Доступность ссылки

«Не знаем, снесут наши дома или нет»: что ждет крымские самострои и «поляны протеста»


Крымчане, владеющие незаконно возведенными постройками, с 1 января 2020 года могут окончательно лишиться их. Об этом в эфире радио «Спутник в Крыму» заявила глава комитета российского парламента Крыма по имущественным и земельным отношениям Евгения Добрыня.

По словам чиновницы, у крымчан была возможность до этого срока обратиться к властям, чтобы легализовать свое имущество по российскому законодательству. Добрыня утверждает, что подконтрольные России власти полуострова зачастую сами связывались с гражданами и настоятельно предлагали заняться оформлением самостроев, однако якобы не все согласились этим заниматься. Об этой проблеме шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Евгения Добрыня в эфире радио «Спутник в Крыму» описала официальный порядок, по которому крымчане могли оформить свои постройки в собственность или в аренду:​

Евгения Добрыня
Евгения Добрыня

«Был достаточно большой срок действия этого постановления, и многие граждане им воспользовались. Было и так, что представители муниципалитетов рассказывали: они обращаются к гражданам по поводу оформления, а те говорят, что не нужно. Невозможно же в этой части как-то давить. Понятно, что будут проблемы с наследством, с детьми, которые там проживают. Но очень многие воспользовались этой возможностью, писали обращения и заявления. Для этого отдельно в каждом муниципалитете велись свои дела. Это касается не только «полян протеста» – там каждая постройка была учтена. Там, где не «поляны протеста», граждане приходят, заявляют о себе. Дальше была целая процедура, создавались комиссии, которые выезжали на место, оценивали постройку: можно ли назвать ее жилым домом, безопасна ли она – и, соответственно, принимались решения, или же решения сейчас в процессе».

Евгения Добрыня отметила, что, если владелец постройки не пошел на сотрудничество, чиновники открывают административные производства для последующего сноса.

Участник «поляны протеста» в селе Укромное Симферопольского района Владислав Дорошенко рассказал Крым.Реалии, что на практике взаимодействие с российскими чиновниками оказалось иным.

Мы теперь не знаем, снесут наши дома или нет
Владислав Дорошенко

– У нас здесь 524 участка, жилых домов – 6. В 2006 году люди впервые подали заявления в Укромновский сельсовет, и всем пришли отказы. Они были обоснованы тем, что земля не входит в территорию сельсовета. На данный момент мы снова подали заявления, но теперь нам отказывают в связи с тем, что у нас нет техпаспортов на дома. Эти отказы пришли 30 декабря 2019 года, и мы теперь не знаем, снесут наши дома или нет.

Владислав Дорошенко вспоминает, что участники «поляны протеста» ради телевизионной картинки разрешили представителям российского правительства Крыма демонтировать несколько временных построек.

Мы с несколькими другими самозахватами решили провести общую акцию
Владислав Дорошенко

– Сейчас, когда мы относили заявления в Укромновский сельсовет, там прямо говорили, что нам ничего не светит, потому что эта земля, которая находится между новым и старым аэропортами, возле евпаторийской трассы, уже распределена между чиновниками. Сейчас, после Нового года мы с несколькими другими самозахватами решили провести общую акцию. Мы подаем заявку на пикет вдоль трассы между аэропортами.

По словам Владислава Дорошенко, участники «полян протеста» будут также протестовать против подмены владельцев участков российскими властями при попытках оформить документы на землю. Редакция Крым.Реалии попросила Евгению Добрыню прокомментировать утверждения Владислава Дорошенко, однако та не ответила на запрос.

Глава «Крымскотатарского ресурсного центра» Эскендер Бариев убежден, что у участников «полян протеста» не получится легализовать свою землю по российскому законодательству.

Перспективы у этих людей фактически нулевые
Эскендер Бариев

– В общественном мнении принято считать, что с этими самозахватами связаны именно крымские татары, хотя перед оккупацией им принадлежало всего 30% таких участков. Самозахваты – комплексная проблема. Я так понимаю, что сейчас оккупационная власть через закон о наделении землей из муниципальной государственной собственности так называемой Республики Крым приняла решение о том, что выделять участки можно только людям, которые проживают не менее пяти лет на той или иной территории. На самозахватах же находятся люди, которые либо были прописаны в других местах, либо вообще не имели прописки. В итоге даже в соответствии с российским законодательством они просто не могут получить земельные участки. Так что перспективы у этих людей фактически нулевые. Думаю, мы должны говорить о реакции Украины в этом плане, для защиты своих граждан.

Эскендер Бариев
Эскендер Бариев

Эскендер Бариев полагает, что принятие властями Украины специального постановления об этих участках в Крыму позволило бы участникам «полян протеста» отстаивать свои права в международных инстанциях.

– Здесь мы могли бы вести грамотную и ненасильственную борьбу против оккупанта. Мы со своей стороны совсем недавно подали в экспертный механизм по правам коренных народов доклад, в котором четко указываем эти проблемы и перечисляем ряд самозахватов, где нарушаются права коренного народа.

Журналист из Севастополя Андрей Васильев отмечает, что в городе, где не было «полян протеста», возникали более крупные самовольные постройки.

– В Севастополе в последние годы было снесено достаточно большое количество гаражей. В городе много машин, кооперативов не хватает, а многие снесенные строения существовали еще с советских времен. Поскольку здесь у владельцев не было каких-либо правоустанавливающих документов на земельные участки, решения исполнялись быстро и бескомпромиссно. Вторая проблема более глобальная и охватывает большее количество людей – это многоэтажные жилые дома, построенные на земельных участках под индивидуальное жилищное строительство. Такая практика была распространена в украинские годы. Тогда каждый гражданин мог получить в городской черте разрешение на строительство индивидуального жилого дома, но вместо этого на участке вырастала многоэтажка до 100 квартир. После того как стали действовать российские законы, проблема даже усугубилась.

Андрей Васильев утверждает, что российское законодательство позволяет проще согласовать выделение земли и начало строительства.

– По большому счету, гражданин, получив землю, может просто послать уведомление, что он строит дом. Конечно, потом для его ввода в эксплуатацию нужно проходить все инстанции. В ответ российские власти пытаются использовать разные механизмы. Все помнят, как в 2014-м Сергей Меняйло взорвал дом на улице Капитанской в центре города. В реальности с 2015 года выносилось много судебных решений о сносе такого рода объектов, но ни один из них не был снесен, поскольку это достаточно сложный процесс. В прошлом году федеральные власти упростили процедуру легализации самостроев. Если гражданин выполняет требования по этажности дома, например, убирает лишние этажи, то у него появляется возможность узаконить такую постройку. Но это не играет роли для объектов, где уже по 12 этажей, проданы квартиры, живут люди. Таких объектов в Севастополе больше 100, еще 60 строятся.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG