Доступность ссылки

«Мы выведем Россию из Крыма». Интервью с Дмитрием Кулебой


Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба считает, что Россия в течение последнего года делала все, чтобы «Крымская платформа» не состоялась, поскольку они видят в этой инициативе реальную угрозу своему господству в Крыму. По его словам, «Крымская платформа» поможет составлять такие комбинации, при которых Россия пойдет на уступки».

По мнению министра, «нормандский формат» требует нового импульса, и это ключевая задача на осень. Министр немногословен по программе визита президента Зеленского в США, но говорит, что будет подписано соглашение о сотрудничестве в оборонной сфере, в повестке дня визита ‒ и тема возрождения украинского флота.

Зачем президент Зеленский летит в Калифорнию, почему ситуация в Беларуси в ближайшее время будет «качелями» и как на Украину может повлиять ситуация в Афганистане? Об этом и более ‒ в «Субботнем интервью» министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебы.

Инна Кузнецова: Мы встречаемся с вами в канун саммита «Крымская платформа». Уже есть информация о том, что подтверждено участие 46 официальных делегаций, среди них 9 глав государств, премьер-министры, два руководителя парламентов. С одной стороны, это очень высокий представительский уровень. С другой ‒ вам оппоненты скажут: а страны, представленные президентами, не такие уж и большие.

‒ У меня нет по этому поводу никаких страхов или недовольства. Потому что, во-первых, у нас есть такая категория в международных отношениях: глава государства или правительства. И в некоторых странах глава правительства имеет ключевые полномочия. Поэтому их нужно объединять. И таких не 9, а 14, премьер-министры, президенты.

Во-вторых, независимо от того, на каком уровне представлена страна, принципиально важно, что страна приезжает и берет на себя определенные обязательства. Нет никакой разницы между весом обязательства, взятого на саммите, президентом или министром иностранных дел. Потому что они все являются главами делегаций государств. Они там не в личном качестве.

«Крымская платформа» собрала много участников. Это все важные для нас участники. И все они равнозначны с точки зрения дальнейшей работы на «Крымской платформе». И смысл «Крымской платформы» именно в том, что, используя механизм, будут приниматься решения, необходимые для увеличения давления на Россию как на государство-агрессора и конечной деоккупации полуострова.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

‒ Президент Украины Владимир Зеленский в интервью крымским журналистам, которое вышло 19 августа, заявил: «Вот на что должна обратить внимание прежде всего «Крымская платформа»: актуализировать, обострить каждый больной вопрос на уровне не только украинского общества с низов. Это наш вопрос. Наш вопрос. И надо его выводить на европейский уровень, на уровень США». Актуализируете, заострите. А что дальше, если Россия в «тупике»?

Президент Украины Владимир Зеленский
Президент Украины Владимир Зеленский

‒ Ничего. Мы выведем Россию из «тупика» и из Крыма. Это же политика. И есть два выбора всегда в политике: либо ты сидишь и ничего не делаешь, ждешь, «пока петух свистнет», или ты всячески помогаешь «петуху свистнуть». Вот и все! Это стратегия, проверенная историей. Время от времени в истории одни страны захватывали территорию других государств. Но когда есть системная работа ключевых игроков, направленная на одну конкретную цель ‒ освободить оккупированную территорию, то, в конце концов, это даст свой результат.

Я понимаю, сейчас все эти разговоры: а что, а как, конкретно? Это все очень важно и очень релевантно. Но для того, чтобы появились какие-то конкретные действия, нужно иметь тех, кто эти действия будет делать. И второе ‒ механизм, в рамках которого они эти действия будут делать.

‒ Кто это будет делать?

‒ Это будут делать те субъекты ‒ государства, международные организации, ЕС, которые создадут вот это ядро «Крымской платформы». Затем «Крымская платформа» будет приобретать новых участников, потому что «Крымская декларация» будет открытым документом, к ней можно будет присоединяться. В каждой из этих стран будут задействованы три уровня ‒ правительства, парламенты, экспертное сообщество. Вот все эти субъекты (обобщим их название) и будут предлагать, принимать и реализовывать конкретные шаги, направленные на деоккупацию Крыма.

‒ А где гарантия, что они это будут делать? Собрались, поговорили, декларацию приняли. А дальше? Например, в сети «Телеграм» спрашивают: «Где гарантия, что «Крымская платформа» будет эффективнее, чем саммит «нормандского формата»?». Или, как спрашивает Андрей Бодя с Франковска: «Имеет ли она реальные шансы на реализацию своих задач?».

‒ Стопроцентные гарантии есть только у Господа Бога. Все остальное ‒ это результат системной работы. И я могу обещать, что мы вместе с партнерами будем системно работать над тем, чтобы платформа была эффективной. И тот факт, что эти участники будут на саммите, подтверждает, что есть с кем работать. И тот факт, что у нас будет содержательная «Крымская декларация», подтверждает, что эти участники готовы брать на себя обязательства, принимать конкретные шаги.

‒ Уже проект декларации готов?

‒ Проект декларации готов на 99%. И я не сомневаюсь, что он будет готов на 100%, будет принят.

‒ Вы говорите, будет работать все время и на уровне экспертов, и на уровне парламентов. Вместе с тем ваша заместитель Эмине Джеппар сказала о том, что оплачивать и проводить подобные мероприятия ежегодно возможности нет, будете думать, как и куда «парковать» «Крымскую платформу».

‒ Я думаю, что эта позиция Эмине прозвучала несколько вне более широкого контекста. Я хочу сказать две вещи. Первая. Украина всегда будет находить деньги, людей и свободу для того, чтобы работать над деоккупацией своей территории. И второе. Мы нигде не будем «парковать» «Крымскую платформу». Потому что это самодостаточный механизм. Но мы, безусловно, будем работать над синергией «Крымской платформы» с другими международными форматами, в том числе с ООН.

Вы знаете, что каждый год Генассамблея ООН принимает соответствующую резолюцию, посвященную Крыму. То есть мы найдем форматы взаимодействия, форматы синергии и с ООН, и с НАТО, и с Советом Европы, и с ОБСЕ.

‒ Президент Зеленский говорил о том, что сегодня, кроме прямых переговоров с президентом России в отношении крымских заключенных, он не видит другого выхода. Что можно сформировать во время «Крымской платформы» по этому поводу?

‒ Вопрос защиты прав человека в Крыму является одним из самых болезненных, когда Россия впадает в состояние раздражения, она, что называется, срывает свою злость на людях, и начинаются обыски. Это нужно понять. Но мы будем однозначно усиливать именно это направление ‒ защита прав человека. Нам нужно очень много различных инструментов, в том числе «тихой дипломатии» с Российской Федерацией.

Россия делала все, чтобы «Крымская платформа» не состоялась. Они видят в этой инициативе реальную угрозу

Мы все с вами должны знать, что Россия делала все в течение последнего года, чтобы «Крымская платформа» не состоялась. Они видят в этой инициативе реальную угрозу своему господству в Крыму. И их смущает не только сам факт проведения саммита в Киеве, который возвращает очень сильно и заметно Крым в международную повестку дня, но и дальнейшая работа «Крымской платформы». Потому что они боятся именно каких-то системных, последовательных действий. Их стратегия в том, чтобы о Крыме все забыли и восприняли их оккупацию как свершившийся факт. «Крымская платформа» эту стратегию нивелирует.

Поэтому, безусловно, у России много эмоций. Мой коллега, российский министр уж очень ярко выразился. Назвал «Крымскую платформу» «шабашем». И в этих эмоциях они, безусловно, будут прибегать к репрессиям. Но мы будем работать с партнерами для того, чтобы найти все-таки инструменты защиты прав человека на оккупированном полуострове.

‒ На этой неделе задержали пятерых крымских татар. То есть в списке политзаключенных еще прибыло. И так и не удалось освободить одного из фигурантов «дела Хизб ут-Тахрир», как вы знаете. Я понимаю, что это будет обсуждаться. Несмотря на то, что президент Зеленский говорит о том, что вопрос освобождения возможно обсуждать только с президентом Путиным, как это коррелируется?

‒ Поэтому я и сказал вам, что нам нужно как можно больше инструментов работы в этой сфере, где, сочетая давление и диалог, можем достичь результата. Когда ты говоришь с Путиным и с Россией в целом, то там нельзя достигать результатов исключительно за счет того, что у тебя на руках один козырь или один рычаг. Ты должен составить определенную комбинацию. И «Крымская платформа» поможет именно в этом ‒ составлять такие комбинации, при которых Россия пойдет на уступки.

‒ Можно ли ожидать в ближайшее время каких-то переговоров Владимира Зеленского и Владимира Путина?

В осеннем сезоне мы активно вернемся к попыткам организовать прежде всего саммит «нормандской четверки». Это ключевая задача

‒ Мы заинтересованы в этом разговоре. И вы знаете об инициативах президента Зеленского провести такой саммит. Но пока мы не видим готовности с российской стороны к проведению этой встречи. И сейчас на повестке дня есть много других критических вопросов. Я думаю, что сейчас, в осеннем сезоне, мы активно вернемся к попыткам организовать прежде всего саммит «нормандской четверки». Это ключевая задача. Но здесь, очевидно, придется ждать избрания нового немецкого правительства и нового канцлера. Эта задача №1. Если саммит «нормандский» не срабатывает, тогда надо искать возможность двустороннего саммита. Это тоже те вариации, которые есть в распоряжении дипломатии.

‒ Визит пока еще канцлера Германии Ангелы Меркель в Российскую Федерацию накануне визита в Украину. Оппозиция говорит о том, что «сливают» Украину ‒ канцлер едет решать свои вопросы. Что вы ожидаете от визита Ангелы Меркель в Украину (интервью состоялось накануне визита канцлера Германии в Киев – ред.)?

‒ Ангела Меркель делает, по сути, прощальное турне по ряду стран, которые были особенно важны для ее внешней политики. В этом списке есть Украина. Я не вижу абсолютно проблемы в том, приедет она в Киев до Москвы или после Москвы. С точки зрения реальной политики, это не влияет на содержание и качество переговоров. Мы готовимся к переговорам с госпожой Меркель. Но мы должны понимать, что чуть больше, чем через месяц, в Германии будет новое правительство и новый канцлер. И я думаю, что госпожа Меркель будет очень сдержана в готовности брать на себя какие-то дополнительные обязательства. Но, безусловно, мы будем ставить все вопросы, которые представляют интерес для Украины: как «нормандский формат» и как «Северный поток-2», так и развитие торговли между нашими странами.

Владимир Путин и Ангела Меркель
Владимир Путин и Ангела Меркель

‒ Некоторые российские и пророссийские эксперты в Украине пишут о том, что, мол, Ангела Меркель будет требовать введения в законодательство Украины «формулы Штайнмайера».

Я исключаю возможность, что канцлер потребует что-то от Украины

‒ С президентом Украины можно договариваться. Но он никогда не идет навстречу, если от него что-то требуют. Поэтому я исключаю возможность, что канцлер потребует что-то от Украины. Она достаточно хорошо знает уже президента Украины и позицию нашего государства.

‒ Что она может предложить, учитывая то, что она предварительно посещает Москву?

‒ Я исключаю ситуацию, при которой госпожа Меркель о чем-то договорится с Путиным, а потом приедет представить эту договоренность в Киев. Это все ‒ догадки экспертов, украинского фейсбука, телеграмм-каналов и других соцсетей.

‒ Что вы готовите на переговоры? Какие темы для вас важны сейчас?

‒ Мы готовим следующие темы. «Нормандский формат», «Северный поток-2», европейская и евроатлантическая интеграция Украины.

‒ Что касается «Северного потока-2», то это будут вопросы средств, выплат, чего именно?

‒ Это будет вопрос безопасности. В совместном заявлении немецко-американском, посвященном «Северному потоку-2», мы не увидели достаточно четких и понятных формулировок о том, как можно устранить риски, созданные для украинской безопасности, безопасности украинского государства в целом с запуском «Северного потока-2», если такой запуск состоится. Мы хотим об этом более конкретно говорить.

‒ Ангела Меркель прилетает в Украину 22-го числа. А саммит «Крымской платформы» ‒ 23-го. И опять же, как вы говорите, «фейсбучные эксперты» начали говорить о том, что она игнорирует саммит «Крымской платформы». На «Крымской платформе» Германия, если я не ошибаюсь, будет представлена министром иностранных дел. А почему так произошло? (После «Субботнего интервью» посол Германии в Украине сообщила, что Германию на учредительном саммите «Крымская платформа» представит министр экономики и энергетики вместо министра иностранных дел ‒ ред.).

‒ Я думаю, что об этом надо спросить Ангелу Меркель.

‒ Как мы знаем, Ангеле Меркель стал близким Донбасс. Она занимается зоной вокруг линии разграничения. Она хорошо знает эту территорию. Как вы видите эту часть переговоров, несмотря на то что оставляет желать лучшего ситуация с перемирием, погибают гражданские?

‒ «Нормандский формат» требует нового импульса. То есть то, как он работает сейчас, он способен удерживать ситуацию более или менее в том состоянии, в котором она находится. Но Украине этого мало. Нам нужно двигаться вперед ‒ прекратить обстрелы, гибель украинских военных и гражданских лиц, деоккупировать наши территории, заставить Россию выйти с Донбасса. Все это можно делать в «нормандском формате», но нужен другой уровень активности и тех самых знаменитых комбинаций, к которым мы с вами уже обращались.

Но, опять же, при всем уважении, мы понимаем, что госпожа Меркель понимает, что через 1,5 месяца она не будет канцлером Германии. И, соответственно, она не может брать какие-то обязательства, которые лягут уже на следующее правительство. Мы ценим ее. Мы хотим откровенной, содержательной беседы с ней. Обычно во время завершения каденции политики позволяют себе говорить больше, чем в середине своего правления. Поэтому однозначно это будет полезный разговор, полезные переговоры.

«Нормандская встреча» в Париже, декабрь 2019 года
«Нормандская встреча» в Париже, декабрь 2019 года

‒ Возвращаясь к саммиту «Крымской платформы», еще одна тема ‒ это флот и безопасность в Черноморском регионе. Россия наращивает там свои силы. С другой стороны, президент Зеленский сказал, что задача Украины ‒ до 2035 года построить украинский флот. Там есть цели до 2024-го и до 2035 года.

Возрождение украинского флота является абсолютным приоритетом. Эта тема так же будет на повестке дня визита президента Украины в США

‒ Крым, Азовское и Черное моря абсолютно неотделимы. Это все ‒ одна тема. Невозможно говорить о Черном море, минуя Крым. Невозможно говорить о Крыме, минуя Черное море и Азовское. Поэтому тема моря, черноморской безопасности пронизывает все темы, которые мы обсуждаем и будем обсуждать на «Крымской платформе».

Для президента возрождение украинского флота является абсолютным приоритетом. Он настраивает и Минобороны, и МИД на максимально результативную работу с целью привлечения внешних ресурсов и партнерской помощи на восстановление украинского флота. Мы над этим очень активно работаем. И могу тоже немного приоткрыть кулисы, сказать, что эта тема так же будет на повестке дня визита президента Украины в США.

‒ Встреча президента Зеленского с президентом Байденом состоится 31 августа. Уже запланированы переговоры делегации и встреча лицом к лицу. Что еще вы можете сказать о готовности?

‒ Как говорится, много знаешь, а рассказать нечего. Обо всем вы узнаете. Нормально там образуется визит, хорошая будет программа. Все будет хорошо.

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба и государственный секретарь США Энтони Блинкен. Вашингтон, 5 августа 2021 года
Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба и государственный секретарь США Энтони Блинкен. Вашингтон, 5 августа 2021 года

‒ Многословно!

‒ Приглашайте на эфир после визита‒ все расскажу.

‒ Много фейсбук писал об Илоне Маске и о Калифорнии.

‒ Знаете, как много фейсбук пишет! Визит в Калифорнию ‒ это очень важная история. Еще никогда в истории президент Украины не летал на Тихоокеанское побережье США. Хотя именно там сосредоточены высокотехнологичные компании, ІТ-сектор, аэрокосмическая отрасль. А это именно та сфера, где у Украины есть очень серьезные возможности. Вы знаете, мы славимся своим ІТ-сектором. И поэтому было принято решение, что мы летим туда. Это очень правильное решение. Президент посетит Калифорнию. Там уже подтверждена встреча с руководителем одного из супертехнологических гигантов, есть еще другие встречи, которые находятся в разработке.

ІТ и авиаракетная отрасль ‒ это то, что в «сердце» визита в Калифорнию

Но программа президента будет окончательно доступной для публики после того, как все эти мероприятия состоятся в рамках визита. Я хочу лишь подчеркнуть, что цель визита на Тихоокеанское побережье ‒ именно привлечение инвестиций в высокотехнологичные сектора украинской экономики и создание дополнительного партнерства между американским и украинским бизнесом. ІТ и авиаракетная отрасль ‒ это то, что в «сердце» визита в Калифорнию.

‒ Была информация о том, что президент якобы должен выступить с лекцией в Стэнфордском университете относительно Бабиного Яра.

‒ Мы отрабатываем очень разные элементы программы, в том числе, безусловно, публичное выступление президента. Будет визит ‒ всем все станет известно без домыслов, без спекуляций. Я могу только сказать, что и программа визита, «гулявшая» в СМИ, является уже не релевантной частью, и многие элементы, которые там предсказывали журналисты или фейсбук, на самом деле не обрабатываются. Это были догадки и домыслы разных людей.

‒ Там должны быть подписаны три соглашения. Это была информация, кажется, от Офиса президента, а не с фейсбука. Эти соглашения будут подписаны?

‒ Мы сейчас с вами зашли в бесперспективный вектор разговора. Потому что я отвечаю за результат. Поэтому я не могу вам сейчас что-то сказать до того, как это произошло. И я уверяю вас, что мы работаем над максимально содержательным наполнением визита президента, в частности над подписанием соответствующих соглашений. У нас очень положительная динамика с США по этим вопросам. Но пока это все, что я могу сказать...

‒ Но я рискну спросить о базовом оборонном соглашении с США. То есть это соглашение, как говорят специалисты, дало бы возможность качественно изменить двустороннее сотрудничество по безопасности. Насколько это соглашение готово? Экс-посол Украины в США Валерий Чалый говорит, что то, что готовится, по его информации, не совсем то, что должно быть.

Есть принципиальная договоренность о том, что соглашение о сотрудничестве Украины и США в оборонной сфере будет заключено

‒ Я не знаю, какие у господина Чалого ожидания и на основе какой информации он делает следующие выводы. Есть принципиальная договоренность о том, что соглашение о сотрудничестве Украины и США в оборонной сфере будет заключено. Это будет содержательное соглашение, которое затем будет расширено в ряд конкретных направлений взаимодействия между США и Украиной в секторе безопасности и обороны.

‒ Вопросы безопасности, опять же, и «Северного потока-2», и гарантий США...?

‒ Что вы хотите от меня услышать? Мы находимся в переговорном процессе. Мы согласовываем с США договоренности, заявления. Как вы себе представляете, что я сейчас вам буду все рассказывать, то, что находится в переговорном процессе? Осталось ждать совсем недолго.

‒ Вопрос внутренних реформ, деолигархизация, судебная реформа. Насколько они будут присутствовать в переговорах с президентом Байденом? Ранее об этом уже было много разговоров с господином Блинкеном. Кстати, о «Крымской платформе» немецкие эксперты говорят, что Украина должна была показывать больше прогресса во внутренних реформах, таких, как судебная, тогда и «Крымская платформа» заиграла бы иначе.

‒ Это цинизм и лицемерие, которое не красит ни немецких экспертов, ни экспертов других стран, когда вопрос территориальной целостности привязывается к вопросу реформ. Поэтому я не знаю, на каких экспертов вы ссылаетесь, но это люди, которым я готов в глаза сказать, что они лицемеры.

‒ Например, Сюзан Стюарт из берлинского фонда «Наука и политика».

‒ Вот я Сюзан Стюарт готов это сказать. Потому что есть вопрос целостности государства, целостности «тела» международного права. И мы стоим все вместе. Нас немецкие эксперты очень любят поучать, как мы все должны стоять на защите принципов и правил. И это отдельный вопрос, который к реформам не имеет никакого отношения. Когда они начинают это все связывать, то это просто либо им нечего сказать, либо они просто лицемеры.

Что касается реформ? Реформы ‒ это святое. Реформы должны происходить. Они должны углубляться и распространяться. Мы, безусловно, должны менять страну в собственных интересах. Не ради партнеров, а ради того, чтобы наша страна была более эффективной и более справедливой для собственных граждан. В этом вопросе мы благодарны всем партнерам, которые искренне помогают нам делать эти реформы. Но те, кто пытается (вот как вы только что процитировали) все привязать к реформам, даже то, что привязывать аморально и недопустимо, такие люди не помогают, такие люди просто сажают нас на крючок постоянного унижения ‒ «вы никто, вы ни на что не заслуживаете ‒ вы не сделали все реформы».

Каждая страна находится постоянно в стадии тех или иных реформ. Каждая! И Франция, и Германия, и другие правительства. В некоторых европейских странах правительства отправляют в отставку из-за отсутствия ли неудачности той или иной реформы. Не надо украинцам вестись на тех, кто постоянно унижает нас отсутствием реформ.

‒ Тема Афганистана сейчас у всех на слуху. И спрашивают наши корреспонденты, стоит ли Украине ожидать более тесного сотрудничества в военной сфере с США в связи с выводом военного контингента из Афганистана? Об этом Антон спрашивает. И почему, по вашему мнению, Байден еще со времен вице-президентства отстаивал вывод войск?

‒ Если честно, то в Вашингтоне сейчас все сосредоточены исключительно на вопросе Афганистана. И рассуждать, с кем теперь они будут более тесно взаимодействовать, просто сейчас не до этого. Уровень проблем, которые они решают, требует полной концентрации на теме Афганистана. Я считаю, что ничто не угрожает пока развитию сотрудничества между Украиной и США в сфере обороны. И у нас будет все там динамично и позитивно развиваться. Мы во время визита президента Украины, безусловно, будем об этом говорить.

Вопрос вывода войск из Афганистана в американском обществе пользуется широким консенсусом. Вопрос не в том, что они вышли. Вопрос в том, как они вышли и насколько быстро «Талибан» захватил контроль практически над всем Афганистаном. Вот это тот вопрос, который ставит сейчас американское общество и американские элиты. Не почему мы вышли? Здесь они все за то, что надо было выходить. А почему мы вышли именно так?

‒ Ростислав Сукешко спрашивает: «Какие последствия для Украины и международного терроризма могут наступить в свете событий в Афганистане?».

‒ Это я впервые вижу слово «Украина» и «международный терроризм» в одном вопросе. Надо смотреть. Сейчас очень много поспешных мнений высказывается. Но я могу сказать одно. Из того, что я вижу за эту неделю, это не тот «Талибан», который был в 1996-2001 годах. Эта организация однозначно эволюционировала, развила свое политическое крыло. Поэтому мы сейчас внимательно должны наблюдать за их действиями, прежде чем делать быстрые выводы.

Нужна пауза, чтобы понять, какой будет новая политика «Талибана»

Но при этом совершенно неотложной задачей является предоставление права каждому, кто находится на территории Афганистана и хочет оттуда уехать, спокойно и безопасно это сделать. Не должно быть никаких препятствий со стороны «Талибана» для реализации желания человека покинуть страну. Потому что каждый имеет свои соображения с точки зрения безопасности. В остальном нужна пауза, чтобы понять, какой будет новая политика «Талибана». Тогда можно будет строить свою политику в отношении их.

‒ Не могу не спросить о судьбе украинцев, которые сейчас находятся в Афганистане. Их не так много, но они есть. Вы общались с одним из сотрудников одной из военных баз, которые там работают.

‒ Украина за последние 1,5 года неоднократно показывала, что мы эффективно умеем вывозить людей, граждан Украины и дружественных стран из точек опасности. И в этот раз мы тоже были одной из очень немногих стран, в наиболее тяжелую ночь, с воскресенья на понедельник, подняли самолет в воздух с гражданами и полетели. На тот момент физическая способность улететь из Афганистана была у восьми граждан Украины. Мы их всех забрали, посадили на борт. Другие не смогли добраться до аэропорта по тем или иным причинам. Сейчас мы работаем над дальнейшей эвакуацией.

Никто не брошен на произвол судьбы, никто не забыт. Я, пользуясь случаем, призываю всех обращаться в посольство Украины в Таджикистане или в посольство Украины в Пакистане, оставлять свои контактные данные, свои паспортные данные, где вы находитесь, если вы хотите попасть на эвакуационный рейс. Мы систематизируем все списки и при первом же случае ориентируем людей, куда и когда им надо прибыть для того, чтобы оставить Афганистан. Работа у нас организована очень четко и просто. Приоритет №1 ‒ граждане Украины. Условно говоря, если на борту самолета 180 мест, а у нас есть 150 граждан Украины, готовых лететь, и 300 иностранцев, нас просят забрать, мы заберем 150 граждан Украины, а на оставшиеся 30 мест возьмем иностранцев. Граждане Украины ‒ абсолютный приоритет.

‒ Посол Российской Федерации в Афганистане так радостно воспринял приход талибов, «такие хорошие мужики».

‒ Это российское лицемерие! «Талибан» официально в России запрещенная организация. Если вы в российских медиа или в эфире скажете слово «Талибан», вы должны добавить: организация, запрещенная в России. И при этом они выражают положительную оценку прихода «Талибана» к власти. То есть классический стиль российской дипломатии.

Такой же, кстати, как и в Крыму. Когда они, с одной стороны, рассказывают на каждом шагу, что вопрос Крыма закрыт и решен раз и навсегда, Крым является частью России, а с другой стороны, разворачивают всю свою машину для того, чтобы сорвать саммит «Крымской платформы». Если вопрос закрыт и решен, почему вы тогда противодействуете «Крымской платформе»?

‒ Они говорят, что это «посягательство на территориальную целостность Российской Федерации».

Российская Федерация в Крыму имеет один статус ‒ это статус государства-оккупанта

‒ Нет. С точки зрения международного права, Российская Федерация в Крыму имеет один статус ‒ это статус государства-оккупанта. И она, согласно международному праву, несет полную ответственность за все, что происходит на оккупированной территории. Другого статуса России в Крыму нет. Они могут себе придумать все что угодно. Могут столицу в Крым перенести. Это их проблема. Но от этого политический, юридический и моральный статус России в Крыму не изменится.

‒ Ближний сосед, сейчас не очень дружественный. Беларусь. Много беженцев из Беларуси в Украину. И сейчас Литва и Польша колючей проволокой ограждаются, потому что ожидают неприятных ситуаций. И последние заявления Александра Лукашенко в отношении Украины тоже не радуют. Как будет дальше развиваться ситуация?

Александр Лукашенко хочет демонстрировать свою власть и мстить тем странам, которые, по его мнению, действуют против него

‒ Мы активно помогаем литовцам отгораживаться колючей проволокой от Беларуси. Мы очень благодарны Литве за то, что она такая дружественная к нам, и поддерживает всегда. И когда у нас появилась возможность поддержать их, мы сразу это сделали.

Ситуация в Беларуси будет такими «качелями». Очевидно, что Александр Лукашенко хочет демонстрировать свою власть и мстить тем странам, которые, по его мнению, действуют против него, различными путями, в том числе пропуском незаконных мигрантов на границу с ЕС. Поэтому мы должны быть готовы к любому сценарию. И этот вопрос абсолютно приоритетный для правительства, для президента. Сейчас каких-то очевидных прямых угроз нет, но в любой момент все может измениться, потому что Александр Лукашенко может в любой момент принять любое решение. И вот к этим различным сценариям мы должны быть готовы.

‒ Последние 1,5 года туристов не так много. Но в этом году появились немного необычные для Украины туристы из Саудовской Аравии, приезжают большими семьями. Насколько это связано, например, с государственными соглашениями?

‒ Один мой знакомый говорит мне: «Ты видел, сколько приехало арабов! А знаешь почему?». Говорю: «Почему?». А он говорит: «Потому что там один известный блогер записал ролик для ютуба об Украине ‒ они все приехали». На что я ему сказал: «Послушай, ты часто смотришь ролики в ютубе?». Он говорит: «Каждый день и очень много». Я говорю: «Ты сразу покупаешь билет и куда-то едешь?». Он говорит: «Нет, я остаюсь дома».

Это абсурд считать, что кто-то записал ролик ‒ и сразу все поехали. Это результат, с одной стороны, работы Украины. Потому что мы, кстати, по инициативе президента, отменили визы для них. Мы работали и над открытием прямых полетов с этими странами, прямых рейсов. Второй фактор, который способствовал, так это то, что гражданам этих стран все еще запрещен въезд в ЕС, куда они привыкли ездить. И уже третьим фактором является то, что когда они, эти граждане, шли онлайн смотреть что-то о стране, куда они могут поехать, они видели какие-то положительные сюжеты от своих блогеров.

То есть, три эти фактора сработали. Первый ‒ это сугубо заслуга Украины. Второй ‒ это заслуга ЕС, не открыл границы. И третий ‒ это действительно заслуга тех арабских блогеров, которые положительно писали об Украине. Но мы получили шанс. Теперь задача ‒ превратить шанс в постоянную практику. И уже все посольства наши в странах Залива получили указания работать с местными властями для того, чтобы, во-первых, вернулись в следующем году арабские туристы снова в Украину, во-вторых, чтобы их было больше, в-третьих, чтобы мы помогали распространять положительные знания об Украине в этих странах.

У нас есть стратегия внешней политики. Укрепление положительного имиджа Украины ‒ это один из элементов этой стратегии. Поэтому мы все сейчас работаем над тем, чтобы в следующем году туристы вернулись, чтобы их стало еще больше. Потому что они привезут деньги.

‒ В канун 30-летия Независимости я хочу вам предложить помечтать. Какой бы вы видели Украину через 30 лет?

‒ Через 30 лет? Через 30 лет я мечтаю сидеть на пенсии дома, желательно, где-то в селе и не читать социальные сети, потому что они будут скучными и там будут только фотографии друзей, не будет никаких конфликтов и очередных «измен». И село будет развитым, в нем будет школа, больница. И люди будут работать и будут счастливы!

‒ А Крым?

‒ Да, в селе в Крыму.

Международная площадка по деоккупации Крыма

Международная площадка по деоккупации Крыма («Крымская платформа») – инициатива украинских властей по созданию переговорной платформы для координации действий Украины и международных партнеров по защите прав крымчан и деоккупации аннексированного полуострова.

На 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2020 года президент Украины Владимир Зеленский призвал страны-участницы присоединиться к созданию платформы.

Инаугурационной саммит по «Крымской платформе» состоялся в Киеве 23 августа 2021 года – к 30-летней годовщине Независимости Украины. Он был призван официально запустить международный формат по вопросу деоккупации Крыма.

43 страны – участницы первого саммита «Крымской платформы» подписали совместную Декларацию с призывом восстановить территориальную целостность Украины в международно признанных границах и заявили, что «России не удастся легитимизировать временную оккупацию Крыма и Севастополя».

Они также подтвердили свои намерения с помощью политических, дипломатических и ограничительных методов давить на Россию для восстановления контроля Украины над территорией АРК и Севастополя. Участники призвали Россию присоединиться к «Крымской платформе» и разделить ее цели.

На саммите осудили нарушения прав и свобод человека на полуострове, милитаризацию Крыма, препятствование свободному судоходству в Керченском проливе и Азовском море, переселение российских граждан в Крым.

Россия выражала протест против проведения саммита. В Москве мероприятие называли «шабашем», «недружественным по отношению к России» мероприятием и грозили его участникам последствиями. 24 августа в МИД России заявили, что участие стран и международных организаций в «Крымской платформе» является «посягательством на территориальную целостность России».

Незадолго до начала форума российские власти ввели персональные санкции против главы МИД Украины Дмитрия Кулебы и секретаря СНБО Алексея Данилова.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG