Доступность ссылки

Евгений Гайворонский: «Мне прямо говорили, что утверждать «Крым – это Украина» может только наркоман»


Евгений Гайворонский

В Ялте журналист и блогер Евгений Гайворонский 6 ноября вышел на свободу из следственного изолятора. Там он провел 15 суток по решению мирового судьи в связи с обвинением российских силовиков в «уклонении от лечения наркозависимости». Отбывать админарест по этому обвинению ему приходится не впервые, хотя он утверждает, что не имеет отношения к наркотикам. Проблемы у Евгения Гайворонского начались после того, как он публично признал Крым украинским и выступил с критикой нынешней власти в России.

Российские силовики задержали Евгения Гайворонского 22 октября по обвинению в уклонении от лечения наркозависимости. Подконтрольный России Мировой суд Ялты арестовал его на 15 суток за неисполнение предыдущего решения суда. Оно было вынесено в марте, когда Евгению Гайворонскому впервые предъявили обвинения в употреблении наркотиков. Тогда российские силовики провели обыск в доме у журналиста, а ему пришлось отбывать 12 суток админареста с обязательством пройти лечение от наркозависимости.

Адвокат журналиста Алексей Ладин пояснил, что его подзащитный не согласится проходить такое лечение, поскольку решение суда, которым его обязали это сделать, по словам защитника, основано на сфальсифицированных доказательствах его «наркозависимости».

Уже после того, как Евгений Гайворонский оказался в изоляторе из-за отказа в «лечении наркозависимости», ему предъявили обвинение по еще одной административной статье – части 3 статьи 20.1 КоАП России (оскорбление в интернете власти и символов России). Оно связано с его постом в Facebook, в котором он называет президента России Владимира Путина «х...лом» и «плешивым существом».

Евгения Гайворонского начали преследовать после того, как он, изначально будучи сторонником «крымской весны», публично признался, что изменил свое мнение о России и ее властях. Журналист публично назвал Крым украинским и выступил против нынешней власти России.

Вскоре после этого его обвинили в наркозависимости, заставив дважды отбывать наказание в изоляторе. Сам журналист эти обвинения отрицает и называет их «бредом».

Мы расспросили Евгения Гайворонского о его админаресте, посте о Путине и ситуации на полуострове. Он, как и прежде, опасается за свою безопасность, избегает общения по телефону, поэтому ответил на наши вопросы письменно.

«Идеологических противников пытаются выставить наркоманами»

– Евгений, как прошел ваш уже второй админарест? Сообщалось, что вы заболели в изоляторе, поскольку там «очень холодно и отопление не включили».

– Происходило средневековье. Сначала при задержании ударили головой об машину. Потом отказались предоставить врача, чтобы это зафиксировать.

В самом изоляторе большую часть срока было очень холодно, первые дни не спал, мучался от холода и боли в руке

В самом изоляторе большую часть срока было очень холодно, первые дни не спал, мучался от холода и боли в руке. Написал в так называемую прокуратуру Крыма, после этого руководство изолятора забеспокоилось.

В первой камере постоянно лилась вода в параше, как в пыточной. Сам изолятор находится в здании, в котором проводится ремонт. В камере шел «снег» из строительной пыли. Работала тяжелая техника. Это преступление – содержать людей в заключении в аварийном доме, внутри стройплощадки. А если кран упадет и подвал завалит?

В изоляторе было много отсидевших в тюрьмах и СИЗО уже после начала российской оккупации Крыма. Постоянные рассказы о зоне и феня – это тяжелая, мрачная, утомляющая энергетика.

Сам персонал изолятора меня не трогал. Один раз посоветовали «набить себе на лбу «Слава Украине» после того, как увидели, что я нарисовал в блокноте маленький плакат с гербом Украины и словами «Слава Україні – героям слава!».

– Вы отрицаете наркозависимость, которую вам вменяют российские силовики. Как вы считаете, почему они так настойчиво обвиняют вас именно в этом правонарушении?

– Это инструмент номер один режима в оккупированном Крыму. Со мной в изоляторе находились несколько парней, уже отсидевших недавно в российских СИЗО и столкнувшихся с накатом в исполнении российских силовиков. Со мной сидел парень, Андрей, 25 лет ему, который утверждал, что полицейские через своего наркодилера подкинули ему несколько граммов наркотика «соли» и сразу сказали, что после отбытия админареста он будет осужден на 15 лет тюрьмы. А у парня сын месяц назад родился.

В России власть негласно заставляет социум держаться догмы, что наркоман – это не человек. Поэтому идеологических противников они пытаются выставить наркоманами

Мне рассказывали, что 75% заключенных Крыма сидят по 228-й статье (Уголовного кодекса России – КР) – хранение и распространение наркотиков. Многие сидят, потому что им подкинули полицейские. Но об этом не пишет российская пресса. Часть молодежи Крыма сейчас убивают массовым распространением этих наркотиков («соли», смеси и другая химия). При помощи другой части делают показатель раскрываемости «наркотических преступлений», чтобы оправдать гигантские бюджеты на российский репрессивный аппарат. В России власть негласно заставляет социум держаться догмы, что наркоман – это не человек. Поэтому идеологических противников они пытаются выставить наркоманами. Мне офицеры МВД России прямо говорили, что утверждать «Крым – это Украина» может только наркоман и психически больной.

Вам также предъявили еще одно обвинение – в оскорблении власти и символов России за пост, в котором вы критикуете Владимира Путина. Расскажите, как и почему этот пост появился? И признаете ли вы оскорбление российского президента?

В составленном на меня протоколе идет речь о посте, появившемся в сети Facebook 7 октября, в день рождения президента России. Никаких доказательств, что именно я этот пост написал, предъявлено не было. Я по статье 51 Конституции России отказался что-либо говорить по этому надуманному политическому делу. Поэтому до заседания суда я не буду как-либо комментировать этот пост. Не как участник этой истории, а как человек я полностью поддерживаю новую украинскую народную песню, которую поют десятки тысяч украинцев на стадионах, которую поют в Грузии, на украинских маршах «Ні капітуляції». Понимаю появление этого феномена как мирный ненасильственный протест украинцев против российской оккупации Крыма и Донбасса, творящихся там преступлений и грубых нарушений прав человека. Я бы вообще эту песню на «Евровидение» послал.

Евгений Гайворонский
Евгений Гайворонский

«Если всех здравомыслящих выдавят, возвращать Крым в Украину будет сложнее»

– В прошлый раз вы находились в изоляторе Симферополя, где заявляли о давлении со стороны сотрудников центра «Э». Было ли что-то подобное в этот раз?

Вывозили меня на судилища, угрожали тюрьмой и уголовным преследованием. Психологически давили

Было. Вывозили меня на судилища, угрожали тюрьмой и уголовным преследованием. Психологически давили. Но я держался, говорил им, что они оккупанты и военные преступники.

– В прошлый раз вы заявляли, что сотрудники Центра «Э» в симферопольском изоляторе угрожали вам, что «будут постоянно упаковывать под арест, пока вы не согласитесь на их условия о сотрудничестве». Насколько, на ваш взгляд, реальны эти угрозы?

– Все может быть. Тут, в Крыму – бандитский анклав, власть, по сути, ОПГ. Тут могут схватить и избить на улице, подослать вооруженных бандитов, по абсурдному обвинению лишить свободы. Я каждый день вынужден в этом выживать и настаивать на позиции, что Крым – это Украина.

– Вы заявляли, что «не видите для себя смысла» без Ялты и поэтому не собираетесь уезжать из Крыма. Что вы намерены делать, если преследования продолжатся и, возможно, станут не только административными?

Тут, в Крыму – бандитский анклав

Предполагаю, что новая порция репрессий против меня может быть связана с тем, что я написал книгу, где подробно рассказываю, что на самом деле происходило в Крыму после весны 2014 года и что в украинских Крыму и Донбассе было до этого. Возможно, возникнет необходимость поездки в Украину по делам издания книги. Но вообще выезжать не хочу, жду скорейшей деоккупации Крыма, чтобы с Украиной можно было взаимодействовать на территории полуострова. Если всех здравомыслящих выдавят отсюда, возвращать Крым в Украину будет сложнее.

– Как складывается ваша жизнь после заявления об отказе от российского гражданства и начала преследований? Что изменилось в вашем окружении?

– Круг общения сильно изменился, остались и добавились культурные, здравомыслящие люди. Ситуация с моим отказом от паспорта очень болезненна для российской власти. Моя позиция: по Конституции России международное право и договоры главенствуют над внутренним законодательством. Как субъект Будапештского меморандума Россия является гарантом территориальной целостности Украины, включая Крым и Донбасс. Соответственно, аннексия Крыма противоречит Конституции России, все ее органы власти на временно оккупированной территории Украины нелегитимны, а паспорта незаконны. Федеральный конституционный закон «О принятии в Российскую Федерацию Крыма и Севастополя» антиконституционен.

Посмотрим, как российский Ялтинский суд осмелится грубо проигнорировать нормы Конституции России. Вот такая линия защиты занимает большую часть жизни и времени.

Тяжело жить в агрессивной среде, где нет законов и права человека

На улицах многие подходят, благодарят за проукраинскую позицию. Но, конечно, тяжело жить в агрессивной среде, где нет законов и права человека. Ухудшилось здоровье после недавних репрессий, надеюсь восстановится при помощи здорового образа жизни.

«Крым – это феодальный «крымский гоблинат»

После вашего первоначального ареста от вас публично открестилось издание «Примечания», с которым вы долго сотрудничали. Как вы теперь зарабатываете себе на жизнь?

– Какой-то конкретной штатной работы нет. Были предложения от российских СМИ писать под псевдонимом, но я отверг. После произошедшего со мной не хочу сотрудничать со СМИ России, которые конкретно не осуждают аннексию Крыма. Выжить мне помогают люди, которым я помогал, будучи журналистом. Живу очень скромно. Написал книгу о происходящем, веду переговоры о ее издании. Хочется внести большой вклад в победу Украины в информационной войне с государством-агрессором Россией. Хочется приложить свои силы и знания, поэтому я открыт к интересным предложениям от украинских СМИ и людей, серьезно занимающихся проблемой деоккупации Крыма.

– В прошлом интервью Крым.Реалии вы заявляли, что теперь уже экс-премьер Крыма Сергей Аксенов и его заместитель Дмитрий Полонский формируют «стоп-листы» для редакций крымских СМИ с требованиями положительно писать о власти. После российских выборов в Крыму они покинули правительство. Однако глава Крыма Сергей Аксенов заявил, что останется курировать информационную политику на полуострове. Что, на ваш взгляд, изменится в связи с этим?

Ничего не изменится. В народе говорят, что после 2014 года Крым – это феодальный «крымский гоблинат». Тут нет СМИ и независимой журналистики, есть пропаганда, жесткие рамки и журналисты, которых держат в качестве бесправной низкооплачиваемой прокладки между авторами пропаганды, кураторами из Москвы, Аксеновым и его людьми с одной стороны, и зомбируемым ими населением Крыма, с другой стороны.

Перестановки в Совмине Крыма – это имитация бурной деятельности и перетасовка марионеток

Перестановки в Совмине Крыма – это имитация бурной деятельности и перетасовка марионеток, которые следят, чтобы деньги по так называемой ФЦП (Федеральная целевая программа социально-экономического развития Крыма – КР) перетекали в карманы, близкие к Аксенову со своей клиентеллой, и клиентелле Путина. Информационная политика в Крыму может лишь ухудшаться и провоцировать дальнейший рост протестных настроений, на которые, кроме как репрессиями, в том числе информационными, оккупационным властям Крыма ответить больше нечем.

«Аксенов и кремлевские надсмотрщики будут пытаться добить Крым»

– Как, на ваш взгляд, повлиял уход Сергея Аксенова из крымского правительства на ситуацию в Крыму? Сейчас, по экспертным оценкам, на полуострове выстраивают модель правления, при которой правительство будет больше ориентировано напрямую на федеральных властей, а не на местные кланы.

Эти элементы, «силовики», считают себя самым мощным сословием России

В России есть принцип: «кабанчика сначала откармливают, а потом забивают». В России исчезла официальная борьба с организованной преступностью. Вместо УБОПов – центры «Э». Организованная преступность сама заняла ключевые посты в МВД, ФСБ – во всем силовом блоке. Эти элементы, «силовики», считают себя самым мощным сословием России. Кормовая база снизилась и федеральные силовики решили сами полностью контролировать обналичивание федеральных миллиардов по ФЦП.

Если какому генералу станет не хватать, Аксенова «обезжирит» одна из башен Кремля. Это ему Кремль дал понять разделением должностей и увольнением близких соратников из правительства. Вообще в Крыму тяжелейшая ситуация: экономика разрушена, экологические бедствия в Армянске, фекалии в море, трасса смерти «Таврида», уничтожение природы. Это не решаемые в модели России проблемы. Аксенов и кремлевские надсмотрщики будут максимально пытаться добить Крым за оставшееся до деоккупации время.

Евгений Гайворонский
Евгений Гайворонский

– Повлияет ли переориентация крымской власти на федеральный центр России на ситуацию со свободами в Крыму?

Слова «свобода» и «Россия» – это антонимы

Слова «свобода» и «Россия» – это антонимы. Тут нет прав и свобод человека. Тут процветает культ насилия и невежества, бандитизм как лучшая модель жизни. Наоборот усиливаются наступления на права и свободы. Это 1937-й год в современных декорациях. Необходимо усиление Зеленского (президента Украины – КР), Трампа (президента США – КР), НАТО, Евросоюза, чтобы вынудить Россию считаться с правами проживающих на временно оккупированной территории Украины.

– Чего, по вашему мнению, ожидать крымчанам после переформатирования местной власти?

Ничего хорошего. Если раньше грабили криминальные группировки, получившие от Кремля власть за содействие в аннексии Крыма, то сейчас этим будут заниматься прошедшие отрицательный отбор в России персонажи.

Крымчанам нужно не осуждать, а грамотно использовать методы ненасильственного сопротивления российской оккупации, ускорять восстановление украинского конституционного порядка в Крыму. Мы же помним, что «разом нас багато, нас не подолати». Оккупанты потому и ломают крымчан по одному, что те ждут и запуганы.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG