Доступность ссылки

Авария «Союза»: частный случай или системный кризис?


Запуск ракеты «Союз» на космодроме «Байконур». Казахстан, 11 октября 2018 года

NASA выразило благодарность российским спасателям за эвакуацию экипажа «Союза», на борту которого находились американский астронавт Ник Хейг и российский космонавт Алексей Овчинин, сообщают СМИ со ссылкой на представителя ведомства Кини Тодда.

Ранее стало известно, что Следственный комитет России возбудил уголовное дело по факту аварии ракеты-носителя корабля «Союз МС-10». В СМИ также отмечают, что это первый подобный случай в новейшей истории российской космонавтики применительно к пилотируемым кораблям.

По предварительным данным, авария произошла после отделения первой ступени ракеты-носителя. Планировалось, что Овчинин с Хейгом проведут на орбите 187 суток.

В ходе полета Овчинин вместе с другим российским космонавтом Сергеем Прокопьевым собирались выйти в открытый космос в середине ноября.

Одной из их главных задач было обследование «Союза МС-09», в обшивке которого в конце августа обнаружили отверстие.

Независимый эксперт, кандидат технических наук Вадим Лукашевич считает, что в контексте падения общей культуры производства в космической отрасли нынешняя авария, безусловно, взаимосвязана с другими последними неудачами в космической отрасли. При этом он особо отметил, что подобные ситуации не происходили очень давно.

Совершенно нетипичная авария. На уровне таблицы умножения
Вадим Лукашевич

«В фильме «Укрощение огня» демонстрируется хроника, где как раз есть такой же случай, когда один блок просто отвалился. Но это произошло в 1960-ые годы. С тех пор таких проблем не было, в принципе. Тем более, что эта ракета раньше проявляла себя практически безупречно. Все ее модификации – «Спутник», «Восток», на котором летал Юрий Гагарин, «Восход» и другие – имеют именно такой узел отделения, такое расположение блоков первой ступени. В общем, совершенно нетипичная авария. На уровне таблицы умножения», – отметил эксперт.

Почему и отчего произошла авария, надо разбираться, подчеркнул Лукашевич. По его мнению, причина будет установлена достаточно быстро.

«На этом фоне радует безупречная работа системы аварийного спасения. В истории нашей космонавтики такая система сработала третий раз, и снова удачно. Первый случай произошел в 1975 году, когда не вышел с орбиты «Союз-18». Там ситуация была гораздо сложнее. Потому что авария произошла на участке работы третьей ступени, а это уже совсем другие высоты и скорости. Шансов у космонавтов выжить тогда было немного. Они приземлились в Алтае, сорвавшись в баллистический спуск. Перегрузка была порядка 26 единиц – это фактически за пределами возможностей человека. Выжили чудом», – говорит эксперт.

Также эксперта порадовала оперативность в предоставлении информации: «Еще не приземлились космонавты, а информагентства уже сообщили о случившемся. Это тоже шаг вперед. Потому что, допустим, случай 1975 года был надолго засекречен».

По данным СМИ, это тринадцатый крупный провал России в космосе, начиная с 2010 года.

О том, налицо ли системный кризис в космической сфере России, Вадим Лукашевич рассуждает осторожно.

«Если у нас ракеты, допустим, улетают с «Восточного» – это системный кризис или просто разгильдяйство, азимут перепутали? Так что я бы не стал ставить диагноз – системный кризис, и все. Но то, что ситуация в нашей космической отрасли крайне неблагополучная, это, безусловно, так. Скажу больше. У меня есть старые друзья, еще по Московскому авиационному институту, которые на Байконуре готовили эту ракету к пуску. И они открытым текстом говорят, что сложилась дичайшая картина: сплошь и рядом нарушение техники безопасности, технологии, работать стало просто невыносимо тяжело. Того нет, этого нет, все наперекосяк. И это было сказано за несколько дней до старта – как раз когда проходила сборка отдельных блоков ракеты. Они сравнивают это с советским временем. У меня сердце тогда екнуло», – отмечает Лукашевич.

Это, конечно серьезный удар по реноме страны, считает эксперт.

Полеты единственного средства доставки на МКС приостановлены на неопределенное время.

В этой связи руководитель Института космической политики, эксперт кластера «Космос» фонда «Сколково» Иван Моисеев в комментарии русской службе «Голоса Америки» подчеркнул, что авария скажется и на сроках последующих запусков.

На каждую станцию теперь смотришь с опаской, как бы чего там не случилось
Иван Моисеев

«Сейчас комиссия должна во всем разобраться. Вопрос, сколько ей на это потребуется времени. Если это делать в авральном порядке, то уйдет где-то месяц. Запуск следующего экипажа станет возможным только после окончания работы комиссии и исправления тех недостатков, которые привели к аварии», –заявляет эксперт.

В то же время, полагает Иван Моисеев, на российско-американском сотрудничестве в целом это не отразится: «Потому что такие вещи, так или иначе, предвидятся. Были уже и аварии грузовых кораблей. Так что это не то чтобы чересчур большая неожиданность (для специалистов). Во всяком случае, существует представление, как действовать дальше. Выяснят, в чем дело, и пошлют следующий корабль».

Руководитель Института космической политики также напомнил, что нынешний руководитель «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин еще в 2012 году сказал, что в отрасли наблюдается системный кризис.

«Он (Рогозин – КР) тогда был вице-премьером правительства, ответственным за космос – это самый высший пост в космической иерархии. Системный кризис был на многих предприятиях и по многим направлениям. А поскольку с того времени по настоящее ничего для преодоления этого кризиса не делалось, то нынешняя авария почти закономерна. На каждую станцию теперь смотришь с опаской, как бы чего там не случилось», – рассказывает Моисеев.

Конечно, слава богу, что обошлось без человеческих жертв и аварийная система сработала надежно, говорит эксперт.

«Не может же сразу все рухнуть, поэтому выходит из строя по частям», – невесело пошутил он.

Госкорпорация «Роскосмос» создала аварийную комиссию для расследования чрезвычайного происшествия.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG