Доступность ссылки

Израиль без министра обороны. Что означает отставка Авигдора Либермана


Авигдор Либерман и министр обороны России Сергей Шойгу, октябрь 2017 года

Почему ушел в отставку министр обороны Израиля и какие последствия эта отставка будет иметь для внутриполитической ситуации в стране?

Министр обороны Израиля и один из самых высокопоставленных представителей "русскоязычной диаспоры" страны Авигдор Либерман ушел в отставку со своего поста – по его собственным словам, в первую очередь из-за несогласия с соглашением о прекращении огня, подписанным между израильскими властями и контролирующей сектор Газа группировкой ХАМАС. После провальной операции спецназа израильской армии в Газе 11 октября, в результате которой погиб израильский офицер и семь боевиков ХАМАС (их ликвидация не планировалась, но группу, выполнявшую разведывательную задачу, раскрыли), на израильские города из Газы обрушились сотни ракет. В результате массированных обстрелов, получивших неофициальное название "однодневной войны", в Израиле погибли два человека, десятки были ранены, были повреждены или разрушены объекты гражданской инфраструктуры. ХАМАС, в свою очередь, сообщил о 7 погибших и 28 раненых в результате ответных ударов израильской армии.

Израильская противоракетная система "Железный купол" перехватывает ракеты, выпущенные из сектора Газа, 27 октября 2018 года
Израильская противоракетная система "Железный купол" перехватывает ракеты, выпущенные из сектора Газа, 27 октября 2018 года

Вместе с этим израильские власти не стали препятствовать переводу ХАМАС первого транша финансовой помощи из Катара в размере 15 млн долларов, которые предназначаются для выплаты зарплат госслужащим, а также не прекратили во время массированных обстрелов 11-12 октября работу контрольно-пропускного пункта на границе с сектором, через который в Газу доставляются продукты, медикаменты и строительные материалы.

Соглашение о прекращении огня, которое так не понравилось Либерману, было заключено между Израилем и ХАМАС вечером во вторник при посредничестве Египта. С этого момента интенсивность обстрелов Израиля из Газы резко снизилась, хотя они и не прекратились полностью.

Авигдор Либерман известен как сторонник максимально жесткой политики в отношении Палестинской автономии и сектора Газа и приверженец ужесточения правил призыва в армию для представителей "религиозного сектора". Жесткая "правая" риторика была характерна для Либермана и на посту министра иностранных дел, который он занимал в 2009-2012 и 2013-2015 годах.

Вслед за отставкой Либермана о своем выходе из правящей коалиции заявила возглавляемая им партия "Наш дом Израиль" (НДИ) – это означает, что в стране, возможно, будут назначены досрочные парламентские выборы, хотя официальные представители правящей партии "Ликуд" уже заявили, что не видят в этом необходимости. Срок полномочий нынешнего израильского парламента (Кнессета) истекает в ноябре 2019 года.

Полномочия Либермана на посту министра обороны до назначения нового министра (а возможно, и до подведения итогов новых выборов в 2019 году) будет исполнять глава правительства Биньямин Нетаньяху.

Несмотря на относительное спокойствие в израильско-палестинских отношениях во время пребывания Либермана на посту министра обороны, на этот срок пришлось несколько важных событий, затрагивавших интересы израильской армии и получивших большой резонанс в израильском обществе и за рубежом. Например, дело Элиора Азарии, осужденного за убийство безоружного палестинца, а также израильско-российский конфликт после крушения российского самолета Ил-20 в Сирии, закончившийся поставками Дамаску российских систем ПВО С-300.

Причины и последствия отставки Авигдора Либермана по просьбе Радио Свобода анализирует израильский политолог Зеэв Ханин:

– Только ли из-за неприятия перемирия в Газе, как это звучит в официальной интерпретации, Либерман ушел в отставку?

– На пресс-конференции он представил длинный список претензий. Не к премьер-министру лично, а длинный список вопросов и несогласий, которые не позволяют ему остаться членом правительства. Неготовность вести операцию в Газе по той модели, которая была принята в свое время военно-политическим кабинетом – модели быстрой и беспрецедентно жесткой для режима ХАМАС. Это первая причина. Отказ разрушить незаконный бедуинский поселок за "зеленой чертой", уступки ультрарелигиозным партиям, касающиеся вопроса о призыве, и еще целый ряд моментов, которые, с его точки зрения как министра обороны, не позволяют ему занимать этот пост. С другой стороны, Либерман не может позволить себе нарушить модель поведения, сложившуюся между ним и Биньямином Нетаньяху. В отличие от ряда других членов кабинета он, например, не может быть министром и одновременно критиковать премьера. С его точки зрения, он либо критикует премьера из оппозиции, либо, пока он член правительства, высказывает ему свое несогласие в частном порядке, но публично молчит. Видимо, он исходит из того, что не соглашаться и молчать контрпродуктивно для него как для политика. Это означает, что нынешнее правительство сохранится ненадолго. 18 ноября ожидается встреча премьера с лидерами коалиционных фракций и, вероятно, они согласуют дату досрочных выборов. Судя по всему, это будет в середине или в конце февраля.

Акция протеста ультраортодоксальных иудеев в Иерусалиме против призыва в армию, 9 февраля 2017 года
Акция протеста ультраортодоксальных иудеев в Иерусалиме против призыва в армию, 9 февраля 2017 года

– Рассчитывает ли Либерман на этих досрочных выборах усилить позиции своей партии "Наш дом Израиль" в Кнессете?

– Он рассчитывал на это вне всякой связи с отставкой. Надо полагать, что демарш, который он сейчас предпринял, с его точки зрения, должен усилить обе фракции избирателей, поддерживающих его партию. С одной стороны, это "правое ядро", лагерь "либерманистов", с другой стороны – "плавающий" электорат, который выбирает между НДИ и партией "Ликуд" (возглавляемой премьер-министром Нетаньяху, – прим. РС). Он рассчитывает вернуть себе позиции, в значительной степени потерянные им накануне выборов 2015 года.

– Кто сейчас, непосредственно после ухода Либермана в отставку, будет исполнять обязанности министра обороны? И кто, вероятнее всего, заменит его в итоге на этом посту?

– Вначале эту работу будет выполнять премьер-министр, как это должно происходить по закону государства Израиль. Второе: кому он даст эту должность. Судя по всему, на этот пост претендует Нафтали Беннет, министр просвещения. Он на этом уже настаивает. Депутаты от его партии ("Еврейский дом", – прим. РС) очень активно заявляют о том, что именно он должен возглавить правительство, и так далее, и тому подобное. Не факт, что Нетаньяху захочет дать Беннету такую козырную карту в его руки. Дальше все будет зависеть от того, когда будут назначены выборы. Понятно, что Беннет будет заинтересован стать министром и до следующих выборов провести "маленькую победоносную войну" в Газе. Не факт, что на это будет готов Нетаньяху. Поэтому на ваш вопрос однозначного ответа пока нет. Хочет Беннет, и не хочет Нетаньяху. Кто из них кого пересилит – неизвестно.

Нафтали Беннет
Нафтали Беннет

– Чем Либерман больше всего запомнился на своем посту за два с лишним года, что он его занимает?

– Прежде всего, изменение военной доктрины. Второе – изменение концепции отношения к сектору Газа. То, что называется "мощная короткая операция" – это сегодня принимают практически все коалиционные и даже некоторые оппозиционные фракции. И третье, я думаю, закон о призыве. Это главное.

– Кто сейчас больше всего радуется из-за ухода Либермана – религиозный сектор, левые? Кому он больше всего досаждал? Кто видит в его уходе что-то положительное?

– Я думаю, что больше всего радуется ХАМАС в секторе Газа и вне его. Что касается остальных, я думаю, что для коалиционных партий – это потеря.

– За что критиковали Либермана его оппоненты?

– Из оппозиции критиковали за жесткость риторики и за то, что он якобы держит за жабры премьер-министра и не дает тому вновь легитимировать Абу Мазена (Махмуда Аббаса, лидера палестинской группировки ФАТХ, – прим. РС) и сделать его легитимным партнером "сделки века" (американского плана израильско-палестинского урегулирования, подготовленного администрацией президента США Дональда Трампа, – прим. РС). Я думаю, в этом смысле влияние Либермана было несколько преувеличено, но это то, о чем говорили.

Переговоры Махмуда Аббаса и Дональда Трампа во время Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке, 20 сентября 2017 года
Переговоры Махмуда Аббаса и Дональда Трампа во время Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке, 20 сентября 2017 года

Критики из социалистических фракций утверждают, что он мало делал для репатриантов. Но это обычная история: вряд ли кто-то сделал бы больше в этой ситуации. Из коалиции его критиковали те, кто претендует на пост "наследника" Нетаньяху. Наследником Нетаньяху видит себя не только Либерман, но и Беннет. Поэтому Беннет постоянно говорил, что Либерман что-то делает слишком быстро или слишком медленно, слишком громко или слишком тихо, слишком мощно или слишком слабо. Ультрарелигиозные фракции критиковали его за ту позицию, которую он занимал в вопросе о призыве, в гражданских вопросах. Но это традиционная история: я думаю, кто бы его ни заменил на этом посту, лучшего министра обороны наши ультраортодоксы не получат.

– Можно ли в ближайшие месяцы ожидать изменения политики Израиля в отношении сектора Газа и палестинцев на Западном берегу Иордана, ее ужесточения или, наоборот, смягчения?

– Если бы новое правительство формировалось в середине ноября следующего года, как было запланировано, то мы смогли бы с вами обсуждать этот вопрос. Но сегодня этот вопрос нерелевантен. Нетаньяху не собирается искушать судьбу. Судя по всему, будут назначены досрочные выборы. Все замораживается. Ничего нового происходить не будет. Все вопросы, которые вы задаете, будут решаться после выборов.

– Можно ли ожидать какого-то изменения политики Израиля в отношении событий в Сирии?

– Не думаю. Это согласованная позиция. Ее поддерживали все, кроме, может быть, арабов и ультралевых. Не вижу никакой причины, чтобы эта ситуация изменилась.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG