Доступность ссылки

Крымское ханство. Власть и суд


(Продолжение, предыдущая часть здесь)

Истории Крымского ханства не повезло дважды: в Российской империи ее писали преимущественно в черных красках, а в Советском Союзе вообще попытались забыть. Да и жители современной Украины, чего скрывать, по большей части находятся в плену российских мифов и заблуждений о крымских татарах. Чтобы хоть немного исправить ситуацию, Крым.Реалии подготовили цикл публикаций о прошлом Крымского ханства и его взаимоотношениях с Украиной.

Теперь, поговорив о населении и территориальном устройстве страны, логично задаться вопросом: как было организовано управление всей этой территорией и проживавшим на ней народом? Расскажите о государственной структуре Крымского ханства: как была устроена ханская администрация, что представлял собой ее государственный аппарат, и как осуществлялось правосудие в стране?

Описание государственной структуры страны стоит начать, конечно, с поста ее правителя. Крымский хан, как уже не раз говорилось прежде, это была должность выборная, и эти выборы осуществлялись представителями четырех знатнейших родов Крыма. Кандидатура, выносившаяся на эти выборы, была четко определена традицией: формально, в ханы должен был выбираться самый старший член правящей ханской династии Гераев. А после его смерти престол наследовался следующим по старшинству членом династии. Как правило, это был один из братьев прежнего хана, но принципиальным было не это, а именно старшинство.

Такова была теория. Ее нечасто удавалось соблюсти на практике, а в поздний период она и вовсе соблюдалась чрезвычайно редко, однако хотя бы формально ей старались следовать: и потому при воцарении очередного хана было принято, чтобы все родичи, которые были старше его по возрасту, покидали Крым и переселялись в свои поместья в Турции. И тогда получалось, что правящий хан действительно оставался самым старшим из Гераев, находящихся в Крыму, и старый обычай, хоть и с оговоркой, соблюдался.

А сами выборы хана формально осуществлялись четверкой карачи-беев – то есть особо знатных беев, которые представляли крымские рода Ширин, Барын, Аргын и Кыпчак. В Крыму были и десятки других знатных фамилий, но именно эти четыре были наиболее родовитыми и влиятельными, и только они могли участвовать в выборах хана. Позже, после победы Крыма над Ордой, когда в крымское подданство влилось еще и множество бывших ордынских улусов, в эту коллегию ханы включили еще два бывших ордынских рода: Мансур и Сиджеут, тем более что Мансуры по числу и влиянию превосходили все остальные крымские рода, кроме Ширинов.

Выборы проходили в виде совещания, на котором карачи-беи приходили к согласованному решению, затем сажали новоизбранного кандидата на полотно белого войлока и поднимали его за четыре конца, а потом читали над ханом общую молитву.

Этот обычай был, безусловно, впечатляющ и красив, однако невероятно архаичен, и в предыдущих выпусках я уже рассказывал, что все более или менее энергичные ханы пытались ввести османский порядок наследования, чтобы власть автоматически переходила от отца к старшему сыну, однако беи этого не допускали, и османские султаны стояли на их стороне. Уже к середине 17 века эти выборы превратились в чистую формальность, потому что к этому времени всю власть смещать и назначать ханов присвоили себе османские султаны, однако, пусть даже и формально, беи при назначении султаном каждого нового хана все равно проводили процедуру его выборов, хотя уже и без белой кошмы.

У хана было два официальных наследника – как правило, это были его братья. Старший из этих наследников носил титул «калга-султан». Он вел надзор над восточной частью страны и имел собственную резиденцию с дворцом в городке Ак-Месджид (Белая Мечеть, ныне – Симферополь), откуда еженедельно приезжал в Бахчисарай к хану на совещания.

Пост второго наследника назывался «нурэддин-султан». Он надзирал за западной частью государства, а его резиденцией, как правило, служил один из ханских загородных дворцов в этой западной части, а позже нурэддины имели резиденцию уже в самом Бахчисарае. Ну а все прочие, младшие члены ханского семейства, которые находились в Крыму, государственных должностей не занимали – за исключением тех из них, кого хан назначал своими наместниками в кочевые орды Причерноморья.

Судебно-совещательным органом при хане являлся так называемый Диван, в который входили оба ханских наследника, карачи-беи, лидеры мусульманского духовенства, которые представляли собой не только духовную, но одновременно и судебную власть, а также длинный список чинов придворной администрации. Этот Диван собирался, по возможности, еженедельно и рассматривал важнейшие судебные дела, которые не могли решаться на местах.

Но иногда, значительно реже, по самым масштабным вопросам – как, например, по вопросам объявления войны или введения экстренных всеобщих налогов – собирался высший законодательный орган ханства: Курултай. Это была ассамблея всей знати Крыма, и на ней формулировались решения, которую высшие беи и объявляли хану. Считалось, что в данном случае беи говорят от имени всего народа, потому что до этой всеобщей ассамблеи в каждом большом роду проходили и локальные, так сказать, фамильные курултаи Ширинского или, например, Мансурского рода. Этот всеобщий Курултай имел огромное влияние, будучи даже вправе утверждать или отклонять законодательные и исполнительные инициативы самого хана.

Судебная власть Крыма, как я рассказывал, кажется, в седьмой нашей беседе, всецело находилась в руках мусульманского духовенства и, по сути, была независима от хана. Все крымские судьи на местах подчинялись высшим придворным судьям, а те отчитывались перед кефинским муфтием. При этом, начальником над кефинским муфтием был не хан, а лишь османский султан, и известны случаи, когда на суд кефинского муфтия выносились даже вопросы о том, кто из соперничающих кандидатов в ханы должен по праву занимать престол, и вынесенные муфтием решения беспрекословно исполнялись самими ханами.

А что до исполнительной власти на местах – то эта власть по большей части осуществлялась не центральными государственными органами, а внутренними структурами бейских родов. Ведь большинство крымских земель были распределены между знатными родами, и хан имел в этих бейских феодальных уделах лишь опосредованные полномочия. Вот именно для согласования и распределения административных вопросов между ханской властью и бейским самоуправлением ханы и назначали двух своих наследников, калга-султана и нурэддин-султана, в восточную и западную часть государства, где те дальше взаимодействовали с предводителями знати соответствующего региона: калга с беем родом Ширин, а нурэддин с беем рода Мансур.

Окончание следует.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG