Доступность ссылки

«Обсуждаем все, кроме Крыма». Что делает Украина для освобождения крымских узников?


Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова 28 апреля провела онлайн-встречу с матерями и женами 26 политзаключенных из Крыма. О сроках их возможного освобождения омбудсмен не сообщила, заявив, что «все наши граждане будут освобождены, никого не оставим наедине с бедой».

Ранее родственники крымских политзаключенных провели онлайн-акцию с хештегом #Поговоритеснами. Они публиковали свои фотографии, на которых запечатлены плакаты с просьбой к президенту Украины Владимиру Зеленскому встретиться с ними и пообщаться по поводу следующего возможного обмена. Однако сам Зеленский и его подчиненные неохотно комментируют эту тему: в Офисе президента Украины не раз заявляли, что внимание со стороны СМИ и родственников политзаключенных может навредить переговорному процессу. О том, на какой стадии он может находиться, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Глава «Объединения родственников политзаключенных Кремля» Игорь Котелянец рассказал Крым.Реалии, когда контакты с Офисом президента по вопросу освобождения узников Кремля из Крыма сошли на нет.

Игорь Котелянец
Игорь Котелянец
На наши письма и обращения не отвечают, и мы не понимаем, что происходит
Игорь Котелянец

– Мы ждем коммуникации и с омбудсменом, и с Министерством иностранных дел, и с Министерством по вопросам реинтеграции оккупированных территорий, но в первую очередь – с Офисом президента. В прошлом году в этом плане было проще: нам рассказывали, что происходит, мы видели обмены в сентябре и декабре. В этом году все как-то заглохло, на наши письма и обращения не отвечают, и мы не понимаем, что происходит. С одной стороны, есть обещания президента о том, что обмен произойдет, что политзаключенные будут освобождены. Он говорил про март, но уже заканчивается апрель, и никаких разъяснений мы не получили. И вот состоялась онлайн-встреча с Людмилой Денисовой. Но когда чиновник выбирает ограниченное количество лиц для общения, он создает условия, которые разделяют людей. Почему остальные не попали в число приглашенных, совершенно непонятно.

Глава «Центра гражданских свобод» Александра Матвийчук считает, что Офис президента избрал неверную стратегию коммуникации с родственниками политзаключенных по поводу следующего обмена.

Обмен заключенными – чувствительный процесс, но это не значит, что Офис президента не обязан поддерживать коммуникацию с родными
Александра Матвийчук

– Действительно, обмен заключенными – очень чувствительный процесс, но это не значит, что Офис президента не обязан поддерживать коммуникацию с родными. Ситуации, когда они устраивают флешмоб, чтобы с ними поговорили, просто не должны происходить. Напомню, что, помимо этого, родственники пленных устроили бессрочную акцию около Офиса президента и добились того, что на днях с ними встретился его глава Андрей Ермак. Я думаю, Владимир Зеленский был искренним, когда в сентябре 2019 года заявил, что мы очень быстро перейдем ко второму треку – то есть к освобождению украинцев, которых содержат в оккупированном Крыму и в России – но он выдавал желаемое за действительное. Президент не понимал, что быстро ничего не случится, зато сейчас это уже ясно, и потому Офис президента в последнее время отказывается говорить, на каком этапе находятся переговоры.

Александра Матвийчук
Александра Матвийчук

По мнению Александры Матвийчук, одна из причин, почему этот процесс мог застопориться – то, что в переговорах по крымскому списку политзаключенных Кремль требует от Киева политических уступок.

Борьба будет продолжаться до тех пор, пока не будут деоккупированы Крым и Донбасс
Александра Матвийчук

– На этом фоне в последнее время очень часто звучит словосочетание «вода в Крым». Я не могу сказать, затрагивается ли этот вопрос в переговорном процессе, но сигналы налицо. В декабре Владимир Зеленский заявил, что будет бороться за возвращение каждого заключенного украинца домой – но мне кажется, что ни он, ни его офис до сих пор не понимают: борьба будет продолжаться до тех пор, пока не будут деоккупированы Крым и Донбасс. Мы ведь говорим не о списке в 89 человек по Крыму и в несколько сотен по Донбассу – мы говорим о 5,5 миллионах человек, которые находятся на оккупированных территориях, и никто из них ни от чего не застрахован.

Между тем на 30 апреля запланирована онлайн-встреча министров иностранных дел стран «нормандской четверки» – Германии, Франции, России и Украины по вопросам имплементации договоренностей, достигнутых на саммите 9 декабря 2019 года. Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров призвал участников этой встречи обсудить тему крымских политзаключенных. По его мнению, Украина утратила инициативу в переговорном процессе с Россией в этом вопросе.

Можно ожидать, что общение министров будет нулевым по результативности
Рефат Чубаров

– Поскольку заседание Трехсторонней контактной группы закончилось фактически ничем – Россия настаивала на определении статуса отдельных районов Донецкой и Луганской областей, от чего Украина совершенно правильно отказалась – то можно ожидать, что общение министров будет нулевым по результативности. Что касается обмена, здесь могут быть какие-то решения России, но только по гражданам Украины, удерживаемым в ОРДЛО. Мне представляется, что в случае с крымскими политзаключенными отказ Офиса президента оглашать детали – не более чем прием, чтобы не признаваться в тупиковости этих переговоров. То, что в последних трех обменах не было ни одного крымского и крымскотатарского политзаключенного, говорит о том, что конкретные решения принимает Москва лишь согласно своим целям, а Украина в этом процессе не выступает в качестве субъекта.

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

Рефат Чубаров предполагает, что отказом обсуждать судьбу крымских политзаключенных Кремль демонстрирует, что считает Крым российской территорией.

Это приводит к размытию суверенитета Украины над полуостровом
Рефат Чубаров

– Это приводит к размытию суверенитета Украины над полуостровом и внушает международному сообществу мысль, что Крым не имеет приоритета в сфере обмена у украинской стороны. Это надо ломать. Именно это имел в виду Мустафа Джемилев, когда говорил о том, что мы не можем приветствовать обмен на любых условиях. Сегодняшняя онлайн-встреча министров стран «нормандской четверки» и есть продолжение линии «обсуждаем все, кроме Крыма» – и мы считаем такую позицию неприемлемой.

России на самом деле не нужны ее граждане, находящиеся в списках на обмен, – уверен российский политолог и публицист Леонид Радзиховский.

Леонид Радзиховский
Леонид Радзиховский

– Даже если бы вы позвонили российским официальным лицам и они ответили бы вам честно, а не по службе, ответ звучал бы: «Мы не знаем». Этот вопрос решает один-единственный человек. Мотивы, по которым президент Владимир Путин принимает такие решения, для меня, честно сказать, непонятны. В России никому даром не нужны эти заключенные – Путину нужно замирение с Западом и прекращение санкций. Однако для этого нужно закрыть границу между Россией и Донбассом и «слить» этот самый Донбасс.

Между тем Александра Матвийчук утверждает, что у каждого украинского государственного органа, причастного к обменному процессу, есть свой список заключенных, и при этом не ясно, как именно те или иные имена попадают в единую финальную версию у главы Офиса президента.

Мы пытались выяснить, что за группа людей занимается этой проблемой в Офисе президента, но оказалось, что никто не знает ответа
Александра Матвийчук

– Конечно, в переговорном процессе по обмену от Украины много чего не зависит, но есть вещи, которые, на мой взгляд, необходимо исправить. Мы пытались выяснить, что за группа людей занимается этой проблемой в Офисе президента, но оказалось, что никто не знает ответа. Представить, что Андрей Ермак сам ночами читает биографии, я не могу. Если для Офиса президента, который координирует весь процесс, тема освобождения наших граждан действительно приоритетная, то под нее должна быть выделена специальная рабочая группа, в частности, чтобы родственники знали, куда можно обратиться. У российской стороны аналогичная административная единица существует давно.

Последний обмен заключенными состоялся 16 апреля – в нем номинально участвовали Украина и руководство группировок «ДНР» и «ЛНР». Тогда пророссийские боевики освободили и передали Киеву 20 человек. В первый и последний раз крымчане участвовали в обмене между Россией и Украиной в сентябре 2019 года, когда на свободу вышли Олег Сенцов, Эдем Бекиров и другие политузники Кремля.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ



XS
SM
MD
LG