Доступность ссылки

«Короткосрочные выгоды»: игры России на Ближнем Востоке


Коллаж

На днях в Москве прошли переговоры всех сторон, которые могут положить конец гражданской войне в Ливии. Она продолжается с момента смерти бывшего лидера Муаммара Каддафи. Добиться мира в Ливии договорились президент России Владимир Путин, президент Турции Реджеп Эрдоган и канцлер Германии Ангела Меркель. Москва готова выступить в роли арбитра и посредника. После вступления в войну в Сирии в 2015 году Россия все сильнее укрепляет свои позиции на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Зачем? В чем секрет «российской всесильности» в регионе и умения «договориться даже с врагами»? И может ли это коснуться Украины? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорил директор Дипломатической академии имени Геннадия Удовенко при МИД Украины Сергей Корсунский.

– 11 января в Москве встретились Ангела Меркель и Владимир Путин, и там была в топе тема Ливии. Эта тема интересовала и немецких журналистов, которые приехали освещать встречу. Один из немецких журналистов сказал: «Турецкий президент говорил о том, что в Ливии находятся две тысячи так называемых наемников военной компании «Вагнера». Вопрос к вам, президент Путин, вы можете подтвердить это количество? Если не можете подтвердить, сколько российских наемников компании «Вагнера» находится в Ливии?»

И вот что ответил Путин: «Если там и есть российские граждане, они не представляют интересов российского государства и денег от российского государства не получают». Сергей, вы верите Владимиру Путину, и если есть информация о присутствии боевиков компании «Вагнера» в Ливии, что они там делают, зачем Россия их туда отправила?

– Ливия с момента начала гражданской войны является одним из источников беженцев, которые очень легко через Средиземное море достигают берегов Евросоюза. Эта проблема уже много лет является одной из ключевых для Европейского союза.

Там вроде бы уже намечался мир и есть официально признанное ООН и всеми цивилизованными странами правительство в Триполи. Но вместо того, чтобы ему помочь, туда вмешалась Россия, которая поддержала оппозицию. Кончилось это все тем, что началось наступление этих так называемых повстанческих сил на официальную власть в Триполи.

Здесь возникло разногласие между тем, в чем заинтересованы региональные игроки и Россия. В частности, Турция поддержала официальное правительство, подписала с ним договор. Он был ратифицирован парламентом Турции, и там дали разрешение на посылку турецких войск в поддержку официального правительства. В этот момент возникла информация о том, что там есть ЧВК «Вагнер».

Теперь Путин с Эрдоганом и вместе с Германией красиво всему миру продемонстрируют, как они решили сложный конфликт

О том, что он там есть, уже как года три говорят американцы, все разведки мира. Это люди, которые прошли Сирию, настоящие бандиты, которые ни перед чем не остановятся. И тот факт, что сейчас, особенно после встречи с Меркель, Путин их сдал, сказал, что это не его, я не удивлен, что вдруг сразу все провозгласили прекращение огня. Потому что без боевиков «Вагнера» атаковать Триполи не будут. А сигнал от Путина прозвучал, что эти боевики теперь оттуда уйдут, «их там нет» называется.

Все это не просто так. Для Меркель, Германии, Евросоюза Ливия остается проблемой номер один из-за беженцев. И как видно, достигнута договоренность обмена о безусловной поддержке «Северного потока-2» и проведение в Германии конференции по Ливии на то, что Путин дал команду боевикам «Вагнера» выйти из Ливии и остановил столкновение. Теперь на конференцию в Германию приедет Путин с Эрдоганом и вместе с Германией красиво всему миру продемонстрируют, как они решили сложный конфликт, который затеяли американцы тем, что они вмешались в Ливию и убили Каддафи. Но перед Германией они собрались в Москве, все красиво.

Сергей Корсунский
Сергей Корсунский

– Тем временем влияние России во всем регионе растет.

Россия сохраняет финансовую стабильность, при этом перспективы роста нулевые

– На первый взгляд, ее влияние сильно растет. Но это все тактические выгоды на короткий промежуток времени. В стратегическом плане ничего не меняется. ВВП России не растет, население не увеличивается и страна не становится технологически более развитой. Они сохраняют финансовую стабильность, при этом перспективы роста нулевые.

Они видят, что весь мир идет вперед. И Китай, который идет семимильными шагами и который абсолютно не видит Россию как равного соперника. Для них Россия – это сырьевой придаток. Да, их очень устраивает нынешняя политика самоизоляции США, что они почти ушли с Ближнего Востока.

Но я думаю, может и хорошо, что США сейчас туда не вмешиваются. Там наступит мир, а потом совершенно неизвестно, на кого обопрутся новые государства. Большое преувеличение – считать, что Россия создаст там долговременное присутствие. У нее ВВП меньше, чем ВВП Техаса, а это всего один штат.

– Сергей, вы уже коснулись вопроса «Северного потока-2», миграционного кризиса, который расколол Евросоюз и поменял политику Германии. Зачем еще Россия вмешивается в эти процессы? Может ли это коснуться и Украины?

– Конечно. Во время пресс-конференции Меркель и Путина было упомянуто, что они говорили об Украине. Если Меркель воздержалась от особых деталей, то Путин был очень конкретен. Он сказал об изменениях в Конституцию и так далее.

Но я хочу обратить внимание на то, что мы в Украине очень поверхностно воспринимаем заявления и процессы, которые происходят. Не может Германия просто так, учитывая все эти факторы, сдать позицию, которую занимает Евросоюз. В конечном итоге, Европейский союз – это дом для Германии. Поэтому проблему с беженцами решать нужно, в каких-то вопросах можно пойти навстречу. Тем более, мы подписали соглашение о транзите, совесть у немцев сейчас абсолютно чиста. Им очень не нравятся санкции США.

Даже для демократических стран автократические режимы – удобные бизнес-партнеры

Кроме всего прочего, отношения между Европой и США сейчас очень напряженные и по линии НАТО, и по линии экономики. США или уже ввели, или угрожают ввести пошлины, например, на автомобили.

И ведь экономическое сотрудничество европейских стран, особенно Германии и Франции, с Россией продолжается. Даже для демократических стран автократические режимы – удобные бизнес-партнеры. Сотни миллиардов долларов вложено Западом в Китай, при этом они критикуют Си Цзиньпина.

– Сергей, связана ли эта тема с Донбассом, касается ли его?

– Все, что касается России, касается Донбасса. И все, что происходит в мире, касается и нас. Конечно, для нас абсолютным приоритетом является урегулирование ситуации на Востоке. Но Меркель и Путин сейчас говорили не просто так. А после этого Путин позвонил Макрону и тоже говорили не просто так. В списке вопросов, которые они обсуждают, стоят Ливия, Иран и Украина. Они безусловно рассматриваются в связке.

Намеки, полунамеки и взаимные предложения делаются и дают понять, на что могут пойти страны, а на что – нет. В Париже договорились о встрече в «нормандском формате» через четыре месяца, до этого времени должны произойти определенные события. Хорошо, что первая договоренность – обмен пленными – стала реальной, хотя и частичной. При этом, мы знаем, что окончательной остановки огня нет, продолжаются обстрелы, украинские воины продолжают получать ранения и гибнут.

Но идет очень интенсивная ежедневная работа над тем, с чем мы подойдем к следующей встрече в «нормандском формате». У нас не обо всем говорится в эфире и информируется и не все, о чем договаривается Путин с Меркель и Макроном, будет нам известно.

– Сергей, что дальше может быть, какие аргументы, козыри есть у России на этой геополитической доске?

– Трудно сказать. Мне казалось, что Россия исчерпала свой арсенал таких выходок. Но, например, они разместили ракеты с ядерными боеголовками в Европе, на что им сказали, что в ответ тоже разместят. На 2020 год затраты России на оборону, если я не ошибаюсь, – 47 миллиардов, у США – 756 миллиардов. Из этого надо исходить. Они блефуют, это покер. Да, можно вмешаться в Ливию, но серьезно достать Штаты они не могут. И я уверен, что в США сохраняются здоровые силы.

Справка: в Москве 11 января прошли переговоры президента России Владимира Путина с канцлером ФРГ Ангелой Меркель. Политики говорили о "Северном потоке-2", ситуации в Ливии и конфликте на Донбассе.

Журналисты New York Times утверждают, что около 200 наемников, которые осенью действовали в Ливии, относятся к российской «ЧВК Вагнера». Расследователи Reuters в свою очередь обнаружили, что как минимум один из раненных в Ливии наемников «ЧВК Вагнера» проходил лечение в клинике «Согаза» в Санкт-Петербурге, тесно связанной с ближайшим окружением российского президента.

Иностранные дипломаты считают, что российские наемники оказывают военную поддержку войскам генерала Халифы Хафтара, которые осаждают столицу республики Триполи. Сам город контролируется признанным международным сообществом Правительством национального согласия. Поддержку ему оказывает западная коалиция во главе с США и Турцией.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG