Доступность ссылки

Лига Сулькевича. Литовские татары у власти в Крыму. Часть 2


Сулейман Сулькевич

Специально для Крым.Реалии

(Продолжение, предыдущая часть здесь)

100 лет назад, 25 июня 1918 года в Крыму начало свою деятельность первое Краевое правительство – переходный орган власти полуострова в бурные годы войн и революций. Интересной особенностью этого правительства была работа в нем на руководящих постах не крымских, а литовских татар во главе с премьером Сулейманом Сулькевичем. Как они оказались на полуострове, и чем закончился этот интернациональный эксперимент – читайте в цикле эксклюзивных материалов на Крым.Реалии.

Сулькевич. Командир 1-го Мусульманского корпуса

Итак, 27 февраля 1917 года генерал-лейтенант Матвей Сулькевич возглавил 37-й корпус, заслуженно поднявшись почти до самого верха военной иерархии Российской империи… и ровно в тот же день Февральская революция победила в Петрограде. До отречения Николая ІІ от престола и начала новой эпохи в стране оставалось три дня.

После революции фронтовые соединения оказались в трудной ситуации. Антивоенная агитация и пропаганда большевиков деморализовала солдат, уставших от трехлетней борьбы, а офицеры потеряли свой авторитет. В этих условиях особую популярность приобретает идея создания «национальных» частей, в которых только что получившее власть Временное правительство видело опору фронта, а революционные движения окраин Российской империи – ядро будущих собственных армий.

Первый Всероссийский мусульманский съезд потребовал от правительства создания отдельных мусульманских частей, прохождения их солдатами службы на территории проживания

Среди 14,5 миллионов солдат, мобилизованных в российскую армию, насчитывалось до 1,5 миллионов мусульман. Уже в марте 1917 года прошли первые собрания и были сформированы инициативные группы по созданию отдельных воинских частей, состоящих из исповедующих ислам солдат. С 1 по 11 мая того же года в Москве прошел первый Всероссийский мусульманский съезд, потребовавший от правительства не только создания отдельных мусульманских частей, но и прохождения их солдатами службы на территории проживания. Затем в Казани прошел 1‑й Всероссийский военный мусульманский съезд, принявший 19 июля резолюцию о создании Всероссийского Мусульманского военного Шуро («Совета») и мусульманских гарнизонных, дивизионных и армейских комитетов. Кстати, первый крымскотатарский мусульманский комитет возник по инициативе Номана Челебиджихана и Джафера Сейдамета еще в конце марта в Одессе.

Не остался в стороне от новых веяний и Сулькевич – еще в мае 1917 года он завязал контакты с представителями Шуро. По свидетельству юриста и публициста Леона Кричинского его биографии мы еще вернемся), в том месяце на квартире одного из петроградских мусульман прошла тайная встреча нескольких делегатов Шуро с Сулькевичем, на которой тот якобы изложил свой план создания отдельного мусульманского корпуса и его деятельности после окончания мировой войны. По мнению Кричинского, уже тогда Сулькевич намеревался использовать корпус для помощи в национальном возрождении крымским или казанским татарам.

Установка Временного правительства на войну до победного конца энтузиазма, разумеется, ни у кого не вызвала. Т.н. «июньское наступление», последнее для российской армии в Первой мировой, окончилось неудачей. Это, а также внутренние разногласия во власти привели к «июльскому кризису», т.е. попытке левых сил свалить правительство, закончившейся стрельбой на улицах Петрограда и разгромом системы советов. Действия большевиков, в свою очередь, спровоцировали мятеж генерала Лавра Корнилова и его неудачный поход на столицу в конце августа 1917 года.

Временное правительство 15 сентября 1917 года разрешило Шуро сформировать из уже существующих отдельных мусульманских рот полноценную дивизию

Но как ни парадоксально, мусульманскому военному движению разгром «корниловщины» оказался на руку – за активное участие в ликвидации мятежа Временное правительство 15 сентября 1917 года разрешило Шуро сформировать из уже существующих отдельных мусульманских рот полноценную дивизию. В конце сентября речь шла уже о трех дивизиях: в Казанской, Уфимской и Таврической губерниях, а затем эту волну было не остановить – до середины ноября «мусульманизировались» в общей сложности до 9 пехотных и кавалерийских дивизий.

Так, 25-29 октября 1917 года в Симферополе прошел съезд солдат-мусульман Одесского военного округа, сформировавший «Окружной комитет для военных чинов-мусульман», который должен был способствовать созданию новых мусульманских воинских частей. Забегая вперед, следует заметить, что к середине декабря было предусмотрено создание трех мусульманских корпусов: 1-го на Румынском фронте, 2-го в Казани (так и не был сформирован) и 3-го в Закавказье.

Однако в карьере самого Сулькевича в этот момент произошло нечто странное – 20 сентября 1917 года он был отстранен от командования своим 37-м корпусом и зачислен в резерв при штабе Двинского военного округа. Готовили ли его к повышению или он стал жертвой политических игр вокруг мусульманского движения в армии – неизвестно. В любом случае, отставка продолжалась недолго – 7 октября генерал вернулся на свой пост.

Но в этот раз побыть командиром Сулькевичу довелось недолго. 25 октября (7 ноября по новому стилю) 1917 года Временное правительство было свергнуто большевиками, однако новая власть в первый месяц продолжила национально-религиозное переформатирование армии. Момент был критический. В начале ноября в Ставку поступали сведения о том, что тюркских солдат всех фронтов сильно беспокоит замедление решения вопроса о формировании новых мусульманских частей. Шуро то просило, то угрожало, что мусульмане вовсе будут отозваны с фронта. 10 ноября в «Известиях Всероссийского мусульманского совета» был опубликован написанный Сулькевичем «Меморандум в деле формирования на Румынском фронте трех мусульманских дивизий». И вот, наконец, 19 ноября Главнокомандующий Николай Духонин, ранее неодобрительно относившийся к самой этой идее, издал приказ о немедленном формировании мусульманского стрелкового корпуса из добровольцев со всех фронтов Европейской части России. Эта новость позже была напечатана в газетах:

1-й корпус будет пополняться более молодыми силами. Далее будут формироваться другие мусульманские корпуса
Главнокомандующий Николай Духонин

«Сформирование мусульманского корпуса идет усиленным темпом. Первый корпус формируется на Румынском фронте 3-дивизионного состава с артиллерией, кавалерией и тыловыми учреждениями… Сделаны соответствующие распоряжения штабом фронта, и 1-й корпус будет пополняться более молодыми силами. Далее будут формироваться другие мусульманские корпуса. Прошу энергичной работы, ибо это начало новой жизни в истории мусульманства в России».

Тем же приказом было назначено и руководство корпусом. Командующим, разумеется, стал Сулькевич (вероятно, в этот момент наряду с «официальным» именем Матвей он стал пользоваться и «мусульманским» Сулейман), его ближайшим помощником – инспектором артиллерии корпуса – генерал-майор Александр Степанович Мильковский, кстати, тоже мусульманин (и к его биографии мы еще вернемся). Им было поручено «немедля отбыть в ставку генерала Щербачева, командарма Румфронта, и спешно приступить к формированию, для чего из каждого фронта выделяется по 7 000 мусульман в их распоряжение». Начальником штаба корпуса стал, по сообщению Кричинского, полковник Юзеф Базаревич, но тут, возможно закралась ошибка. Из российских офицеров, подходящих на эту должность, мы знаем служившего в штабе Румынского фронта Владимира Иосифовича Базаревича (вероисповедание неизвестно), квартирмейстера штаба 8-й армии в Могилеве-Подольском Александра Халильевича Базаревского (литовского татарина) и, в наибольшей степени вероятного кандидата, – Осипа Давидовича Базаревского, начальника инженерных снабжений армий Румынского фронта, также литовского татарина. Разрешение этого вопроса оставим будущим исследователям.

При штабе фронта была создана специальная мусульманская комиссия, куда вошли представители мусульманских корпусных и армейских комитетов и военные специалисты

С целью провести спешно формирование корпуса при штабе фронта была создана специальная мусульманская комиссия, куда вошли представители мусульманских корпусных и армейских комитетов и военные специалисты. По решению Шуро была разработана форма офицеров и солдат-мусульман. Предлагалась комбинация эмблем общемусульманских и татарских (полумесяц со звездой, лук и стрелы – эмблема Золотой Орды). Офицеры корпуса, который собирались официально назвать «1-м армейским имени Чингисхана мусульманским корпусом», должны были носить такую эмблему: на голубом поле натянутый лук со стрелой. Был даже сочинен гимн корпуса.

Первоначально для комплектования 1-го мусульманского корпуса предназначались штабы 36-го, 40-го и 7-го армейских корпусов, а также подразделения 13-й, 23-й, 25-й, 41-й, 48-й и 191-й пехотных дивизий, 2-й стрелковой и 3-й Туркестанской дивизий, в которых «национализация» шла с конца сентября. Впрочем, из-за логистических трудностей в составе корпуса в конце декабря реально оказались лишь 191-я пехотная, 13-я пехотная и 3-я Туркестанская стрелковая дивизии, переименованные в 1-ю, 2-ю и 3-ю Мусульманские стрелковые дивизии соответственно. Примечательно, что 2-я бригада 13-й пехотной дивизии состояла из 51-го Литовского и 52-й Виленского полков, ранее расквартированных в Крыму. На вооружении корпуса были переданы 144 легкие пушки, 24 гаубичные мортиры, аэропланы, броневики и значительные денежные средства, а его номинальная численность составляла 20 тысяч солдат, хотя в реальности оказалось под ружьем значительно меньше. Штаб Сулькевича первоначально (до середины декабря) располагался в Яссах – на румынской территории.

Условия формирования корпуса оказались, как это ни парадоксально, весьма благоприятными

Условия формирования корпуса оказались, как это ни парадоксально, весьма благоприятными. Да, 5 декабря большевики запретили национализацию армии, но это только подхлестнуло российских мусульман записываться в уже созданные части. Более того – российский командующий Румынским фронтом (главкомом был румынский король) Дмитрий Щербачев отказался признать советскую власть, а Украинская Народная Республика надежно отгораживала его тылы от России – Центральная Рада назначила Щербачева командующим всем фронтом от Черного моря до Беларуси. И, наконец, еще 26 ноября (9 декабря) 1917 года в Фокшанах было заключено локальное перемирие с австро-немецкими войсками, прекратившее боевые действия в Румынии. Таким образом, крупное и боеспособное соединение Сулькевича просто не имело врагов.

А о том, как 1-й Мусульманский корпус планировали использовать в борьбе за Крым и почему не смогли этого сделать, мы поговорим в следующий раз.

P.S. Все даты, если не указано иное, даны по старому стилю.

Продолжение следует.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG