Доступность ссылки

«Важно дистанцироваться от врага»: для чего нужна реформа украинской армии


Украинская армия меняет форму, символику и приветствие. Кто стоит за этими изменениями? Об этом в студии Радио Крым.Реалии говорим с одним из промоутеров реформы новой украинской армии, журналистом, ведущим «5 канала» Виталием Гайдукевичем.

– Сейчас сделано 30% от необходимого. В такой работе все взаимосвязано: начинаешь заниматься униформой – переходишь на символику, потом понимаешь, что, кроме символики базовой – на фуражку, на берет, – есть еще квалификационные знаки, а они до сих пор советские, и такие ужасные, что хочется руки оторвать тем, кто это рисовал. Потом понимаешь, что каждая воинская часть, особенно та, которая получает почетное наименование, требует своей наглядности внутри части, в своих кабинетах. Военные должны видеть, почему эта часть называется Холодный Яр, а эта носит имя Константина Острожского. И все это нужно придумать, потому что целостного визуального концепта нет до сих пор. За эту работу никто не получил ни копейки, и за каждым векторным рисунком надо идти к художнику, кланяться в ножки, а потом вынимать из собственного кошелька деньги. А таких векторных рисунков сотни и сотни.

– По какому принципу, если не спросить – по какому праву, вы вносите эти изменения? Почему десантно-штурмовые войска, а не воздушно-десантные войска? Почему бордовые (маруновые) береты, а не голубые? Почему архистратиг Михаил, а не парашют? Где заканчивается естественное развитие, историческая преемственность – и начинается волюнтаризм?

– Работа идет конструктивно. Есть вопросы, которые необходимо выводить из украинской милитарной истории, а есть такие, которые вывести невозможно. Украинская государственность была уничтожена российской оккупацией в 1921 году, а, например, десант сформировался в мире как явление уже после 1921 года. Поэтому в украинской милитаристике нет даже намека на десантную символику. Англичане как одни из родоначальников придумали маруновый (темно-бордовый – КР) десантный берет – и почему мы должны с этим спорить? 59 стран мира находятся в этом маруновом клубе. И украинский десант – как показывают военные учения в Европе – в этой десантной семье занимает не последнее место. А почему архистратиг Михаил? Потому что это главнокомандующий небесного воинства. А что такое десант? Это небесная пехота. Михаил еще и покровитель всего украинского войска, он карает огненным мечом – а у нас война, и врага косят огненным мечом.

– Могут спросить: станет ли десантник лучше воевать от смены цвета берета?

Очень важно дистанцироваться от врага

– Когда 79 бригаду 2 августа 2014 года через границу накрывала артиллерия «братишек», таких же голубо-беретных, тогда они на себе эту «братскость» и почувствовали: «Никогда мы не будем братьями». Очень важно дистанцироваться от врага. Для военного, безусловно, фундаментальные вещи – это качественное питание, качественная одежда. Но военный – это часть общества, поэтому он сам себе должен давать ответ на вопрос: за что я воюю? Чем я отличаюсь от того человека, который в меня стреляет? Почему я защищаю эту страну? Идет поиск своего я, своей отдельности. То, что страна начала делать после 2014 года, делает и армия.

– Часть депутатов голосует против изменений в украинской армии. В частности, депутаты от «​Оппозиционного блока» Нестор Шуфрич и Наталья Королевская полагают, что от нового приветствия «Слава Украине» не прибавится припасов в холодильнике. Приняла ли украинская армия нововведения?

Ввели реформу – придите к личному составу и объясните суть этой реформы. Такой привычки в армии до сих пор нет

– Безусловно, да. Мы понимали, что элитные военные структуры всегда чувствительны к вещам, которые для них являются фетишем, то есть к собственной символике, которую они воспринимали как свою годами, но не десятилетиями, подчеркну. Например, аббревиатура ВДВ в Украине существовала не десятки лет, раньше это были аэромобильные войска. Приходишь к людям и объясняешь, для чего нужны изменения. Меня удивило, что первыми перешли на нашу сторону те люди, которые служили еще в советском десанте – и теперь на этих авторитетных офицерах строится новая традиция. Армия только просит больше говорить с людьми. И это просьба к нам как к журналистам, и к тем, кто занимается морально-психологическим обеспечением, военным образованием – больше объяснять. Ввели реформу – придите к личному составу и объясните суть этой реформы. Такой привычки в армии до сих пор нет. А сил трех-четырех людей недостаточно.

– Почему речь идет о трех-четырех людях? Разве министерство и Генеральный штаб не помогают?

– Надо понимать, что мы говорим о структурах. Армия плохо знает украинскую военную историю, потому в военных высших учебных заведениях она должна преподаваться отдельным предметом. И его должны написать гражданские, а не военные. Потому что тот, кто сейчас занимается военной историей в вузах и в армии, – это, по меньшей мере, полковник. То есть человек, который последние лет 15, по сути, не занимался ничем правильным для страны. Их всех массово уволить? Как-то не по-человечески. Те, кто сейчас досиживает до пенсии, должны спокойно уходить, получать военную пенсию, доплаты. А нам надо создать новую структуру, в которой будут работать гражданские историки. У нас много людей, которые на своем энтузиазме тянут эту лямку. Это касается и художников-графиков. Нужны и пиарщики, потому что армии необходимо, чтобы ее пиарили и, если говорить языком рекламы, продавали обществу. Если обобщить: это системные задачи, которые нахрапом не возьмешь.

– Насколько глубоко российско-советское наследие внутри украинского войска и сколько лет потребуется для избавления от этого наследия?

Нужна примерно дюжина людей, работающих на постоянной основе и, наверное, лет десять

– Доходит до банального: на вопрос, почему 92 бригада выводит свое начало от тульских стрельцов 19-20 годов прошлого столетия, никто не может дать ответа. А ведь эта бригада сформировалась уже в независимой Украине 18 лет назад. Мы начали поднимать документы: вероятно, какая-то писулька принуждает командира бригады обращать внимание на то, что было до восстановления независимости Украины? Выясняется, такой писульки нет. То есть де-юре никто командира бригады к этому не принуждает. Можно сколько угодно искать крайнего, но именно отсутствие системности увеличивает время адаптации к изменениям. Нужна отдельная структура, условно – офис реформ, который занимался бы и такими делами. Нужна примерно дюжина людей, работающих на постоянной основе и, наверное, лет десять.

– В апреле 1918 года украинская армия под командованием Петра Болбочана освободила Крым от большевиков. Но где в современной украинской армии воинская часть, которая носит имя этого украинского полководца?

– Безусловно, что имена и Болбочана, и Удовиченко, и Омельяновича-Павленко, и Петрива найдут свою воинскую часть. Но тут должны соединиться несколько условий. Для каких частей имя Болбочана стало бы почетным наименованием? Конечно, для частей, которые базируются на Левобережье, там, где проходило освобождение Донбасса. Второй фактор: эта воинская часть в нынешней войне должна проявить свою отвагу. У нас воюют все, но нельзя сказать, что на одинаково качественном уровне, об этом сами военные говорят. То есть они номинируют военную часть на почетное наименование, Генштаб подает аргументацию, и тогда мы говорим: хорошо, у нас есть такие-то персоналии. Дальше начинается самое сложное: с исторической персоной, по поводу которой никто и спорить бы не должен и которая должна быть им известна, приходится знакомить представителей бригады. А они говорят: кто это? Мы его не знаем. Как вы его не знаете? Да представьте себе, что сегодня какой-то комбриг берет и освобождает Крым: такого человека десятки лет будут на руках носить! И кто виноват в том, что вы Болбочана не знаете? Вот как было с наименованием «Холодный Яр»: бригада сказала – мы хотим, мы чувствуем этот дух. За это бригаде – большой респект. Когда мы говорили с 30-й бригадой, они спросили: а какое у нас будет почетное имя? – Константина Острожского. – А объясните логику выбора. Объяснили. – Да, это круто, мы хотим. Вот и все, яблочко сложилось: половинка – аргументация, половинка – хотим. И также должно быть с именем Болбочана. Давать такие имена, как Болбочан, Удовиченко, Омельянович-Павленко, Петрив, Безручко, просто ради юбилейной даты – это значит оскорбить этих людей. Воинская часть должна дозреть до чести носить такое имя.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG