Доступность ссылки

Депортация и возвращение крымских татар: ликбез


Депортация крымских татар и их возвращение на родину – неразрывно связанные темы, но с противоположной судьбой. Депортация, с одной стороны, у всех на слуху, но с другой – вокруг нее нагромождены горы лжи и стереотипов. О возвращении же, наоборот, говорят слишком мало. Чтобы рассказать правду и разрушить мифы о жизни крымских татар с 1941 по 1991 год Крым.Реалии подготовили эксклюзивный цикл материалов «Депортация и возвращение крымских татар: ликбез».

Главной причиной депортации крымских татар советские пропагандисты и их современные последователи называют якобы массовое сотрудничество этого народа с немецкими оккупантами во время войны. Что же на самом деле происходило на полуострове с 1941 по 1944 год?

Тема коллаборационизма долгое время относилась к табуированным сюжетам советской историографии. Коллаборационизм в годы Второй мировой войны был явлением распространенным и имел место в каждой оккупированной стране. Чтобы понять суть этого явления в каждом конкретном случае, следует выяснить политические, военные обстоятельства, исторические реалии, попытаться понять психологические причины, с которыми столкнулось население, вынужденное контактировать с врагом.

Протесты по поводу факта депортации и несправедливых огульных обвинений звучали в самых первых письмах крымских татар в партийно-правительственные органы

Обвинение «многих крымских татар» в измене Родине, дезертирстве из частей Красной Армии, переходе на сторону противника, формировании «добровольческих татарских воинских частей», «зверских расправах по отношению к советским партизанам», создании «татарских национальных комитетов» и т.д. было сформулировано в постановлении ГКО № 5859сс от 11 мая 1944 года, на основании которого крымские татары были выселены из Крыма.

Протесты по поводу факта депортации и несправедливых огульных обвинений звучали в самых первых письмах крымских татар – бывших фронтовиков – в партийно-правительственные органы. После ХХ съезда КПСС и снятия режима спецпоселений такие письма, а также коллективные петиции в высшие инстанции приняли массовый характер. В одном из таких писем И. Меметов из Янгиюля резонно замечал в связи с книгами А. Первенцева и И. Козлова: «Авторы этих книг клеветнически выступают против целого народа – крымских татар, без стеснения называют десятки тысяч участников Отечественной войны и партизан, крымских татар, изменниками Родины. В этих книгах не упоминается ни одна фамилия членов и руководителей подпольных групп и бойцов, командиров партизанских отрядов – крымских татар, тогда как многие из этих товарищей имеют удостоверения об их участии в подпольном и партизанском деятельности за подписью самого тов. Козлова, исполняющего после освобождения Крыма обязанности заместителя председателя Комиссии по делам подпольных организаций Крыма».

Несть числа тем авторам, которые и сегодня пытаются использовать сталинские документы без должной критики

Конечно, несть числа тем авторам, которые и сегодня пытаются использовать сталинские документы без должной критики. Например, в статье анонимного автора «За что Сталин выселял народы», общий пафос которой направлен на доказательство мысли, что Сталину было за что выселять крымских татар, чеченцев и ингушей, представителей других выселенных народов, читаем: «После начала Великой Отечественной войны многие крымские татары были призваны в Красную Армию. Однако служба их оказалась недолгой. Процитируем докладную записку зам. наркома безопасности СССР Б. З. Кобулова и зам. наркома внутренних дел СССР И. А. Серова на имя Л.П. Берии, датированную 22 апреля 1944: «Все призванные в Красную Армию составляли 90 тысяч чел., в том числе 20 тысяч крымских татар... 20 тысяч крымских татар дезертировали в 1941 году из 51-й армии при отступлении ее из Крыма...».

Автора статьи не смущает странность формулировки: «20 тысяч призванных – 20 тысяч дезертировавших». У него нет и мысли задаться вопросами, как воевала 51-й армия в 1941 году, какие она при этом несла потери и как так случилось, что советские военачальники сдали Крымский полуостров на несколько лет оккупации, свалив впоследствии всю вину на «народы-предатели». Напомним, что помимо крымских татар по обвинению в пособничестве врагу были депортированы греки, армяне и болгары. Не указывает автор и то, что в записке Б. Кобулова и И. Серова имеется указание на отсутствие точных данных о численности татарского населения в Крыму – исполнители карательной акции лишь приблизительно представляли порядок цифр крымскотатарского населения, подлежащего депортации.

Удивляет не только некритический подход некоторых авторов к содержащимся в документах сведениям, но и та легкость, с которой современные авторы «раздают» оценки людям, попавшим в по-настоящему экстраординарные, экстремальные условия войны. Я хочу отчасти восполнить этот пробел, представив читателю не безликий образ «солдата 51-й армии», а историю вполне конкретного человека, моего собственного деда, учителя и историка Абдурамана Бариева (1899-1970), в архиве которого сохранилась большая рукопись «Воспоминания о военных годах». Это мемуары «рядового» человека на войне, простого писаря, бойца 476-го полка 51-й армии.

Во всем батальоне пригодных к работе было роздано 18 винтовок. Остальные 700 солдат из батальона стояли перед немцами с лопатой и киркой. Сопротивление было бесполезно
Абдураман Бариев

Вот как описывает он события первого этапа борьбы за Крым (24 сентября – 16 ноября 1941 года): «Во всем батальоне пригодных к работе было роздано 18 винтовок. Остальные 700 солдат из батальона стояли перед немцами с лопатой и киркой. Минометы и пулеметы были сломаны и негодны... Сопротивление было бесполезно».

Это эпизоды из жизни реального, а не выдуманного человека, того самого, который в статистике НКВД значится в числе «20.000 дезертиров крымских татар 51-й армии». Его войне куда больше подходят эпитеты «настоящая» и «реальная», нежели «героическая» или «победоносная». Прочитав эти бесхитростные строки («непреднамеренные свидетельства», как назвал подобные документы личного происхождения один историк), уже не хочется давать простые ответы и выносить суровые приговоры людям, оказавшимся между молотом и наковальней, между иноземным врагом и собственной преступной властью.

Некоторые авторы, культивирующие миф об особой вине крымских татар в войне 1939-1945 гг., почему-то не обращают внимания на то, что депортация крымских татар была отнюдь не единичным фактом. Репрессии, начавшиеся с 1920-х годов и направленные на различные группы населения, в период войны приняли беспрецедентно массовый характер – теперь уже против целых народов. Систематический характер репрессий дает основания говорить, что постоянный поиск «врагов», «антисоветчиков» был одной из фундаментальных характеристик советского режима. Крымские татары были не первыми и не последними, кого Сталин заподозрил в неблагонадежности, так что повторять расхожий советский миф о поголовном предательстве крымских татар – значит оправдывать не только очевидно преступный акт депортации, но и всю репрессивную политику Сталина. Режим искал виноватых – и он их находил.

Для одних народов наличие антисоветских и профашистски настроенных организаций стало приговором, а для других – нет

Косвенным подтверждением этой мысли является то, что на территории Крыма в период оккупации существовали не только пресловутые татарские мусульманские комитеты, но и созданная немецким командованием «Партия истинно-русских людей» (создана в 1942), филиалы «Национально-трудового Союза нового поколения» (создана в 1943), «Украинский национальный комитет» (создан в 1943). Тем не менее, для одних народов наличие антисоветских и профашистски настроенных организаций (а еще предстоит исследовать, каковы были реальные цели и задачи этих организаций) стало приговором, а для других – нет. Достаточно пролистать подшивки выпускавшейся в период оккупации в Крыму газеты «Голос Крыма», чтобы оценить этнический состав авторов и редакции и понять, что оккупационные власти находили поддержку у самых разных этнических групп полуострова.

Многие подготовительные документы к депортации по-прежнему секретны (либо уничтожены)

Причины депортации крымских татар, по-видимому, были гораздо глубже и основательнее, чем пытаются представить некоторые авторы. Коллаборационизм части татарского населения был одним из факторов или поводов, позволивших Сталину осуществить очистку Крыма от коренного населения и других «неблагонадежных» этносов. Думается, комплексное историческое исследование этой проблемы прольет свет на доселе неизвестные детали этих трагических событий. К сожалению, многие подготовительные документы к депортации по-прежнему секретны (либо уничтожены) – в частности, большая часть документов ГКО и многократно упоминаемая в записках Берии «Особая папка по Крыму», где, по-видимому, концентрировалась информация, связанная с Крымом.

Что же касается темы «наказанных народов», исчерпывающей представляется позиция автора одного из новейших исследований по истории принудительных миграций в СССР Павла Поляна: «Несправедливость… – в самом прецеденте «наказания народов», подменившем судебные разбирательства против конкретных лиц. Независимо от всякой статистики приписывание коллективной вины и применение коллективного наказания по признаку этнической принадлежности является серьезным преступлением против человечности, наравне со взятием и расстрелом заложников».

Для справки: крымские татары – герои войны.

Дважды Герой Советского союза – Амет-Хан Султан, Герои Советского Союза: Узеир Абдураманов, Сеитнафе Сеитвелиев, Абдраим Решидов, Абдуль Тейфук, Фетислям Абилов, приравненные к ним кавалеры Ордена Славы трех степеней – пять человек, Герой Польши – Умер Акмолла Адаманов.

Продолжение следует.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG