Доступность ссылки

«Люди просто умирают». Как лечат российских пенсионеров во время пандемии


"Оплакивать человека при жизни страшно. Весь день убивалась от мысли, что положили бабушку на госпитализацию туда, где люди выписываются в морг", – написала жительница Новосибирска Дарья в своем твиттер-аккаунте 28 октября. Ее бабушку положили в больницу с пневмонией. Больше суток она пролежала в коридоре без лечения. В соцсетях появляются десятки похожих историй.

Из этих историй следует, что пенсионеры по всей России остаются без должного лечения: к кому-то не приезжает скорая, кому-то отказывают в госпитализации или фактически имитируют лечение. Министерство здравоохранения же постоянно выделяет пожилых людей в особую группу риска. Согласно приказу от 18 мая, все пенсионеры с коронавирусом должны быть немедленно госпитализированы вне зависимости от того, насколько тяжело протекает у них болезнь.

В течение дня по коридору перевозят трупы

Когда бабушка лежала в коридоре, врач к ней не подходил, рассказывает Дарья. "Никто ничего не объяснял и не говорил, когда ее переведут в палату. Ставили только какие-то уколы", – говорит она.

"Лечение не назначают. В течение дня по коридору перевозят трупы. Люди лежат в коридоре по три-пять дней. Я лежу на какой-то лавочке, повернуться невозможно. Все стонут. Кашляют так, будто сейчас будут выплевывать легкие", – так описывала она бабушкины страдания в соцсетях с ее слов.

Оставляли в коридоре лежать не только пожилых пациентов, уверена Дарья. В таком же состоянии находились и более молодые. Состояние у всех тяжелое. "Люди просто умирают, потому что ни мест, ни лекарств в больницах нет", – добавляет она. Радио Свобода направило запрос в Министерство здравоохранения Новосибирской области с просьбой прояснить ситуацию, ответ пока не пришел.

Ты смотришь на людей в халатах как на богов

О том, что лекарств в больницах нет, рассказывает и пенсионерка из Москвы Надежда Петяева. Ее госпитализировали в перепрофилированную под лечение коронавирусной инфекции больницу на улице Академика Павлова 15 октября.

– К нам приходили медбратья и измеряли температуру. Врача не было. Когда мы начали требовать назначить нам какое-то лечение, он все-таки пришел, сказал, что сейчас занимается тяжелыми больными в реанимации, а мы следующие в очереди. Когда именно наша очередь подойдет, не уточнялось, – вспоминает она.

В больнице производилась имитация лечения, уверена Петяева. Никаких анализов крови или мочи у нее не брали, зато сразу поставили капельницу. "Как я позже выяснила, это был обычный физраствор", – поясняет Петяева.

Я поняла, что отсюда меня вынесут вперед ногами

Из-за высокой температуры никаких вопросов медсестрам она не задавала: "В таком состоянии ты смотришь на людей в халатах как на богов и веришь, что они тебе помогут".

Бить тревогу Петяева начала, когда на второй день госпитализации во время завтрака одна из сотрудниц клиники заметила, что "сейчас в больницу только идет поставка лекарств, фактически же ничего пока нет".

"Я поняла, что отсюда меня вынесут вперед ногами, и начала звонить сыну", – вспоминает Петяева.

Сын договорился о госпитализации матери в частную клинику. Там, по ее словам, отличалось все: врачи объясняли, какие препараты и для чего назначают, какие анализы нужно сдавать и как будет происходить реабилитация. Стоило это удовольствие, правда, больше 200 тысяч рублей.

Сын Петяевой, Николай, уверен: его матери не оказали медицинскую помощь в первой клинике, потому что государство не заинтересовано в лечении пенсионеров. Госпитализировали ее не сразу. Сначала Петяева вызвала скорую. Врачи уехали, пообещав, что оставят вызов в поликлинике и терапевт подойдет на следующий день. В итоге никто из поликлиники так и не пришел. Николай вызвал платного врача, который поставил диагноз ОРВИ, но рекомендовал сделать КТ. Только после КТ, которая показала 30 процентов поражения легких, Петяеву отвезли в больницу. Если бы не визит частного врача, история могла закончиться не так хорошо, считает Петяев.

Само собой, скорая не приехала – руки опустились

Врач долго не приходил и к пенсионеру из Перми Валерию Гилеву. 19 сентября он начал вести во "ВКонтакте" дневник болезни, где рассказывал о симптомах и очередях к участковому. В первом посте он рассказал, что заболел – температура поднялась до 39 – и попытался вызвать скорую. В скорой подробно спрашивали о симптомах, зафиксировали вызов, а через некоторое время перезвонили снова: задавали те же вопросы. Оператор сказал, что с такими симптомами, как у Гилева, нужно вызывать не скорую, а неотложку, и пообещал перенаправить им вызов.

"Решил сам им позвонить, спросили фамилию и адрес, сказали, что им передавали этот вызов, но они не смогли дозвониться, опять спросили про температуру, самочувствие. В итоге: "С такими показаниями вам надо вызывать скорую, они вас на КТ должны свозить, даже если мы приедем, помочь ничем не сможем. У нас нет ни лекарств, ни уколов". Само собой, никто не приехал, руки опустились. Что в таких случаях делать, я не знаю", – написал он.

21 сентября Гилев решил пойти на прием к участковому врачу, потому что у него не спадала температура. Просидел в очереди четыре часа. В итоге скорую ему вызвала сама врач, но потом отправила его домой, ждать врачей. Никто так и не приехал.

28 сентября Гилеву диагностировали пневмонию. Тест на коронавирус оказался отрицательным. Госпитализировали его только 2 октября. 12 октября на странице появилась запись, что Гилев умер. В Министерстве здравоохранения Пермского края сообщили, что врачи "настоятельно рекомендовали" пенсионеру лечь в больницу, однако он написал письменный отказ от госпитализации. Следственные органы проводят проверку по факту его смерти.

Прождали восемь часов скорую, но она так и не приехала

Дарья из Новосибирска уверена, что проблема не в том, что пенсионерам помощь оказывают менее охотно. Скорее всего, в больницах действительно нет мест и свободных врачей. "Я читала, что людей, которые находятся в группе риска, наоборот, спасают в первую очередь. Бабушка мне говорила, что в палату ее перевели вместе с пожилыми пациентами. Более молодые так и остались лежать в коридоре", – говорит она.

Информацию о том, что методы медицинской сортировки, то есть порядок оказания медицинской помощи, не менялись во время коронавируса, подтверждают несколько опрошенных Радио Свобода врачей. Пенсионеры при этом, как и люди с хроническими заболеваниями, чаще переносят коронавирус в тяжелой форме. Об этом не раз заявляли российские чиновники. В Москве, Московской области, Самаре, Воронежской области и ряде других регионов введен даже обязательный режим самоизоляции для людей старше 65 лет.

Несмотря на все эти меры и приказ Министерства здравоохранения об обязательной госпитализации пожилых людей с симптомами коронавируса, скорые в разных городах, как сообщается, продолжают отказывать в госпитализации пенсионерам.

Житель Калуги Владислав Крючков не смог добиться того, чтобы скорая забрала в больницу его 57-летнюю мать. У нее в течение двух недель держалась температура 38,5. КТ показала двухстороннюю пневмонию с 70-процентным поражением легких и подозрением на коронавирус. "Снова вызвали скорую. Прождали восемь часов, но она так и не приехала. Тогда начал звонить в больницы. Везде получал ответ, что мест нет и без скорой помощи никто нас не примет", – рассказывает Крючков. В итоге он отвез маму сам в центральную районную больницу Малоярославца.

"Министерство здравоохранения мне ответило, что места в больницах в Калуге были. При этом мою маму везде отказывались принимать. Правду нам же никто не скажет", – сетует Крючков. Радио Свобода направило запрос в Министерство здравоохранения Калужской области с просьбой дать разъяснения по поводу этой истории.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG