Доступность ссылки

«Побои, оскорбления, стрельба»: как российские военные тренируют журналистов в Крыму


Учения для журналистов «Бастион» в Нижегородской области в июне 2014 года, иллюстрационное фото

Редактор российского агентства «РИА Новости» Святослав Павлов получил сотрясение мозга на тренингах в Крыму. Он утверждает, что над ним и его коллегами издевались российские морпехи. Попытки Святослава Павлова привлечь виновных к ответственности обернулись для него волной публичных унижений со стороны журналистского сообщества. Активно участвуют в этом и крымские журналисты, которые ранее тоже пострадали на таких же тренингах, но при этом утверждают, что им все понравилось.

Тренинги, о которых идет речь, ежегодно проходят в России, а с 2014 года и в Крыму. Учебно-практические курсы «Бастион» организовывает Союз журналистов Москвы. К занятиям привлекают представителей Минобороны и Национального антитеррористического комитета России и других силовых ведомств.

«Главная задача обучения – предоставить возможность представителям информационных структур приобрести практические навыки и получить знания, которые помогут им сохранить жизнь, а также позволят адекватно и эффективно работать в экстремальных условиях», – поясняют в Союзе журналистов Москвы.

Учебно-практические курсы для журналистов «Бастион»
Учебно-практические курсы для журналистов «Бастион»

В рамках тренинга силовики создают журналистам условия, максимально приближенные к боевым, в том числе, «берут в заложники». В этом году тренинг проходил в аннексированном Севастополе, на территории воинской части № 810, которую после российской аннексии Крыма захватила бригада морской пехоты ВМФ России. В тренинге участвовали 35 представителей СМИ. Всего через такую подготовку, по данным организаторов, прошли свыше 800 человек.

Я до сих пор вынужден ходить из клиники в клинику
Святослав Павлов

Святослав Павлов говорит, что участвовать в тренинге решил, поскольку имеет 1,5-месячный опыт работы в Сирии и планирует освещать другие военные конфликты. Но он преждевременно покинул занятия, заявив о побоях, издевательствах и унижениях со стороны силовиков.

«Всего покинули курс трое, включая меня. Многие из наших коллег не только работают, но и живут в горячих точках (Сирия, Донбасс). Отсутствие диплома для них автоматически означало лишение работы, так что решили «дотерпеть». Я же терпеть не мог и не хотел как физически, так и морально. Я до сих пор вынужден ходить из клиники в клинику», – написал он на своей странице в Фейсбуке.

«Таскали за волосы и душили мешком»

Журналист рассказывает, что участники тренинга попали в воинскую часть «на правах срочников», а не журналистов: их разметили в казарме и заставили ходить строем, запретив самовольно покидать территорию. Хотя на сайте Союза журналистов Москвы говорится, что слушатели курсов «обеспечиваются комфортабельным жильем в одно- и двухместных номерах и трехразовым питанием в офицерской столовой».

Занятия по оказанию первой медицинской помощи, по словам журналиста, сопровождались «визгами, истериками и затрещинами от «учителей». Но самое сложное началось во время учений на полигоне. По легенде учений, журналисты должны были ехать в автоколонне, которая попала в засаду условных «террористов».

Я получил несколько увесистых ударов ногой по корпусу, а затем нас заставили ползти на коленях в гору, продолжая все это время стрелять
Святослав Павлов

«Нас приняли условные «террористы» – морпехи. Всех уложили мордой в камни и начали стрелять прямо над головой. Я получил несколько увесистых ударов ногой по корпусу, а затем нас заставили ползти на коленях в гору, продолжая все это время стрелять. Скоро экзекуция была закончена, и нас отправили на другую учебную точку», – описывает происходившее Павлов.

На следующий день, по его словам, сценарий повторился. Условные «террористы» ворвались в кабинет во время лекции о захвате заложников.

Нам всем надели на голову холщовые мешки и связали руки. Все это сопровождалось побоями, оскорблениями и стрельбой над головой
Святослав Павлов

«Посреди лекции в зал ворвались люди в масках и начали укладывать всех мордой в пол. Недолго думая, я выпрыгнул в окно. За мной погнался «морпех-террорист». Метров через 50 он меня догнал, уложил в асфальт и потащил в зал к остальным. Дальше нам всем надели на голову холщовые мешки и связали руки. Все это сопровождалось побоями, оскорблениями и стрельбой над головой. Лично меня таскали за волосы и душили мешком. Затем всех в мешках на голове погрузили в автобусы и повезли на полигон, где издевательства и унижения продолжились. Там нас заставляли ползать на коленях по острым камням и колючкам, причем с тем же мешком на голове. С меня сняли мешок, лишь когда я начал задыхаться и терять сознание. В этом смысле мне повезло, потому что над остальными измывались еще где-то полчаса. Кульминацией стал обильный полив избитых журналистов бараньей кровью», – рассказал журналист.

Учебно-практические курсы для журналистов «Бастион»
Учебно-практические курсы для журналистов «Бастион»

Павлов утверждает, что после таких тренингов получил множественные ушибы, сбитые колени и локти, закрытую черепно-мозговую травму и сотрясение мозга. Его коллега получил похожие повреждения и на несколько дней оглох на одно ухо, а у другого обнаружили повреждение ребер. По словам редактора «РИА Новости», пострадали на тренинге еще две участницы: одну увезли на «скорой» с истерическим припадком, а другой порвали ухо, вырвав сережку.

Журналист считает, что программу «Бастион» необходимо пересмотреть, «чтобы они обучали, а не травмировали и калечили». А организаторы нынешнего тренинга, по его мнению, должны понести наказание за нанесение вреда здоровью участников.

Он обратился в главное военное следственное управление Следкома России с просьбой возбудить уголовное дело по статье 286 УК России (превышение должностных полномочий) в отношении причастных к «причинению вреда его здоровью и моральных страданий».

Святослав Павлов
Святослав Павлов

«Демонстрировал нежелание соблюдать правила»

В Союзе журналистов Москвы заявили, что информация о жестоком обращении со Святославом Павловым на курсах «Бастион» не соответствует действительности. По версии организаторов, он «с первого дня занятий демонстрировал свое нежелание соблюдать правила проведения занятий и выполнять требования инструкторов» и после жалоб на состояние здоровья «заявил о своем нежелании проходить дальнейшее обучение и намерении покинуть курсы».

Гендиректор МИА «Россия сегодня», российский пропагандист Дмитрий Киселев заступился за сотрудника агентства. Он заявил, что у него нет претензий к военным, но есть вопросы к организаторам курсов, поскольку они не предусмотрели «стоп-слов» для ослабления атак на участников учений и не позаботились об оказании им медицинской помощи.

Дмитрий Киселев
Дмитрий Киселев

«Бойся и ползи!»

Фото и видеоотчеты с курсов «Бастион» подтверждают многое из того, о чем рассказывает Святослав Павлов. В репортаже российского гостелеканала «Россия 1» с места тренировок в Севастополе в этом году показано, как военные муштруют журналистов, заставляя их ползать по-пластунски с мешками на головах и общаясь с ними в уничижительной форме. Один из военных на видео кричит на участника тренинга: «Ты бесстрашный? Страшно? Пули боишься? Так бойся и ползи!».

«Увечья не нужно было наносить, но нужно было показать, что такое может быть и что в следующий раз это будет по-настоящему», – поясняет на видео инструктор-силовик.

Военный психолог центра защиты от стресса Алексей Захаров, который тренирует журналистов в рамках «Бастиона», поясняет, что жесткие методы применяются к ним, чтобы дать им опыт жизни в боевых условиях.

«Проживание ситуации нужно для того, чтобы люди наработали факторы действий на подсознательном уровне достаточно серьезно и четко. Переживая, они закладывают себе реальный опыт», – говорит он.

«Вся спина были в горячих гильзах»

Опыт участия в курсах «Бастион» имеют многие крымские журналисты. Телеведущий крымского гостелеканала «Крым 24» Александр Макарь и главред редакции радио «Крым» Марина Павлова проходили через «Бастион» в 2017 году на территории военной части по подготовке специалистов танковых войск во Владимирской области России. В своей программе они показали подробности обучения, в которых тоже присутствуют эпизоды насилия со стороны силовиков.

Сначала инструкторы водили журналистов по заброшенному заминированному строению, поясняя, что это поможет им выжить в зоне боевых действий. Затем им устроили учебную террористическую атаку. Обстреляли автобус и взяли их в заложники. Всем связали руки пластиковыми хомутами, на головы надели мешки и вывели в лес. Там журналистов продолжительное время гоняли в таком виде под залпами автоматов и грубыми выкриками.

(Осторожно! Видео содержит ненормативную лексику)

После этого связанных журналистов привели в заброшенный дом и поставили на колени. Инструктор поинтересовался: «Так, кому плохо? Всем хорошо, да? Отлично!». После этого участников тренинга начали выводить по одному через окно, снова под залпы автоматов и с приказами: «Голову ниже опустил! Вперед пошел!».

Были заросли крапивы. И горячие гильзы летели, у меня вся спина были в горячих гильзах
Марина Павлова

«Были заросли крапивы. И горячие гильзы летели, у меня вся спина были в горячих гильзах», – рассказывала Марина Павлова, перекрестившись на камеру.

Среди пострадавших на этом тренинге оказалась корреспондент российского пропагандистского телеканала Russia Today Марина Косарева. Она наступила на стекло, когда российские военные гоняли ее по лесу.

«Мне кажется, мы шли все 30 километров по воде, по грязи, по горам, через ямы прыгали, лежали лицом в грязь. Как ты это все преодолела, я не знаю», – спрашивала Марина Павлова, перевязывая ей ногу.

«Я думаю, у нас паника маленькая была и мы об этом не думали», – ответила пострадавшая.

На практических занятиях по оказанию первой медицинской помощи журналистов снова ждали испытания с применением оружия. Инструктор по накладыванию повязок на раны пытался мотивировать участников тренинга выстрелами из пистолета у их ног.

(Осторожно! Видео содержит ненормативную лексику)

Никто из пострадавших претензий силовикам и организаторам тренингов не предъявил.

Фотоотчеты о курсах «Бастион» можно также найти на сайте Национального антитеррористического комитета России. На фото участники курсов стоят на коленях полураздетыми и с мешками на голове, лежат на земле со связанными руками и исполняют другие команды силовиков.

Учебно-практические курсы для журналистов «Бастион»
Учебно-практические курсы для журналистов «Бастион»

«Разведчики матерились, унижали, обещали отрезать уши»

После жалобы Святослава Павлова, об увечьях на курсах «Бастон» заявила редактор российского издания «Комсомольская правда-Крым» Анастасия Жукова. Она утверждает, что после участия в «захвате в заложники» у нее год оставались следы на руках. Но повода для возмущений она не видит.

Разведчики изображали боевиков старательно, пинали нас, матерились, унижали, обещали отрезать уши
Анастасия Жукова

«В 2017-м руки мне стянули стяжками за спиной так, что через полтора часа «аттракциона» я не чувствовала пальцев. Остались шрамы. Сходили больше года. Парень, который меня вел, стрелял холостыми у меня над головой, раскаленные гильзы падали на руки, а я была в футболке. Ожоги. Тоже остались шрамы. Первые недели две-три после «Бастиона» следы от стяжек были темными и яркими, мои руки точно походили на руки любительницы БДСМ. Полтора часа нас гоняли по лесу. Разведчики изображали боевиков старательно, пинали нас, матерились, унижали, обещали отрезать уши. Приходилось ползти, идти на коленях, отплевываться от песка и пыли. Ничего не видно, наволочка на голове, периодически она тебя придушивает. Переход реки вброд. Поездка под сиденьем ПАЗика в положении «как бросили, так и валяешься». И так полтора часа. «Бастион» должен быть. И он может быть с еще более жесткой дисциплиной, чем сейчас», – написала она в Facebook.

Следы от стяжкек сходили больше года, шрамы от неудачных падений остались, истерику, до которой меня довел страх перед взрывами, я запомню навсегда
Катерина Трутько

Крымская журналистка Катерина Трутько тоже говорит о шрамах после «Бастиона», но издевательствами это не считает.

«Я прошла «Бастион» в Севастополе. Следы от стяжкек сходили больше года, шрамы от неудачных падений остались, истерику, до которой меня довел страх перед взрывами, я запомню навсегда. У нас тоже было два захвата: первый нас «покупаться вывезли», а второй на экзамене. Все эти вещи призваны не издеваться на журналистами, а дать им понять, что в реальных боевых действиях миндальничать с ними никто не будет и прикрыться статусом журналиста не получится», – уверена она.

«Ушат помоев – это издержки»

Крымские участники курсов хоть и не скрывают дискомфорта от таких учений, участвуют в массовой обструкции по отношению к Святославу Павлову. Они публикуют в соцсетях свои фото с учений «Бастион» и называют журналиста «слюнтяем» и «не мужиком».

Среди критиков Святослава Павлова оказался глава «Союза журналистов Крыма» Андрей Трофимов, который утверждает, что сам готов отправиться на подобные учения. После скандала с «Бастионом» он предложил сформировать в Крыму список тех, кто «не боится коленки поцарапать» для участия в следующем тренинге.

Святослав Павлов признался Крым.Реалии, что ему не приятна такая реакция, но отказываться от своей позиции он не намерен.

Моей задачей было привлечь внимание к проблеме и это удалось. То, что на меня за это вылили ушат помоев – это издержки
Святослав Павлов

«Если другие журналисты считают нормальным подобное обращение к себе, я их в этом осуждать, в отличие от них, не буду. Моей задачей было привлечь внимание к проблеме и это удалось. То, что на меня за это вылили ушат помоев – это издержки. Но это не повод отказываться от своей позиции», – заявил он.

После заявления о неадекватных методах силовиков журналист воздерживается от дальнейших комментариев на эту тему, поясняя, что теперь все комментарии будет давать МИА «Россия сегодня».

Учения для журналистов «Бастион» в Нижегородской области в июне 2014 года
Учения для журналистов «Бастион» в Нижегородской области в июне 2014 года

«В Крыму российские военные явно переиграли»

Украинская журналистка Анастасия Станко, с 2014 года освещающая ситуацию в зоне конфликта на Донбассе, говорит, что «немного шокирована увиденным и рассказанным Святославом Павловым».

Анастасия Станко
Анастасия Станко
Учения – для того, чтобы ты понял правила, как нужно действовать в критических ситуациях, а не чтобы тебя напугать до полусмерти
Анастасия Станко

«Я прошла пять разных курсов для журналистов для работы в зоне боевых действий. Это были не только курсы Минобороны Украины. До них я проходила курсы, где нас учили отставные британские военные и также курсы в Израиле, где учили израильские военные. И ни разу не было ни у кого никаких травм. Кроме разве что сбитых коленей, когда приходилось падать во время «обстрела» или ползать под автомобилями, чтобы бинтовать других «раненых». Но никто никогда не бил, не материл, не одевал мешки на голову. Мы же понимаем, что учения – для того, чтобы ты понял правила, как нужно действовать в критических ситуациях, а не чтобы тебя напугать до полусмерти. Думаю, что российские военные явно переборщили», – сказала Крым.Реалии журналистка.

Наигранным Анастасия Станко называет поведение российских военных, когда они изображают «террористов». Такой вывод она делает из собственного опыта в плену у боевиков группировки «ЛНР» в 2014 году.

«У российских военных все выглядит наигранно и театрально. У меня ощущение, что в Крыму на учениях они явно переиграли», – отметила она.

Крымская журналистка Эльвина Сеитбуллаева, которая ранее освещала конфликт на Донбассе, считает методы российских военных на учениях в Крыму бессмысленными в реальной жизни.

Эльвина Сеитбуллаева
Эльвина Сеитбуллаева
Методы, которые применяют на учениях в Крыму, ужасны. В реальной жизни они не помогут, потому что война не предсказуема
Эльвина Сеитбуллаева

«То, что увидела, не укладывается в голове. Я не встречала ни на одних тренингах, чтобы к журналистам так относились. Задача журналиста – максимально осветить то, что происходит на территории боевых действий. А те методы, которые применяют на учениях в Крыму, ужасны. В реальной жизни они не помогут, потому что война не предсказуема. Мне, когда я была в зоне боевых действий, не пригодились навыки ползания по земле или чего-то подобного. Зачем на российских учениях журналистам приходится проходить такие учения, да еще и через маты и крики, тоже не понятно. Все это методы психологического давления, а журналист в сложных условиях все таки должен оценивать ситуацию трезво», – пояснила она.

За все годы, пока российские силовики применяют силу к участникам своих тренингов, ни один журналист не заявил об этом. Заявление Святослава Павлова оказалось первым, но журналистские организации не спешат заступаться за него. Глава Союза журналистов Москвы Павел Гусев обозвал Святослава Павлова «сопляком с недоразвитой психикой». А глава Союза журналистов России Владимир Соловьев призвал разобраться с ситуацией вокруг курсов «Бастион», но допустил, что журналист, возможно, «был слишком эмоционален».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG