Доступность ссылки

«Все беседы в Крыму переместились на кухню» – украинская активистка из Ялты Лариса Китайская


Обыск в Крыму, иллюстрационное фото

Украинская активистка из Ялты Лариса Китайская покинула Крым после уголовного преследования и покушения. Впервые она была задержана сотрудниками ФСБ России в Ялте 18 июля 2016 года, а 12 августа ей вручили подозрение в совершении преступления и подписку о невыезде.

Подконтрольная России прокуратура возбудила уголовное дело, обвинив крымчанку в «распространении в интернете русофобских идей». Китайскую осудили по части 1 статьи 282-й Уголовного кодекса России – «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» – на два года лишения свободы условно, а затем сократили приговор на два месяца.

Украинская активистка из Ялты Лариса Китайская рассказывает, как прекратилось ее преследование со стороны российских силовиков в Крыму.

Открывали это дело очень громко, а закрыли за 45 минут перед судом
Лариса Китайская

– 23 января я была вызвана в суд для изменения меры пресечения. У меня 17 декабря умер муж, и я не посмотрела ни на что и поехала попрощаться с ним – он умер в Киеве. Когда я вернулась в Ялту, когда я уже пришла ознакомиться с материалами дела, мне сказали, что его будут закрывать. Закрывали это дело очень тихо, открывали очень громко. Об этом было написано во всех газетах, везде, а закрыли за 45 минут перед судом. Они не сняли обвинения, просто декриминализировали статью. Я считаюсь не судимой, то есть по законам России как бы ничего не было, но мне не вернули ни компьютер, ничего. Я не стала настаивать, потому что после того как компьютер побывал у них в руках, я не думаю, что он может представлять какую-либо ценность. К слову, публикация, которую признали экстремистской, была не моей – скорее всего, вскрыли аккаунт, и на странице вдруг оказались стихи с нецензурной бранью.

Лариса Китайская
Лариса Китайская

Лариса Китайская связывает интерес со стороны российских силовиков со своей проукраинской позицией.

Я была одной из тех, кто организовывал проукраинские акции в Ялте. Думаю, что мое преследование было связано именно с этим
Лариса Китайская

– Дело в том, что я была одной из тех, кто организовывал проукраинские акции именно в Ялте, об этом знал весь город. Поскольку в Ялте нужно было провести какое-то показательное дело, я думаю, что мое преследование было связано именно с этим. Чтобы получить показания свидетелей, фактически им пришлось высветить всю ялтинскую «самооборону». Показания были написаны под копирку: «Лично я Китайскую не знаю, но то, что здесь написано, характерно для ее взглядов, характерно для нее». Вот это и явилось доказательством! В деле даже не было айпи-адреса.

Российский адвокат Марк Фейгин объясняет, как стало возможным прекращение уголовного преследования Ларисы Китайской.

– Практика по этой статье была обширная, людей направо-налево привлекали. Более того, она все время расширялась, дел были многие десятки. В течение 2018 года встал вопрос о декриминализации, грубо говоря, относительно тех, кто впервые был привлечен по этой статье за репост, за лайк. Уже были первые решения Европейского суда по правам человека, и они декриминализировали – но как? Была изменена позиция первой части статьи 282-й, где говорится о СМИ и интернете, что если вы впервые совершаете подобного рода деяние, то вас привлекают по административной статье. Суд может вынести вам от 10 до 20 тысяч штрафа, назначить обязательные работы или 15 суток административного ареста. А уже если в течение года вы повторно совершите подобное деяние, то вас привлекут уже по 282-й. Вот такая декриминализация.

Марк Фейгин
Марк Фейгин

Марк Фейгин подчеркивает, что на самом деле в России идет расширение составов и административных, и уголовных правонарушений.

Все эти статьи направлены на то, чтобы ограничить свободу слова
Марк Фейгин

– Все эти статьи направлены на то, чтобы ограничить свободу слова, что является антиконституционным. Основной закон подобным составам преступления и уголовным наказаниям противоречит. То есть сейчас это ушло в административную плоскость по этим первичным решениям, но это абсолютно не означает, что увеличения ответственности не будет.

Координатор Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник видит две возможные причины преследования Ларисы Китайской.

– В принципе, оккупационная власть в рамках того судилища, которое было, сама неоднократно указала за то, что Ларису в первую очередь преследовали именно за ее открытую проукраинскую позицию. Мы с ней познакомились во время Евромайдана в Ялте – она выходила со своими плакатами, мы со своими, и об этом во время судебных заседаний говорили так называемые свидетели обвинения. Они не указывали не на характер постов, за которые якобы должна нести ответственность Лариса, а на то, что знают ее именно как украинскую активистку, как поддерживавшую Майдан. Обычно есть две тенденции. Первая – пользуясь тем, что Крым оккупирован, и своим положением, люди чинят расправу над теми, кто им не нравится, с кем они не согласны. Вторая – это более кремлевская направленность, с тем чтобы устранять людей, которые были лидерами мнений.

Ольга Скрипник
Ольга Скрипник

Ольга Скрипник полагает, что российские власти в Крыму преследуют тех, кто способен объединить вокруг себя других и вывести людей на акции протеста.

– Мы видим, что Россия начала разгонять пророссийские акции в 2016-2017 годах. Я думаю, точечно на активистов в городах начали организовывать давление, чтобы заставить их выехать или даже заключить под стражу, чтобы они в определенное время не могли собрать вокруг себя людей. И также важно, что такие люди, как Лариса, сохраняют в Крыму присутствие украинской идентичности. Она крайне невыгодна для политики России по устранению любых проявлений украинскости в широком смысле.

По мнению Ларисы Китайской, в аннексированном Крыму сложилась атмосфера страха.

Люди стали бояться, появился так называемый «липкий» страх
Лариса Китайская

– Люди стали бояться, появился так называемый «липкий» страх. Люди боятся что-либо сказать. Я разговаривала с одной крымскотатарской семьей – они не знали, кто я, но попросили меня помолчать, чтобы я их не провоцировала – это в приватной беседе. Как в советское время, все беседы переместились на кухню. Хотя я хочу сказать, что иногда прорывается: когда арестовали украинских моряков, двери у меня не закрывались, мы собрали 11 тысяч за 40 минут… Когда я приехала в конце мая, те, кто боялся зайти ко мне в дом, приходили. Люди устали, очень мало так называемых колорадских ленточек на машинах, то есть все все понимают. Мало кто упирается и говорит, что все стало хорошо.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG