Доступность ссылки

Жены, матери и борцы: история Севиль Омеровой


Сегодня из-за приговоров подконтрольных России судов в Крыму без отцов остались больше сотни детей. Некоторые не увидят папу на линейке в школе, отец не придет на утренник, он не поддержит дочь в день свадьбы, баба (в переводе с крымскотатарского – папа – КР) не сможет обнять сына-победителя спортивных соревнований. Некоторые из этих детей не видели своих отцов с рождения. Их папы – заключенные, которых правозащитники считают политическими.

Мама объединяет семью, она заботится о детях за двоих, ведет хозяйство. А теперь мама – еще и борец.

Крым.Реалии публикуют истории жен фигурантов крымских политических дел. В этом выпуске речь пойдет о Севиль Омеровой (историю Мумине Салиевой читайте здесь, Лианы Джемаденовой –​ здесь).


«Если больше молиться, папа скоро вернется»

На момент обыска в доме Ризы Омерова его супруга Севиль ждала четвертого ребенка. От стресса во время обыска у нее чуть не начались преждевременные роды. Женщина говорит, что ее муж даже во время задержания пытался помочь ей.

«Аллах мне даровал мужа, друга, опору для меня. Все мы вместе делали, шутили очень часто. У нас даже некоторые спрашивали: «А вы ругаетесь?» Мы говорим: «Нет». Мы не умели ругаться даже с ним», – говорит жена политузника Ризы Омерова Севиль.

Лемара – свекровь Севиль – не может сдержать слез, вспоминая день, когда в их дом пришли российские силовики. В один день арестовали ее сына Ризу и мужа Энвера. Мужа и сына Лемары ФСБ России обвиняет в участии в «Хизб ут-Тахрир». По словам женщины, аресты в Крыму напоминают ей советские времена, когда ее бабушке приходилось прятаться, чтобы помолиться.

«В то время сталинское просила сыновей покараулить, потому что отбирали Коран, сжигали Коран даже. Стараемся учить детей, чтобы они всегда были сдержанными, спокойными и уверенными – все. Это называется террористы? Как эта Россия считает нас», – говорит Лемара Омерова.

Без мужа, без отца, без брата: как живет семья Омеровых (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:36 0:00

Фатма – дочь Лемары – говорит, что плачет редко, особенно при матери.

«Никогда не расстраиваюсь перед ней, стараюсь держаться, потому что понимаю, что очень тяжело ей. Слезами я не изменю этой ситуации, стараюсь держаться. Сейчас все мои дни расписаны: готовить документы, адвокат, все, что от нас зависит, я этим занимаюсь», – говорит Фатма.

Три года назад у нее точно так же арестовали мужа. Ему уже вынесли приговор – 14 лет за решеткой – якобы за участие в «Хизб ут-Тахрир». Тогда обвинили пятерых крымских татар из Симферополя.

«Каждый из них, конечно же, сказал, что это не что иное, как политическое преследование, как их, в частности, так и всего крымскотатарского народа, на который пытаются навесить ярлыки террористов в 21 веке. Так уже было в 1944 году, когда на наш народ пытались налепить ярлык предателей», – сказал в день заседания адвокат Эмиль Курбединов.

Фатма говорит, что все три года после ареста мужа ее опорой были брат и отец. Теперь забрали и их – обвинения те же.

«Я горжусь своим отцом. Я благодарна ему за все, он нас воспитывал, дал образование нам высшее: и мне, и брату», – говорит Фатма.

Теперь она с детьми переехала к матери. В двух семьях – семеро малышей. У среднего – Сулеймана – врожденный порок сердца. Мальчик говорит: если больше молиться, папа скоро вернется.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG