Доступность ссылки

«Коек нет, лекарств нет»: что крымчане рассказывают об эпидемии и какой помощи ожидают


Пациент в коронавирусном госпитале, в который был переоборудован санаторий «Прибой» в Евпатории, октябрь 2020 года

За 10 ноября российские власти Крыма зарегистрировали 207 случаев коронавирусной инфекции. При этом глава местного управления Роспотребнадзора Наталья Пеньковская заявила о росте смертности: по ее данным, за последние две недели зафиксировано 49 летальных случаев, и их стало больше в возрастной группе от 50 до 64 лет.

Подконтрольный России министр здравоохранения Крыма Александр Остапенко заявил телеканалу «Крым 24», что всего в больницах Крыма осталось около 200 свободных мест для пациентов с коронавирусной инфекцией и что нехватки медикаментов и расходных материалов не наблюдается. Однако крымчане в соцсетях жалуются и на невозможность госпитализации, и на дефицит лекарств. В то же время украинские правозащитники подвергают сомнениям официальную российскую статистику по COVID-19, а украинские власти предлагают крымчанам помощь. О том, насколько тяжелая ситуация сложилась на полуострове и чем может помочь Украина, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Крымчанка Майе Бекирова (имя изменено из соображений безопасности) рассказала Крым.Реалии, что попасть в больницу с COVID-19 крайне сложно, равно как и найти препараты для лечения на дому.

Когда мы выписались, поток заболевших стал резко нарастать. Сейчас очень много потерь, пожилые люди умирают
Майе Бекирова

– Мы с мамой переболели коронавирусом в сентябре. Сначала думали, что это просто простуда, но потом сделали компьютерную томографию и увидели, что у нас развилась пневмония. Маме уже под 70, у нее процент поражения легких был высокий – 50%, а у меня 25%. Мы попали с ней в одну палату по знакомству – у нас родственница работала в больнице. Маме было тяжело, но мы справились, я очень благодарна медикам. Получается, что как раз когда мы выписались, поток заболевших стал резко нарастать. Сейчас очень много потерь, пожилые люди умирают. Огромное количество лечится на дому, потому что в больницу попасть невозможно, в самом Симферополе койку не найдешь. При этом медикаментов для лечения пневмонии просто нет. У меня начались осложнения, врач прописал «Метипред» в таблетках, но я не могла его найти. Обнаружила последнюю баночку в аптеке на окраине города.

По наблюдениям Майе Бекировой, крымчане расспрашивают друг друга о лекарствах в соцсетях и обмениваются их остатками после перенесенной болезни.

– Я лично знаю девочек-волонтеров из числа крымских татар, которые ищут медикаменты для других, а одна крымская газета обвинила их в том, что они якобы зарабатывают на этом деньги. То есть это последняя ниточка, которая могла бы кому-то помочь – но девочек просто обливают грязью. Так и эта возможность отпала.

В редакцию Крым.Реалии о своем опыте лечения написала крымчанка Ирина, которая не пожелала приводить свое полное имя:

«Бахчисарайский район входит в тройку с высокими показателями ковида. Но у нас «все хорошо». Вопросы бесполезны. Врачей безумно жаль. В конце сентября старшая дочка заразилась в классе ковидом, я решила, что ОРВИ, три дня высокая температура. Следом заболела младшая. Так как в школе администрация не распространялась про случаи ковида в начальных и средни классах, я даже не знала, что дети уже активно болеют и переносят инфекцию. Следом за дочками заболели я и моя мама. Высокая температура 39 градусов в течение нескольких дней, дикая слабость, тошнота. Обратились в поликлинику (как смогли доползти), сказали, врач не придет по вызову, приходите в больницу. Это при том, что предписание гласит сидеть дома и ждать врача. Терапевтов из местной больницы отправили работать в ковидные госпитали, прислали вместо них девочку молодую, полагаю, интерна».

По словам Ирины, ей и матери выписали антибиотики, а рентген легких назначили только спустя 12 дней после начала болезни:

«И там двусторонняя пневмония. Сами нашли медсестру, которая делала нам уколы и маме капельницы. Все-таки тест мы сделали через 10 дней с начала заболевания. И спустя 10 дней пришел отрицательный результат. На мой вопрос: «Почему при двусторонней пневмонии у меня отрицательный тест?» – врач ответила: «Бред, вы явно переболели ковидом». Никаких бесплатных лекарств. Никто, конечно, ничего не выписывал. Так как маме 60 лет, я волновалась, не отвезти ли ее в больницу? У нее были приступы, было трудно дышать. Но никто никуда не увозит, мест просто нет. Лечились ингаляциями, слава богу, было чем и как. К слову, девочка-врач выписывала мне ковидные лекарства, которые Минздрав по рекомендациям ВОЗ исключил на тот момент. К счастью, их нет в аптеках. Мы с момента заболевания ушли на самоизоляцию. Ребенку я оформила домашнее обучение, конечно. Класс только после этого на карантин закрыли на неделю».

Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова отмечает, что официальная статистика российских властей Крыма противоречит рассказам крымчан.

Говорить о статистических данных по Крыму очень сложно: их ничем нельзя подтвердить или опровергнуть
Людмила Денисова

– Мы получаем информацию в первую очередь от людей, которые пересекают административную границу, мои представители работают в Херсоне. Люди рассказывают нам, что при двустороннем воспалении легких им или не дают направление на проведение тестов, или не диагностируют COVID-19. Они просто лечатся от пневмонии. Поэтому говорить о статистических данных по Крыму очень сложно: их ничем нельзя подтвердить или опровергнуть. Если «скорая» приезжает по вызову – что уже редкость – то пациентов по 5-6 часов возят между больницами, не зная, куда их отдать. Тем временем на крымчанах тестируют российскую вакцину «Спутник»: по нашим данным, завезли 42 дозы, и 37 врачей инфекционного отделения «скорой помощи» в Симферополе были ей привиты. О результатах пока неизвестно, но уже запланирована вакцинация сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих.

Людмила Денисова
Людмила Денисова

При этом Людмила Денисова подтверждает, что по данным мониторинга, в крымских аптеках не хватает лекарств, которые могут быть использованы при лечении COVID-19, и крымчане нередко заказывают их у родственников на материковой части Украины.

Следует говорить с Красным крестом, чтобы через свои каналы они оказывали гуманитарную помощь и обеспечивали крымчан лекарствами
Людмила Денисова

– У меня лично остались родные на полуострове, которые просят передавать им эти лекарства. Мы понимаем, что в Крыму есть много граждан Украины, которые хотели бы приехать на материковую часть на лечение или за медикаментами, но трудность заключается в том, что по российским правилам они могут только один раз выехать и въехать на полуостров. Так оккупационные власти нарушают права крымчан на свободное перемещение. Мне кажется, тут следует говорить с Красным крестом, чтобы через свои каналы они оказывали гуманитарную помощь и обеспечивали крымчан лекарствами. Кроме того, Украина должна максимально содействовать своим гражданам на подконтрольной территории, чтобы крымчане понимали: это для них родной дом.

Между тем вице-премьер-министр Украины, министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников в интервью Радио Свобода 7 ноября заявил, что украинские власти готовы развернуть гуманитарные лагеря на админгранице с Крымом, где будут оборудованы аптечные киоски.

Его заместитель Игорь Яременко объясняет, какие усилия предпринимает ведомство, чтобы помочь крымчанам.

Мы очень внимательно отслеживаем ситуацию в Крыму и уже провели консультации с рядом международных организаций
Игорь Яременко

– До конца года на «Чонгаре» планируется открытие нового сервисного центра, где элементы аптечного киоска также будут предусмотрены. В первую очередь мы стараемся помогать информационно и разъяснять жителям оккупированных территорий элементарные вещи вроде необходимости носить маски и соблюдать социальную дистанцию. Мы очень внимательно отслеживаем ситуацию в Крыму и уже провели консультации с рядом международных организаций, чтобы они перенаправили часть гуманитарных грузов на полуостров. К сожалению, российская сторона пока не дает разрешения на их ввоз. По моей информации, эти организации также проводили консультации с Россией, чтобы допустить в Крым оценочную миссию и определить, что именно необходимо жителям полуострова. Однако россияне от всего отказываются – судя по всему, судьба населения им безразлична.

Что до врачебной помощи, по информации Игоря Яременко, некоторые крымчане оформили договоры с украинскими врачами и получают консультации дистанционно. Тем временем Меджлис крымскотатарского народа также подключился к сбору лекарств для крымчан. Председатель правления Крымскотатарского ресурсного центра и член Меджлиса Эскендер Бариев полагает, что для эффективной помощи также очень важно наладить врачебные консультации.

Мы начинаем сбор средств и лекарств, чтобы помочь нашим соотечественникам в Крыму
Эскендер Бариев

– Совместно с Всемирным конгрессом крымских татар мы начинаем сбор средств и лекарств, чтобы помочь нашим соотечественникам в Крыму. По возможности мы будем передавать эту помощь на оккупированную территорию. Там наблюдается не просто нехватка – имеющиеся российские медикаменты некачественные. Кроме того, сами протоколы лечения на материковой Украины и на территории оккупированного Крыма различаются. Там назначают сильные антибиотики и большие дозы гормональных препаратов, а у нас по большей части назначают витаминную терапию, противовирусные препараты, гормональных почти нет. Поэтому очень важно, чтобы наши врачи, особенно выходцы из Крыма, могли больше консультировать. На полуострове многие сталкиваются с тем, что и обратиться-то не к кому.

Эскендер Бариев
Эскендер Бариев

Эскендер Бариев сетует на то, что российские пограничники нередко изымают лекарственные грузы у тех, кто следует в оккупированный Крым. По его словам, сейчас Меджлис и Всемирный конгресс крымских татар пытаются наладить более надежные поставки необходимых медикаментов, а также создать систему альтернативного подсчета случаев COVID-19 и связанной с заболеванием смертности.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Коронавирусная инфекция COVID-19

Коронавирус SARS-CoV-2, ранее известный как 2019-nCoV, обнаружили в Китае в конце 2019 года.

Он вызывает заболевания COVID-19. В некоторых случаях течение болезни легкое, в других – с симптомами простуды и гриппа, в том числе с высокой температурой и кашлем. Это может перерасти в пневмонию, которая может быть смертельной. Большинство больных выздоравливает; умирают преимущественно люди с ослабленной иммунной системой, в частности пожилые.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вспышку заболевания, вызываемого новым коронавирусом, пандемией.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG