Доступность ссылки

«Работа – руки ломать». Рунет – о действиях полиции в день голосования


Давид Френкель

Итоги голосования в России уже практически подведены и, видимо, мало кого способны удивить, но еще продолжается скандал, родившийся на одном из избирательных участков Петербурга. Там полицейские сломали руку фотографу "Медиазоны" Давиду Френкелю, пишет Радио Свобода.

Ольга Романова:

Мент спрятал жетон и как его зовут, не говорит. Давид в больнице. А мент пошел ломать руки дальше. Работа такая.

Евгений Фельдман:

Любой документальный фотограф в России — необязательно даже независимый — постоянно получает травмы и лишается техники.
Независимые фотографы получают чаще и сильнее.
Фотография и ее заведомая объективность, документальная сила — огромный раздражитель для жуликов и беспредельщиков. Мне сложно посчитать количество разбитых за годы объективов и всяких мелких травм. Мой друг, питерский фотограф и журналист «Медиазоны» Давид Френкель страдает от этого давления еще чаще — вероятно, пропорционально количеству беспредела в своем городе и количеству своей решимости.
Вчера полицейский напал на него на избирательном участке и сломал руку. Давид будет в порядке, и продолжит работать. Полицейский должен сесть.

Женя Кулакова:

Сколько еще полицейского насилия к журналистам и не журналистам было в Питере и в стране на этой неделе? Они вконец уже , чувствуя свою вседозволенность и безнаказанность, не боясь ни гласности, ни ответственности. Злость и ужас.

Скорейшего восстановления Давиду, который итак делает очень много, а в последние месяцы проделывает гигантскую работу по сбору и представлению российской статистики по ковиду, вел все драгоценные трансляции по делу Сети, всегда на передовой.

И, конечно, сил пострадавшим, их редакциям, да и нам всем - на то, чтобы требовать проверок и привлечения к ответственности оборзевших ментов.

Таисия Бекбулатова:

Требуем расследования нападения на Давида Френкеля. Ломать руки журналистам — плохая идея

Борис Вишневский:

Два негодяя в форме сломали руку журналисту "Медиазоны", моему хорошему знакомому и сыну моих избирателей Давиду Френкелю.

Его пытались незаконно (ни один закон не запрещает журналисту наблюдать за происходящим "общероссийским голосованием") удалить с участка 2191 на наб. Фонтанки, 22.

Зато закон квалифицирует действия полицейского и подментованного "наблюдателя" (от позорной "Общественной палаты") как преступление по ст. 286 УК РФ, часть 3: превышение должностных полномочий с применением насилия.

Илья Яшин:

Разумеется, ни о каком контроле за подсчетом голосов речи не идет. Как можно контролировать бюллетени, которые кидают в продуктовую тележку или багажник машины? Но даже на тех немногочисленных участках, где граждане пытались организовать контроль — им били по рукам, зачастую буквально.

Например, председатель комиссии в Москве кинулась с кулаками на Андрея Заякина и сломала ему камеру, как будто ее только вчера выпустили из дурдома. А журналисту Давиду Френкелю в Петербурге сломали плечо просто за то, что он пытался снимать нарушение. Человек попал в реанимацию, операция длилась несколько часов. Вы понимаете, Элла Александровна, что из ваших из-за ваших безмозглых и вороватых подчиненных парень едва не остался инвалидом?

Илья Азар:

Год назад перед митингом сломали ногу дизайнеру Коновалову. Никто не понес отвественности, только сам Коновалов. Полицейские сигнал поняли: вчера на участке сломали руку фотографу Медиазоны Давиду Френкелю. Посмотрим, не дадут ли еще ему статью, скажем, за помехи работе избиркома.

Однако на Френкеля в Рунете вылилось невероятное количество издевок и встречных обвинений. "Российская газета" уже по горячим следам выпустила текст под заголовком "Наблюдатель о ситуации с журналистом Френкелем: Это однозначно театральная постановка".

"Комсомольская правда" и "Царьград" опубликовали изображения, которые они называют скриншотами переписки Френкеля (можно посмотреть здесь, но предупреждаем, там много матерной ругани). Якобы Давид изначально собирался устроить провокацию. "Медиазона" называет переписку поддельной.

Много интересного можно прочесть и в соцсетях.

Филипп Масловский:

Оппозиционный крендель Френкель всегда мечтал разоблачить фальсификации Кремля, но поскольку тот совершенно нагло ничего не фальсифицировал, пришлось самому инсценировать нападение на себя, неравнодушного гражданина узнавшего какую-то страшную путинскую тайну на УИКе 2191.

Илья Ремесло:

Все кто переживает за невинно побитого Френкеля, не парьтесь – это профессиональный провокатор. Его уже ловили несколько лет назад на таком

Юлия Витязева:

Комиссия по свободе информации и правам журналистов требует со всей максимальной строгостью наказать силовика, который «избил» Френкеля. А с «журналиста» за провокацию никто спросить не хочет? Или вы сознательно хотите переступить за ту грань, когда в силовика можно будет безнаказанно плевать, бросать в него коктейли Молотова и отправлять на пожизненное при малейшем касании неприкасаемых? Я возмущена. Честно. Потому что вот такими заявлениями и открывается портал в ад.

Андрей Вышинский:

Ситуация: Стоит, значит, полицейский на избирательном участке, весь изнемогает, хочет кому угодно во что бы то ни стало сломать руку. Все утро стоял, еле терпел. Наконец, не выдержал, схватил человека, накинулся и давай без каких-либо причин ломать ему руку. И тут надо же какое совпадение, представляете! Совершенно случайно оказывается, что этот несчастный человек - известный провокатор и оппозиционный активист Давид Френкель!!

Звучит правдоподобно? А именно в это нам предлагает верить либеральная тусовочка. Либерал не врет только когда молчит и ничего не строчит в свой поганый твиттер. Верить им - не уважать себя и свою страну.

Екатерина Винокурова:

Отдельно хочу сказать про анонимных чиновников из Санкт-Петербурга, давших комментарии, что «это все - театральная постановка» (на видео слышен хруст кости).

К сожалению, Санкт-Петербург что при Полтавченко, что при Беглове - один из худших регионов в плане профессионализма коммуникаций власти-граждан-СМИ, если не худший по России. Это и безумные высказывания в адрес журналистов спикера петербургского парламента Вячеслава Макарова, и постоянное ужесточение до нелепости правил аккредитации журналистов, и увольнения «неугодных» за телеграм-каналы, и несколько лет назад даже оскорбление журналистки по национальному признаку (моей подруги Саши Гармажаповой). То есть, там не просто очень плохие советники по коммуникациям у Полтавченко, Беглова или Макарова. Это - запредельно непрофессиональные советники у них у всех.

Сегодняшняя история с Френкелем и реакция на нее - это стыд и позор. Это - унижение для всей страны.

Нападение должно быть расследовано. Анонимы, вещающие про «театральную постановку», должны быть установлены и выгнаны в смоле и перьях.

И да, гыгыкающей псевдопатриотической общественности хочу сказать, что своим гыгыканием вы тоже унижаете и Россию в целом, и лично президента Владимира Путина, который всегда выступает за расследование нападений на журналистов. И, в отличие от псевдопатриотов, не уточняет, какие там у журналиста взгляды.

Валерий Нечай:

Мы все видели кадры с избирательного участка в центре города, где полицейский сломал плечо журналисту.
Но в какой-то момент стали появляться сообщения о том, что:
⁃ Давид Френкель уже был со сломанным плечом и пришел на участок, чтобы совершить провокацию;
⁃ Что он мешал работе комиссии;
⁃ Потом уже несколько изданий выпустили поддельные фотографии переписки Давида Френкеля, согласно которой он, якобы заранее готовился к этому.
⁃ А через какое-то время перед журналистами выступила глава Избирательной комиссии, где все это случилось и, которая повинна в произошедшем.
Она не смотрела в камеру,
Фактически, улыбаясь, рассказывала, как журналист отрепетированно свалился к ее ногам и начал имитировать конвульсии и боль.
Имитировать конвульсии и боль. Какой тварью - божьей, - надо быть, чтобы такое говорить про человека, которому у тебя на глазах сломали руку.

Примерно то же сказал находившийся там единоросс - да еще и (как писали) с судимостью - Дмитрий Абрамов.

А затем выступил глава городской избирательной комиссии. Он утверждает, что журналист отказывался регистрироваться на участке. Это не так. И есть свидетели того, как он подавал свои данные. А затем Виктор Миненко - председатель горизбиркома и вовсе сказал: Френкель известная личность, которая часто попадает в скандалы. Это слова человека, работу которого даже в ЦИКе называют «неудовлетворительной» и даже предлагали выразить ему недоверие.

И вы хотите, чтобы таким людям мы верили?

Мне кажется, главное сейчас — это полное и объективное расследование того, что случилось на том участке.
Это - отстранение от службы сержанта полиции Дениса Дмитриева 009175, который, на мой взгляд, представляет угрозу обычным петербуржцам,
Это снятие с поста главы комиссии Валентины Ландышко, которая, как я считаю, попустительствовала конфликту вместо того, чтобы его разрешить мирно.
Это — поддержка Давида Френкеля - чье имя сейчас полощут пригожинские тролли, которому после четырехчасовой операции вставили штифт и он будет восстанавливаться еще недели!

Дмитрий Колезев:

Вчера фотокорреспонденту «Медиазоны» Давиду Френкелю, которому полицейский сломал руку, сделали четырехчасовую операцию. А в «Российской газете» в начале первого ночи вышла примечательная заметка «Наблюдатель о ситуации с журналистом Френкелем: Это однозначно театральная постановка», читать которую даже не обязательно — содержание понятно из заголовка.

Когда я вижу подобные публикации, обычно кликаю на имя автора, чтобы понять, кто из журналистов согласился написать такое о коллеге. В этот раз автором значится некий Иван Агафонов. И, разумеется, это первая публикация такого автора в «Российской газете». То есть никто из сотрудников правительственного издания не был готов подписать своим именем лживую заметку о Френкеле, выбрали случайный псевдоним. Показательно.

Сергей Смирнов:

Линия защиты питерского избиркома, да и полиции, более-менее понятна. Они, разумеется, к защите подключили пропагандистов. Версия такая: Давид Френкель провокатор, он создал конфликтную ситуацию на участке.

Ок, даже если исходить из этого, невозможно объяснить перелом плеча и четырехчасовую операцию. Они, конечно, попытались это все назвать театральной постановкой, но на фоне больницы и реанимации (Давид пока там сейчас. Исправляю, уже нет. Уже в обычной палате) это слишком неубедительно.

Они пока выступают анонимно. И статья в Российской газете анонимная. И позиция питерского избиркома анонимная. Это значит, что они не уверены, потому что опасаются говорить от своего имени, ждут позицию Москвы. И, главное, сами понимают, что сломанное плечо – в любом случае безусловно преступление. Повторяю, это прекрасно понимают все, кто посмотрел видео.

Но поскольку и питерский избирком, и полиция, конечно, не хотят уголовного дела, то их задача минимизировать общественный резонанс. Чтобы все быстро забыли.

Поэтому, конечно, хочется получить ответы и от Памфиловой: как вам выборы в Питере? Вы же говорили недавно, что там братки-бандиты на участках, которые хамят даже комиссии ЦИК? Почему они там до сих пор, да еще и руководят действиями полицейских, которые ломают плечи журналистам? И от МВД, и от Пескова, который, наверное, скажет, что видео не смотрел. А ведь оно небольшое, всего минута, и из него все совершенно понятно.

Елена Грачева:

Вокруг очевидной истории, как полицейский сломал плечо журналисту Давиду Френкелю, вскипело мутное море, состоящее из вранья и фейков. Это неприемлемо.

Ну и, конечно, многие рассматривают случившееся в прямой связи с самим голосованием и его итогами.

Антон Наумлюк:

И в общем-то всем (ну ладно, многим) ясно, что как политики, так и выборов в России вообще нет. И по организации, и по уровню независимости от исполнительной власти, и по уровню вовлеченности в процесс гражданских институтов, и уж точно после распространения их на Крым, — выборы, как и нынешнее голосование на референдуме, — не легитимны и их результаты ровным счетом ничего не значат. Собственно, они и не понятно кому нужны. При необходимости, любые сроки правления «обнулили» бы и так, депутаты и члены Совфеда обосновали и проголосовали, и вряд ли бы был очень уж массовый протест. И даже необязательно было весь этот отвратительный символизм придумывать с жесточайше гомофобной кампанией за поправки, с выступлением под Ржевом после статьи о Второй мировой.

Логики тут нет, а оттого и следить за этим неинтересно. Но после нападения на Френкеля, которому теперь придется много месяцев провести в больнице и на реабилитации, ничего, кроме жгучей ненависти конечно не возникает.

Сталингулаг:

Читаю наполненные грустью посты, содержащие такие громкие обороты, как «нет у нас больше конституции» или «закон ушел из России», и не понимаю, а что произошло? Какие права по как бы старой конституции у вас были? Честные выборы? Свобода слова? Независимые суды? Разделение властей? Еще вчера полномочия президента были чем-то ограничены, а сегодня стали безграничны? Напомню, что еще до формального обнуления корреспонденту Медиазоны Давиду Френкелю прямо на избирательном участке менты сломали руку и сказали, что он сам виноват. И это под множеством камер, а если бы не было видеосъемки, то Френкелю еще бы и штраф выписали или 15 суток дали. Единственная статья конституции, по которой действительно живет страна, гласит: гражданин обязан исполнять любую волю начальства. Так что ничего не изменилось. «Конституция» прежняя, волю начальства исполнили

Антон Орехъ:

Все, кто проголосовал «за» - проголосовали за это. Даже не за обнуление Путина – а именно за это. За насилие, за беззаконие, за безнаказанную возможность калечить людей.

Валерий Дымшиц:

Давид Френкель – сын моих близких друзей. Я знаю его с детства. У меня другая оптика. Я помню его мальчиком, подростком. Для меня это не новость из ленты. Так как все происходит под камеры, то я вижу крупным планом, как знакомого, хорошего мальчика полиция кладет на пол. Потом ему сосредоточено, намерено (он все равно уже лежит и обездвижен) ломают руку. Мальчик кричит.
Еще раз. Молодой человек, журналист, приходит, на избирательный участок, предъявляет паспорт и аккредитацию, после чего ему, не случайно, не в потасовке, а специально ломают руку. И это никакой не журналист, это сын близких друзей.
Я самый обычный человек. Преподаватель школы и ВУЗа. Такой же как все. Такой же как вы. Бюджетник. Как говорили советские пионеры: «На моем месте мог бы быть каждый». И я этому «каждому», вам всем предлагаю ментальное упражнение: сын или дочь ваших друзей лежит на полу, ему или ей полицейский ломает руку, он или она кричит. Только не надо представлять, что это ваш собственный сын или ваша собственная дочь. Станет совсем плохо.
Человек лежит на полу. Полиция его ломает. Мы все это недавно видели в США. Наша национальная специфика в том, в нашей стране в этом случае на улицу миллионы НЕ выходят.

Валерий Шубинский:

Я раньше писал об этом же: не нам в нашей стране осуждать чужие демонстрации против полицейского насилия, даже если при этом имеют место глупости и перехлесты.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG