Доступность ссылки

«Пытки – системная практика»: почему в крымских тюрьмах избивают заключенных


Керченская исправительная колония

Больше 70 осужденных, отбывающих наказание в исправительной колонии № 2 города Керчь, пожаловались на избиения со стороны сотрудников администрации и подчиняющихся им заключенных. Узники рассказали, что их бьют в помещениях без видеокамер: в комнате дежурной части, в помещении для досмотра при штрафном изоляторе, а также в служебных кабинетах.

В побоях и издевательствах, по словам заключенных, участвуют старший дежурный отряда № 3 Михаил Фомин и старший дежурный карантинного отделения Бекир Ахмет Энвер-оглы. Из-за избиений двое осужденных пытались совершить самоубийства. Общественная наблюдательная комиссия и сотрудники прокуратуры проводят внеплановые проверки исправительной колонии.

Российский правозащитник, руководитель организации «Русь сидящая» Сергей Шаров-Делоне уверен, что до публики не доходит информация и о десятой части избиений в российских колониях.

– В российских тюрьмах это довольно частая вещь – фиксировать избиения не так просто. Делать все надо очень оперативно, пока следы видны, и только если будет уверенность, что заключенные не сдадутся и не откажутся от своих показаний. Нужно также оперативное и уверенное вмешательство адвокатов снаружи. Только такое сочетание дает хоть какую-то надежду, что дело не положат под сукно, а самих заключенных не обвинят в ложном доносе на сотрудников колонии. Количество дел по 36-й статье – «заведомо ложный донос» – стремительно растет. Так система мстит людям, запугивает их и не дает говорить.

Чем больше огласки, тем больше шансов. Чем больше мужества, тем больше шансов помочь
Сергей Шаров-Делоне

В Крыму ситуация плохая – хуже, чем в регионах России. На отобранном полуострове она проводит очень жесткую политику в отношении проявлений инакомыслия в любом смысле слова – не обязательно политическая, а еще национальная, как с крымскими татарами.

Сергей Шаров-Делоне констатирует, что в системе ФСИН нет никаких институтов гражданского общества, которые могли бы оказывать хоть какое-то сопротивление подобным злоупотреблениям.

– Чем больше огласки, тем больше шансов. Давление на заключенных, которых заявляют об избиениях, огромное, потому что они находятся в полной зависимости от сотрудников ФСИН. Чем больше мужества внутри, тем больше шансов снаружи помочь.

Правозащитница, эксперт по международному праву Евгения Андреюк поясняет, почему широкая публика раньше не слышала о проблемах керченской колонии.

В камерах люди спят по очереди, без вентиляции, проблемы с оказанием медицинской помощи
Евгения Андреюк

– В Крыму четыре основных пенитенциарных учреждения: СИЗО Симферополя, колония там же, колония и колония-поселение в Керчи. Естественно, у нас больше всего информации о СИЗО Симферополя, потому что там находится множество политзаключенных, ожидающих суда. От их адвокатов мы хоть что-то знаем о ситуации в учреждении. Это СИЗО и до аннексии Крыма было одним из худших пенитенциарных учреждений Украины, но тогда были поблажки в самой системе, и заключенные чувствовали себя не так ужасно, как теперь. При России СИЗО Симферополя стало ужасно переполненным, в камерах люди спят по очереди, без вентиляции, есть проблемы с оказанием медицинской помощи. Если человек серьезно заболел, это может стать смертельным приговором.

Евгения Андреюк отмечает, что, по информации правозащитников, крымских заключенных избивали приезжие россияне.

Пытки – системная практика как в местах лишения свободы, так и де-факто властей Крыма
Евгения Андреюк

– Один осужденный, который там был по политическому делу, а сейчас находится в безопасности, рассказывал про садизм в учреждении. Приезжали сотрудники из Омска и целенаправленно издевались над заключенными. Основной тезис нашего отчета заключается в том, что пытки – системная практика в Крыму, как в местах лишения свободы, так и де-факто властей. Мы говорим о пытках для получения показаний по политически мотивированным делам, для склонения к сотрудничеству с силовыми структурами, для доносов, для запугивания людей, имеющих нелояльную к России позицию. Общественная наблюдательная комиссия, которая работает в Крыму, не является независимой и эффективной. Это отличает Крым от других территорий в самой России.

Юрист, экс-уполномоченная по правам человека Верховной рады Украины Валерия Лутковская указывает на разницу между украинской и российской системой контроля над происходящим в тюрьмах.

– Первое и основное нарушение прав человека в Крыму – те крымчане, которые отбывали наказание на территории полуострова в соответствии с украинским законодательством, после аннексии полуострова были перемещены в Россию. Были потеряны родственные связи, возможность ресоциализации, и так далее. Это ведь тоже права человека! России было бы правильнее, даже с точки зрения соблюдения международных обязательств, создать такой национальный превентивный механизм, как тот, который был создан в Украине в 2012 году. Именно он дает возможность оценить причины бунтов, ведь в Украине мы можем это сделать – понять, что происходит: администрация систематически нарушает права человека, условия содержания ненадлежащие, плохое питание и так далее. Но главное – мы можем повлиять на ситуацию.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG