Доступность ссылки

«Работают, несмотря на аресты»: феномен гражданской журналистики в Крыму


Акция в поддержку гражданского журналиста из Крыма Наримана Мемедеминова на Майдане Независимости в Киеве. 1 октября 2019 года. Архивное фото

В понедельник, 3 мая отмечается Всемирный день свободы печати. Он провозглашен Генеральной Ассамблеей ООН в специальной резолюции от 20 декабря 1993 года и призван обратить внимание на проблемы независимого и объективного освещения событий СМИ во всех уголках планеты.

Как свидетельствуют отчеты международных организаций, начиная с 2014 года, подконтрольные Кремлю власти Крыма всячески ограничивают доступ независимых журналистов на полуостров: начиная от многолетних запретов на въезд и заканчивая уголовными преследованиями. Так, по версии правозащитников, именно за журналистскую деятельность в Крыму были задержаны фрилансер Крым.Реалии Владислав Есипенко, а также гражданские журналисты объединения «Крымская солидарность» Нариман Мемедеминов, Айдер Кадыров и многие другие. Российские силовики вменяют им экстремизм или терроризм. О феномене гражданской журналистики на полуострове шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Крымская правозащитница, координатор «Крымской солидарности» Лутфие Зудиева рассказала, что гражданская журналистика появилась на полуострове примерно в конце 2016 года.

В Крыму гражданские журналисты научились работать коллегиально с профессиональными журналистами, с редакциями, кооперироваться
Лутфие Зудиева

– Тогда обыски стали происходить с такой систематичностью, что естественным образом возник запрос на освещение этих событий. Люди понимали, что российские СМИ либо молчат, либо преподносят все в духе пропагандистов, говоря о неких исламских радикалах и так далее. То есть гражданская журналистика появилась как естественная реакция на информационный вакуум вследствие откровенной и целенаправленной борьбы российских властей с профессиональной журналисткой с 2014 года. Явление это сейчас продолжает развиваться. Уровень работы и гражданских активистов, и журналистов в 2016 году и сегодня – это, очевидно, разные вещи. Даже в контексте того, насколько ребята сейчас придерживаются стандартов в освещении тех или иных событий. В Крыму гражданские журналисты научились работать коллегиально с профессиональными журналистами, с редакциями, кооперироваться.

Лутфие Зудиева
Лутфие Зудиева

Исполнительный директор украинского Института массовой информации Оксана Романюк объясняет, в чем именно заключаются системные преследования независимой журналистики в Крыму.

Нельзя говорить о свободном выборе граждан, если их права на информацию грубо нарушены
Оксана Романюк

– Украинские СМИ в Крыму были лишены лицензии, заменены в эфире российскими телеканалами, а российские журналисты заполнили вакантные места. На оккупированной части Донбасса медиа просто уничтожались как класс, там просто беззаконие. В Крыму очень широко используется законодательство о противодействии экстремистской деятельности: оно очень размытое и фактически служит основой для практики ограничения свободы слова и прав журналистов. Ситуация очень тревожная, и мы постоянно поднимаем вопросы, например, что нельзя говорить о свободном выборе граждан, если их права на информацию грубо нарушены. В Крыму оккупационная власть умышленно глушит сигналы украинских вещателей, незаконно использует их частоты, блокирует доступ к Интернет-ресурсам. Это не говоря уже о физическом захвате журналистов и показательных процессах над ними.

Оксана Романюк
Оксана Романюк

Таким образом, по мнению Лутфие Зудиевой, в Крыму как в конфликтной зоне попросту не работают стандартные принципы классической журналистики, так что людям приходится самостоятельно придумывать способы для освещения той или иной ситуации.

Была очень жесткая реакция в марте 2019 года, когда практически все активисты в Симферопольском районе были арестованы за один день
Лутфие Зудиева

– Нужно сказать, что российские власти довольно болезненно реагируют на любые попытки показывать другую сторону медали, кто бы кто бы это ни делал – профессиональные журналисты или блогеры. К сожалению реакция иногда бывает очень агрессивной: взять хотя бы аресты координатора «Крымской солидарности» Сервера Мустафаева и координатора медийного направления нашего объединения Наримана Мемедеминова. Безусловно, это связано с их активностью. Плюс была очень жесткая реакция в марте 2019 года, когда практически все активисты в Симферопольском районе были арестованы за один день – они составляли ядро «Крымской солидарности». Я думаю, что в тот день силовики абсолютно четко преследовали цель уничтожить и ликвидировать работу нашего общественного движения: они неоднократно это говорили прямым текстом в диалогах с арестованными ребятами.

Выступление Лутфие Зудиевой на заседании «Крымской солидарности», декабрь 2018 года
Выступление Лутфие Зудиевой на заседании «Крымской солидарности», декабрь 2018 года

По оценке Лутфие Зудиевой, подобная тактика запугивания со стороны российских властей не достигает своих целей.

Гражданские журналисты осознают, что в Крыму есть конкретные нарушения прав человека и что нужно об этом обязательно говорить
Лутфие Зудиева

– Я думаю, что цель уничтожить работу гражданской журналистики не достигается, потому что, несмотря на аресты, на давление, она продолжает существовать, в «Крымскую солидарность» постоянно приходят новые люди. При этом они абсолютно ясно понимают риски, которые перед ними стоят. Мы всегда открытым текстом говорим о том, что эта активность сопряжена с большой опасностью: это и уголовные дела, и другие виды преследований – но людей это не пугает. Они очень любят свой полуостров, они не хотят его покидать, они борются за свое право жить на этой земле. Вдобавок гражданские журналисты осознают, что в Крыму есть конкретные нарушения прав человека и что нужно об этом обязательно говорить. Если бы это работа выполнялась профессиональными медиа с безопасным доступом в Крым, то тогда подобный активизм развивался бы менее ярко.

Российские силовики обвиняют активистов «Крымской солидарности» в организации или участии в запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир», которая разрешена в Украине, и считают их экстремистами. Правозащитный центр «Мемориал» и украинские власти отвергают такие оценки и называют задержанных по этим делам политзаключенными, а когда речь идет о гражданских журналистах, настаивают, что аресты связаны с их профессиональной деятельностью.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Обыски у крымских активистов и журналистов

После российской аннексии Крыма весной 2014 года на полуострове регулярно проходят обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

«Крымская солидарность»

Общественное объединение «Крымская солидарность» было основано в апреле 2016 года в ответ на системные репрессии российских властей в Крыму против представителей крымскотатарского народа. В него входят адвокаты, гражданские журналисты, активисты, волонтеры и родственники политзаключенных. Адвокаты и общественные защитники предоставляют юридическую консультацию и осуществляют защиту арестованных крымчан. Активисты и гражданские журналисты занимаются распространением новостей по политически мотивированным уголовным и административным делам в Крыму, освещают обыски, суды, истории семей арестованных и осужденных, пикеты. Волонтеры оказывают социально-бытовую помощь семьям арестованных, помогают оставшимся без отцов детям (проект «Крымское детство»). В «Крымской солидарности» подчеркивают, что деятельность инициативы «вышла за рамки национального, конфессионального или географического контекста» и основывается исключительно на ненасильственных методах сопротивления.

К активистам объединения неоднократно приходили с обысками и арестами. В отношении многих из них возбуждены уголовные и административные дела. В частности, были арестованы блогер, гражданский журналист Нариман Мемедеминов, координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев, гражданские журналисты Ремзи Бекиров, Осман Арифмеметов и Рустем Шейхалиев. Национальный союз журналистов Украины расценивает аресты активистов общественного объединения «Крымская солидарность» и обыски в их домах, как «попытку российских властей заглушить независимый канал связи между Крымом и журналистами и правозащитниками».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG