Доступность ссылки

Крым под пятой новых-старых колонизаторов


Карта Крыма. Иллюстрация

Специально для Крым.Реалии

«Уже чувствуется, что мы живем в колонии». Эту сакраментальную фразу произнес не кто-то из ожесточенных украинских националистов, а пророссийский активист в аннексированном Крыму, атаман «Крымского казачества» Сергей Акимов. И добавил: касается это «не только военных»; мол, «приезжают какие-то гражданские люди из России и начинают свои порядки устанавливать». Но на этом Акимов не остановился и завершил свою мысль так: «А вообще – это военная база».

Как по мне, очень резонное наблюдение. И очень своевременное. Вряд ли Акимов когда-нибудь углублялся в тонкости научной дисциплины, называемой Postcolonial Studies. Но и без этого суть проблемы он схватил, как говорится, «на лету». Впрочем, ему бы хватило и «Советского Энциклопедического словаря»: там на 603-ей странице в определении колонии отмечено, что это страна или территория, находящаяся под властью иностранного государства (метрополии), лишенная политической и экономической самостоятельности и управляемая на основе специального режима. К этому англоязычная Википедия добавляет, что администрация верхнего уровня колонии находится под прямым контролем метрополии.

В самом деле: Крым ‒ и исторически, и географически, и этнографически ‒ это отдельная территория, главная специфика которой в том, что она является Родиной крымских татар (крымцев) и очагом их существующего на протяжении нескольких веков государства, попытки возродить которое в том или ином виде предпринимались в ХХ веке. Кроме того, Крым ‒ это завоеванная и в несколько этапов колонизированная Российской империей земля, откуда была силой выселена и вытеснена большая часть коренного населения (начиная с отселения греков и армян в Приазовье в 1778 году и заканчивая депортацией крымцев, греков, армян и других групп коренного населения полуострова в 1944 году). Так же насильно была завезена в Крым на постоянное поселение значительная часть представителей других этносов (от крепостных крестьян времен Российской империи до колхозников СССР сталинской эпохи). А то, что Крым не был отделен от России и Советского Союза морями-океанами, большой роли не играло: существовали преимущественно континентальные империи нового времени (Германская, Османская, Российская), проводившие не менее активную колониальную политику, чем, скажем, Англия или Франция. Просто эта политика имела определенную социальную специфику и меньшую «расовую окраску».

И еще одна важная вещь, также относительно специального режима: с самого начала, когда Россия только присоединила к себе Крым, он рассматривался чуть ли не главным образом как военно-морская база, точнее, система военно-морских баз, главной из которых стал Ахтияр- Севастополь. Это продолжилось в советские времена ‒ полуостров был нашпигован военными базами, полигонами, ремонтными центрами, складами, заводами по производству «спецтехники» и подобным. А люди старшего возраста хорошо помнят, сколько в Крыму было «закрытых городов»...

Но вернемся к настоящему.

Быстро выяснилось, что Россия только на словах является федерацией, что все всем диктует Центр

В составе Украины АРК имела настоящий территориально-автономный статус, пониженный разве что во время правления Виктора Януковича. Парадокс, но Партия регионов на выборах 2012 года получила в АРК более 52% голосов, а ее партнер по правительственной коалиции КПУ ‒ почти 20%; в Севастополе «регионалы» получили 47%, коммунисты ‒ 29,5%. И это ‒ несмотря на постоянные сетования на то, что Киев, мол, ущемляет права крымчан... Похоже, Партия регионов переиграла сама себя, полностью подчинив себе полуостров в экономике и политике, она одновременно отдала его на откуп российской пропаганде, сумевшей вселить в головы большинства жителей идею, что Киев как таковой ‒ это чуть ли не воплощение абсолютного зла, а счастье и свобода ждет Крым исключительно в российских объятиях. Впрочем, в рядах этой партии, как показали дальнейшие события, на всех уровнях хватало банальных предателей, готовивших ликвидацию всего украинского государства, надеясь, говоря словами народной думы времен Запорожской Сечи, «на панства великі, на лакомства нещасні».

Стоит ли пересказывать дальнейшие события? Пожалуй, не стоит. Следует только отметить: одной из главных «морковок», которой кремлевские кукловоды соблазняли крымчан, было обещание предоставить «республике Крым» широкие права во всех возможных сферах (до внешних отношений), а вместе с тем обеспечить ее насущные потребности, которыми, мол, «пренебрегала Украина». Почти необозримые просторы самоуправления обещали и «городу русской славы» Севастополю. И вообще ‒ разве Россия не федерация, в которой все ее субъекты имеют значительные права?

Но российская действительность оказалась совсем не такой, какой она выглядела в пропагандистских передачах московского телевидения и в бесчисленных телесериалах, значительная часть которых, кстати, была снята в Киеве или Харькове. Очень быстро выяснилось, что Россия только на словах является федерацией, что все всем диктует Центр, крымские «парламент» и «правительство» являются декоративными, а особые права (скажем, в зарубежных отношениях) сводятся к праву угощать и развлекать тех иностранных политиков, которых приглашает в Крым Москва...

Прошло время ‒ полгода, год, полтора ‒ и финансовые вливания в Крым,достаточно заметные в начале «воссоединения» (то есть оккупации), превратились в жалкие ручейки, а затем и вовсе усохли, следствием чего стала печально известная фраза премьера Медведева, адресованная крымчанам: «Денег нет, но вы держитесь!». А чтобы население полуострова лучше «держалось», не выходя за принятые в путинской России рамки, были существенно усилены репрессивные структуры (на это деньги-то нашлись). Я уже не говорю о строительстве все новых и новых военных объектов, о развертывании новых частей и соединений, о подчинении жизни полуострова потребностям экспансионистских действий Кремля (один поход в Сирию чего стоит). А вместе с тем в «республике Крым» и Севастополе у населения начали отбирать собственность, законно приобретенную в прошлые десятилетия: «Это вам не Украина, в России ваши бумажки на право собственности ничего не стоят». Наконец, местную чиновную рать начали вытеснять (и значительно, если не вытеснили практически полностью) посланцы «краснозвездной Москвы». То же самое произошло и с полицией, и со службой безопасности. А вместе с чиновниками и силовиками куда-то делась и значительная часть крымских бизнесменов (от полного исчезновения их спасают разве что западные санкции ‒ далеко не все российские фирмы хотят заходить в Крым).

Ясное дело, такие процессы не могут не включать массовое переселение людей из России и оккупированного Донбасса в «республику Крым» и Севастополь ‒ Москве нужна надежная опора на полуострове. Количество переселенцев называют разное ‒ до миллиона. Так или иначе, упомянутый уже Сергей Акимов говорит, что, по его наблюдениям, в Крыму строят много жилья для российских военнослужащих ‒ микрорайоны на несколько десятков тысяч человек. А на приобретение жилья, по его информации, выделяют по 3,5 миллиона рублей на каждого «штыка» с семьей. Иначе говоря, нынче восстановилась практика колонизации Крыма последних двух с половиной веков, только ненадежными «туземцами» сейчас являются не только крымские татары, но и сугубо русскоязычное население полуострова, имеющее очень существенный ‒ в глазах Кремля ‒ недостаток: оно надышалось воздухом свободы в 1991-2014 годах. И это при том, что практически все это население ‒ переселенцы из России/СССР и их потомки!

Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Испанские власти считали потомков тех, кто завоевал для них огромные пространства Северной и Южной Америки, к каким бы аристократическим родам они не принадлежали – персонажами второго сорта, и на руководящие должности в колониях присылали выходцев из метрополии. А местные креолы должны были верно служить короне, не требуя каких-то прав. Нечто похожее делала и Российская империя: так, в первой половине XIX века были установлены определенные нормы, ниже которых не могло опускаться количество этнических русских в городах инкорпорированной Украины. Типичная практика колонизатора. Но эти русские также делились на два сорта. Для тех чиновников-великороссов, которые после окончания срока службы не возвращались в метрополию, а оставались на постоянное проживание в «благодатной Малороссии», став там надежной опорой власти и орудием «обрусения края», предусматривались более высокие, чем дома, пенсии – верных слуг России из местных эта норма не касалась.

Относительно экономического развития полуострова, то классика Postcolonial Studies ‒ рынки для Крыма принудительно устанавливаются метрополией, она запрещает их свободно выбирать, практически вся ценовая политика и правила обмена диктуются из Москвы. Не в последнюю очередь это делается вследствие влияния западных санкций, обусловленных оккупацией полуострова, то есть действиями метрополии. Наконец, в интересах ли самих крымчан появление все новых и новых волн привилегированных переселенцев? Риторический вопрос...

Даже пророссийски настроенные крымчане начинают понимать, что полуостров становится колонией «новой Российской империи»

И вообще: для полуострова в последние 250 лет органическими были прежде всего экономические связи с украинскими землями, когда они деформировались (например в 1918-м или 1944-54 годах), следствием непременно становился упадок полуострова. Российская агрессия сделала невозможным такие связи с «материковой» Украиной; но разве колонизаторы заботятся благосостоянием туземного населения? У них другие цели ‒ глобально-экономические и геополитические. Поэтому совсем не случайно сегодня Крым все больше превращается в военный лагерь, а сами крымчане ‒ в его обслугу. На это работает и новый «Крымский мост» (другая его важная функция ‒ облегчить переселение «надежных» людей).

Что ж, как видим, даже пророссийски настроенные крымчане начинают понимать, что полуостров становится колонией «новой Российской империи». Однако, ведет ли это к массовым акциям протеста, к отстаиванию своих прав, в конце концов, к борьбе за то, чтобы вернуть те выгоды, которые существовали «при Украине»? Нет или почти нет. А те протесты, которые все же происходят, основаны на убеждении, что, мол, «Путин хороший, чиновники плохие». Это лишнее доказательство того, что Крым – таки колония: жители колоний смотрят на себя глазами колонизатора и оценивают свою жизнь, исходя из интересов метрополии. Впрочем, как показывает история, такое происходит только до конкретного предела. Даже когда колонии этнически однородны с метрополиями, как США и Англия или Куба и Испания...

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG