Доступность ссылки

Что делать с русским языком в Украине? Кто такие русскоязычные украинцы? Почему жители восточных регионов страны до сих пор имеют советскую ментальность? Об этом в эфире «Дневного шоу» на Радио Крым.Реалии говорим с украинским писателем Андреем Курковым.

– Вы русскоязычный украинский писатель – наверное, единственный на постсоветском пространстве, чьи книги попадали в топ-10 европейский бестселлеров. Но с точки зрения современной российской доктрины, вас быть не должно, потому что русскоязычный украинский писатель – это оксюморон.

– В России меня и нет, книги под запретом уже давно. Поэтому я спокоен. Я есть в украинском пространстве, представляю Украину во всем мире и чувствую себя вполне комфортно. Мне не приходится кривляться, подстраиваться, маскироваться под кого-то. Я всегда говорю, что я украинский русскоязычный писатель. Иногда добавляю, что русского происхождения, потому что русскоязычие не означает этническую принадлежность.

– И как вам живется сегодня в этой множественной идентичности?

– Менее комфортно, чем до оккупации Крыма и начала войны на Донбассе, но все равно живется. Человек, особенно с такой украинской анархической ментальностью, адаптируется к условиям и учится сразу вживаться в новые условия и выживать в них.

– Возможен ли русский язык без России?

– Я уже 20 лет говорю, что русский язык без России вполне может существовать. С русским языком произошло то же, что с французским 150-160 лет назад, когда возникла франкофония и культурное пространство французского языка рассыпалось по миру. И французское правительство или академики не могут контролировать развитие языка в Квебеке или в странах Магриба. Но они все равно поддерживают этот франкоязычный мир, даже если не согласны с политиками этих стран.

Андрей Курков (архивное фото)
Андрей Курков (архивное фото)

– В Украине звучит возражение, что русский язык является пространством битвы за визии будущего. И что язык выполняет, в том числе с подачи Москвы, роль идеологического оружия.

– Русификация Украины еще в царское время – это то же самое. Это была экспансия империалистического пространства на те территории, которые могли бы сопротивляться политике империи. Естественно, что Россия хочет использовать русский язык для политических целей. Но в Украине есть несколько видов русскоязычных людей: есть этнические русские, есть представители советского прошлого ментального, для которых русский язык – неуходящая ценность. Русский язык остался языком межнационального общения в тех регионах Украины, где разные этнические группы сосуществуют вместе, – Закарпатье, Бессарабия.

Я бы не сваливал в кучу всех русскоязычных, как хотят сделать в Кремле

Киевские русскоязычные отличаются от харьковских русскоязычных: по проценту пророссийскости, по уровню политической активности и пассивности, по уровню недовольства украинской независимостью, а точнее – властью. Поэтому я бы не сваливал в кучу всех русскоязычных, хотя это хотят сделать в Кремле, чтобы ими командовать. Посмотрите на русскоязычных Литвы, которые интегрировались в литовское политическое и социальное пространство, стали гражданами-патриотами, и никто у них не отбирал русский язык.

– Каким бы вы хотели видеть русский язык в Украине через 20 лет?

Я бы хотел, чтобы не было разделения на русскоязычных и национальные меньшинства

– Я бы хотел, чтобы он был языком этнических русских. Чтобы они стали легальным национальным меньшинством, как венгры, болгары, гагаузы и так далее. Чтобы не было разделения на русскоязычных и национальные меньшинства. Ведь именно эта красная тряпка русскоязычия вызывает агрессию у национально заточенных граждан Украины, которые боятся, что русскоязычные – сторонники Российской империи.

– Тогда русский язык перестанет быть оружием по продвижению имперского дискурса?

– Я думаю, да.

– Есть ли русскоязычная литература в Украине? Или это только Андрей Курков?

– Почему? Масса. Просто о ней никто не пишет принципиально. Есть украинские литературные сайты, которые не упомянут ни одного русскоязычного автора. Есть журналы, которые никогда не напишут рецензию на его книгу. То есть живет параллельная литература, о которой знают те, кто ее читают, знают в регионах. Харьков, Днепр, Одесса – это очень активные регионы русскоязычной литературы.

– Вы часто говорите о том, что Украине стоит заявить свои права на русский язык. В том числе, чтобы размыть монополию России на русский язык. Расскажите об этом подробнее.

– У нас есть два института, которые занимаются языком. Это Институт украинского языка Академии наук и Институт языкознания имени Потебни. В одном из них можно было бы сделать офис или маленький институт русского языка Украины, чтобы ученые анализировали сначала разговорную речь в разных регионах страны и на основе этого составляли правила русского языка на территории Украины.

– Что бы это дало Украине?

– Отрезало бы наших славистов от российской академии наук, дало бы инструмент защиты украинского русского языка от российских академиков, которые все исправляют на свой лад и решают, как правильно. Если сравнивать с сегодняшними процессами, это бы создало автокефалию русского языка на территории Украины. Я думаю, что возникло бы даже желание у авторов развивать украинский вариант русского языка.

– Украина постоянно ищет некий идентичностный забор, которым хочет отделить себя от пространства бывшей империи. И одним из инструментов воспринимает украиноязычие. Возможно, поэтому идею создания украинского русского воспринимают в штыки?

– Моя идея была воспринята в штыки в том числе и русскими филологами в Харькове и некоторых других городах. Они испугались, что их из-за этого не будут приглашать на конференции в Россию.

Андрей Курков (архивное фото)
Андрей Курков (архивное фото)

– На ваш взгляд, каким будет пространство русскоязычия в Украине лет через 20?

У всех россиян в голове – образ великой России, у каждого украинца – образ хорошей, любимой Украины. Не великой, а удобной, сытой, счастливой

– Уменьшится, это естественный процесс. Насколько? Может, на 50%, может, на 40, может, на 30. Здесь очень важно, чтобы те, кто останется, становились активными, реальными гражданами Украины. Грубо говоря, были политическими украинцами. Если они граждане Украины, но политические россияне, им здесь делать нечего.

– Почему в 2014 году многие русскоязычные украинцы приняли Украину, а не Россию? Почему не сработала ставка Кремля?

– Потому что они уже находились на ментальной территории Украины. У нас есть граница с Россией, а есть граница советской и украинской ментальностей, которая разрезала Украину пополам 20 лет назад, а за последнее время сдвинулась на восток. И если б не было войны, еще через 10-15 лет она бы дошла до границы государственной – и у нас не было бы проблем. Сумская, Черниговская области, Донбасс являются советской диаспорой. Украинский язык так и останется для них чужим, пока их не сменит поколение людей с другой ментальностью.

– Что для вас сегодня европейская Украина? Какой ее нарратив?

– Нарратив один – это историческая матрица украинской анархии с элементами демократии, с выборами гетманов и постоянными интригами. Минус этого нарратива – это неуважение к любой избранной власти и к любым принятым законам. Плюс – невозможность установления диктатуры и причесывания одной расческой всего населения. У всех россиян в голове – один образ великой России, у каждого украинца – свой образ хорошей, любимой Украины. Не великой, а удобной, сытой, счастливой.

(Текст подготовила Катерина Коваленко)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG