Доступность ссылки

Отголоски аннексии: как Украина ввела санкции за раскопки в Крыму


Работы в «Херсонесе Таврическом», июль 2018 года (иллюстрационное фото)

Президент Украины Владимир Зеленский своим указом включил Российский государственный музей Эрмитаж, «Русское географическое общество», Институт археологии Российской академии наук и другие структуры в санкционный список, в частности, за незаконные археологические раскопки в аннексированном Крыму.

Под санкции попали также Таврическое археологическое сообщество, так называемый Крымский федеральный университет имени Вернадского и Институт археологии Крыма РАН. Для всех этих организаций на материковой Украине предусмотрена блокировка активов, запрещено научное и культурное сотрудничество. Насколько это серьезный шаг со стороны Украины, в эфире Радио Крым.Реалии обсуждают заместитель министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Игорь Яременко и кандидат исторических наук, начальник Инкерманского отряда Севастопольской археологической экспедиции Эвелина Кравченко.

– Игорь, на основании чего были введены эти санкции? Почему именно сейчас?

Яременко: Эта работа предполагает долгий подготовительный этап, для того чтобы определить субъекты и обосновать решение. Еще в прошлом году наше министерство подало перечень из 30 субъектов, для которых предполагалось введение санкционного режима. Согласования отняли некоторое время, зато сейчас мы видим результат как вершину айсберга. Это предполагало работу не только внутри страны, но и вне ее, на уровне международных и правозащитных организаций. В ней были задействованы, помимо нас, и Министерство иностранных дел, и Министерство культуры. Этот триумвират работает в ЮНЕСКО, и я рассчитываю на новую резолюцию по поводу ситуации в Крыму уже этой осенью.

– Насколько вероятно, что вслед за Украиной санкции против этих учреждений введут и Евросоюз, и США?

Яременко: Вопрос санкций – комплексный. Как дипломат я могу сказать, что санкции требуют долгой разработки и последующего убеждения партнеров по поводу их введения. Резолюции, которые принимали различные международные организации с 2014 года, позволяют нам обращаться к зарубежным партнерам – Евросоюзу, США, Канаде и так далее – потому что они взяли на себя определенные обязательства. Когда набирается критическая масса нарушений, они выполняют свои обязательства и тоже начинают вводить санкции. Поэтому у меня нет сомнений в том, что и в данном случае санкции тоже будут введены и использованы.

– Между тем директор Института археологии Крыма Российской академии наук Вадим Майко в интервью «РИА Новости» высказал мнение, что введение новых санкций против организаций, ведущих раскопки на полуострове – «полностью бессмысленный шаг», поскольку «ни одно из них активами на Украине не обладает». Что вы бы на это ответили?

Мы будем и в дальнейшем внимательно отслеживать раскопки, передавать информацию всем международным организациями и расширять санкционные списки
Игорь Яременко

Яременко: На протяжении уже шести лет мы слышим заявления со стороны России и ее представителей о том, что санкции их не волнуют, что они неэффективны. Но ни для кого не секрет, что одно из главных требований России на международной арене – как раз отмена этих ограничений. Мир достаточно прозрачный, и санкции работают достаточно эффективно. Безусловно, у них нет одномоментного эффекта – это как удав, который медленно, но плотно и неминуемо сдавливает шею. Можно говорить что угодно на публику, но де-факто мы знаем немало случаев, когда даже те украинские граждане в Крыму, которые активно выступали за так называемую «русскую весну», ездят в Херсонскую область, чтобы получать украинские загранпаспорта – они дают гораздо больше возможностей в сегодняшнем мире. Так что Россия и ее представители могут оставаться в своей резервации, но это не означает, что так будет всегда. Придет время, Крым будет освобожден, и Украина даст оценку действиям и заявлениям всех этих лиц. Я уверяю вас, что мы будем и в дальнейшем внимательно отслеживать раскопки, передавать информацию всем международным организациями и расширять санкционные списки.

– Спасибо. Редакция Крым.Реалии попыталась связаться с представителями Эрмитажа, Института археологии и «Русского географического общества», однако, видимо, из-за режима карантина в этих учреждениях попросту не брали трубки. Тем не менее мы направили письма с приглашениями принять участие в нашем эфире, и если получим какие-то комментарии, непременно их опубликуем. Эвелина, что вы думаете насчет новых санкционных списков? Насколько они исчерпывающие?

Главное, что под санкции попали те, кто распределяет деньги
Эвелина Кравченко

Кравченко: У нас есть очень хороший прогресс, который мы ожидали уже несколько лет в связи с введением санкций именно против организаций. Это очень важно, потому что санкции против физического лица – исключительно удар по нему и его семье. Россия активно этим пользовалась, подставляя под проведение работ людей, которые фактически ничего не решают – в основном это были крымчане. А организации – совершенно другое дело. Те, что фигурируют в новом списке, как раз занимались распределением денег на археологические и прочие исследования в Крыму. Эрмитаж, Институт археологии и «Русское географическое общество» фактически были распределителями и исполнителями всех работ в Крыму. В списке числятся и те, кто получал открытые листы – документы на археологические работы – в 2018-2019 годах, а также организации-партнеры, снабженцы и так далее. Их может быть намного больше, если копнуть глубже – но главное, что под санкции попали те, кто распределяет деньги.

Эвелина Кравченко
Эвелина Кравченко

– Но повлияют ли новые ограничения на работу этих учреждений на территории аннексированного Крыма?

Кравченко: Нет, вряд ли, поскольку на Крым и так влияют международные санкции. Он финансируется исключительно Россией, так что археологи как работали, так и будут работать – то есть и дальше нарушать все международные конвенции, все документы, в том числе и наши. Однако раньше международное сообщество постоянно упрекало Украину в том, что на фоне западных ограничений она практически ничего не делает. Теперь же мы сделали то, что должны были, и эти санкции теперь могут быть введены и другими странами – дело за МИДом.

– Что будут означать западные санкции для Эрмитажа?

Кравченко: Это будет очень серьезно. Даже с учетом того, что они финансируются из бюджета России, там действует очень много международных программ. Научные и музейные организации не могут развиваться в закрытом режиме. В Эрмитаже прекрасно понимают, что такие ограничения были бы для них губительными.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ



XS
SM
MD
LG