимую организованную политическую силу, но, согласно отчету, «чиновники правоохранительных органов в Украине позволяют им угрожать гражданскому обществу и действовать безнаказанно», говорится в статье.

Автор отмечает: российская пропаганда часто пытается изобразить эти ультраправые силы намного более влиятельными, чем есть на самом деле. В России постоянно говорят о том, что именно ультраправые группы в Украине руководят правительством и несут ответственность за протесты на Майдане 2014 года, которые сбросили пророссийского президента Виктора Януковича.

«Когда Россия говорит об Украине, ее общее описание состоит в том, что власть после Майдана является фашистской. Это очень резонансный нарратив в постсоветских странах, особенно в путинской России, опирающейся на победу СССР над нацистской Германией как на фактор пропаганды дома», ‒ цитирует автор Нину Янкович, эксперта по российской дезинформации.

«Ультраправые группы в Украине действительно существуют, так же как и во многих других государствах на Западе, но они не контролируют правительство, как утверждает Россия. Однако Россия по-прежнему использует их появление и деятельность как «доказательство», что Украина после Евромайдана ‒ неудачное фашистское государство», ‒ пояснила Янкович.

На самом же деле Москва идеологически поддерживает некоторые ультраправые группы в Украине, отмечает автор. Например, «Нацдружины» ‒ полувоенная группа, пообещавшая «восстановить порядок» в Украине. Члены этой организации выразили возражения относительно присоединения Украины к ЕС или НАТО, что является политической позицией, соответствующей российской региональной стратегии, говорится в статье.

Есть также и ряд других групп, оппозиционно настроенных к Москве. И они выступают против ЛГБТ-активистов ‒ так же, как это делают российские ультраправые группы, отмечает автор.

В отчете, который для Freedom House написал украинский политолог Вячеслав Лихачев, утверждается: с 2014 года ультраправые группы используют патриотизм для поощрения и легитимизации использования радикальной и националистической символики, и эту угрозу следует воспринимать серьезно.

Британско-австралийское интернет-издание The Conversation объясняет, как иностранные студенты стали новым оружием России в так называемой второй Холодной войне. Автор статьи отмечает: сейчас в России учится 243 тысячи 752 студента, и не просто так: они являются инструментом геополитики.

Россия научилась политизировать студентов. Например, не так давно правительство попросило российских студентов, обучающихся за рубежом во «вражеских» странах, вернуться домой. И это было не только с Великобританией после того, как Кремль обвинили в отравлении бывшего двойного шпиона Сергея Скрипаля и его дочери, но и с Турцией в 2015 году. Тогда на границе между Сирией и Турцией сбили российский военный самолет. Москва сразу начала призывать своих студентов возвращаться, говорится в статье.

«Эта политизация российского высшего образования началась еще во времена Холодной войны, когда программы обмена стали чрезвычайно важными, особенно с появлением коммунистических режимов в Центральной и Восточной Европе. Когда в Африке, Азии и Латинской Америке в середине 20-го века начали распространяться антиколониальные движения, СССР увидел в этом возможность распространить свою деятельность на развивающиеся страны», ‒ поясняет автор.

Поэтому тактика России не является чем-то новым: Советский Союз рассматривал международный набор студентов как важный инструмент для выполнения своих экспансионистских намерений и способ получения преимущества над конкурентами, говорится в статье.

Сегодня Россия акцентирует внимание на студентах из стран СНГ и выделяет на это существенное финансирование. В амбициях ‒ также страны Азии, Африки и Ближнего Востока. «Министерство образования и Министерство иностранных дел надеются, что это поможет «улучшить эффективность мягкой силы России», ‒ отмечает автор.

На сайте Комитета защиты журналистов (CPJ) корреспондент Крис Миллер пишет, что после инсценировки смерти российского журналиста Аркадия Бабченко в Киеве журналисты чувствуют себя в опасности. А обнародование списка из 47 журналистов и блоггеров, которые якобы являются потенциальными жертвами российских спецслужб, только усилило беспокойство, отмечает автор. Журналисты и до этого не чувствовали себя в безопасности, но теперь ситуация усложнилась.

Миллер собрал комментарии различных украинских журналистов о ситуации. Среди них ‒ главный редактор журнала «Новое время» Виталий Сыч. Он отмечает: кроме эмоциональной стороны ситуации, есть и рациональная. «Действительно стоит ли обмануть весь мир и всех украинцев ради этой постановочной операции? Я так не думаю. Я не говорю, что СБУ должна была позволить, чтобы убийца выполнил свою работу. Я говорю, что постановка убийства известного журналиста и удерживание всего мира обманутым течение целой ночи и дня ‒ это по-детски», ‒ цитирует автор Сыча.

Ольга Руденко, главный редактор англоязычного издания Kyiv Post, считает, что ситуация с Бабченко подрывает авторитет украинской власти. «Мы хотя бы привыкли верить им, когда они сообщали, что кто-то мертв», ‒ говорится в статье.

Репортер «Общественного ТВ» Настя Станко сказала: «Я чувствую себя так же, как и перед ситуацией с Бабченко: тогда я не чувствовала себя в безопасности, и сейчас не чувствую. Частично это обусловлено убийством Павла Шеремета. Мы еще не знаем, кто это сделал».

Другие журналисты отмечают: теперь международные партнеры будут ставить под сомнение надежность любой информации, поступающей из Киева.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG