Доступность ссылки

Без него его судили: как суд в Крыму рассматривал апелляцию Владимира Балуха


Владимир Балух, архивное фото

3 октября Верховный суд Крыма рассматривал апелляцию по делу Владимира Балуха. Особенностью заседания стало отсутствие в зале суда осужденного. На что опирался суд, принимая решение о рассмотрении дела без участия Балуха, и как в целом проходила апелляция – рассказываем в этом материале.

О том, что Владимир Балух будет принимать участие в судебном рассмотрении путем видеоконференцсвязи, судья Елена Спасенова приняла решение еще на предварительном этапе рассмотрения дела. 24 сентября отказ Балуха выйти из камеры в знак протеста против дистанционного участия в процессе застал ее врасплох – с таким поведением в резонансных делах подконтрольный России крымский суд еще не сталкивался. Но к нынешнему заседанию судья была готова.

Два телевизора в зале суда транслировали происходящее в кабинете следственного изолятора с пустым стулом и двумя конвоирами. Зачитав заявление осужденного о желании принимать личное участие в процессе, а также выслушав адвокатов, которые пояснили, что в режиме видеосвязи их подзащитный не сможет получать консультации в необходимом количестве, приватно и в нужном объеме, судья Елена Спасенова спросила по видеосвязи у конвоиров, почему они не доставили осужденного в комнату.

Начальник режима следственного изолятора Дмитрий Луценко сказал, что Владимир Балух отказался выйти из камеры, о чем составили акт. После чего судья спросила, составили ли документ о том, что Балух отказывается участвовать в заседании. Похоже, она невнимательно слушала начальника режима, который только прежде сказал про акт.

Заслушав акт, судья, не задумываясь ни на минуту, совещаясь на месте, определила, что заявление осужденного о личном участии в процессе удовлетворению не подлежит, так как ранее она приняла решение о его дистанционном участии. А его отказ выйти из камеры для присутствия в процессе по видеоконференцсвязи суд расценил как явное нежелание участвовать в рассмотрении дела. И постановила продолжить процесс. При этом обязательного мнения Балуха о его доверии составу суда и гособвинителю никто не спросил.

Свидетель – не свидетель

Защита заявила об отводе адвоката Тараса Омельченко. Свою позицию общественный защитник Павел Кущ (архиепископ Климент) мотивировал тем, что адвокат подавал заявление о преступлении, был очевидцем событий и был опрошен правоохранителями на этапе предварительного следствия. А потому, по уголовно-процессуальному кодексу, Тарас Омельченко не может осуществлять защиту, а должен быть переведен в статус свидетеля.

В суде первой инстанции этот казус не заметил ни Раздольненский районный прокурор Дмитрий Шмелев, представлявший обвинение, ни председатель районного суда Татьяна Пыркало, которая вела процесс. Именно они должны были предотвратить нарушение законодательства и заявить отвод адвокату, но этого тогда не сделали.

Защитники поставили судью Спасенову перед непростой дилеммой. Отклонить отвод – значит сознательно пойти на нарушение 72 статьи уголовно-процессуального кодекса. Принять отвод – значит признать, что в суде первой инстанции приговор вынесен с нарушением законодательства, и, следовательно, подлежит отмене. После сорока минут в совещательной комнате Спасенова отклонила отвод адвоката.

Еще о показательном

Судья отклонила и ходатайство о запросе из Следственного комитета материалов проверки в отношении Валерия Ткаченко – начальника изолятора временного содержания, на которого якобы напал Балух. По словам адвокатов, не исключено, что сам Ткаченко уже находится в статусе подследственного по этому происшествию, что кардинально меняет ситуацию с обвинением Балуха. Выяснять, так ли это на самом деле, похоже, в планы судьи не входило.

Еще одним примечательным моментом стала реакция судьи на ходатайства о проведении фото- и видеосъемки. Сначала Спасенова попыталась перекрутить слова журналистки Виктории Ивлевой, якобы та не желает осуществлять фотосъемку, но корреспондентка оказалась опытной и указала судье, что ее желание на фотосъемку закреплено в ходатайстве, которое лежит перед судом. Тогда председательствующая вынуждена была поставить его на рассмотрение. Адвокаты отказались высказывать свое отношение к этому вопросу без учета позиции своего подзащитного, а прокурор не возражал - в заявлении была просьба разрешить съемку только стороны защиты. Однако, несмотря на это Елена Спасенова, расценила, что фотосъемка каким-то образом может оказать давление на стороны и отказала в этом ходатайстве.

Прения

В ходе прений адвокаты изложили свои аргументы невиновности подзащитного и незаконности приговора в первой инстанции. Среди них то, что в Раздольненском суде не дали оценку показаниям потерпевшего о том, что он «облокотился на спину Балуха», и других свидетелей, подтвердивших этот факт; не учли служебную зависимость свидетелей обвинения от потерпевшего; не приняли во внимание нарушение норм закона в части сбора доказательств по уголовному делу (весь массив первичных доказательств и улик собирал потерпевший, а значит, он мог влиять на этот процесс); не устранили противоречия между показаниями потерпевшего в суде и на этапе предварительного следствия, а также не выяснили, были ли между Ткаченко и Балухом неприязненные отношения. Вместе с тем квалификация преступления была выполнена неправильно. Физическая боль потерпевшего не дестабилизировала работу учреждения и все свидетели в суде это подтвердили. Кроме того, в первой инстанции судья, став на сторону обвинения, самостоятельно пришла к выводу об отсутствии у Балуха в тот период аффективного состояния. По мнению защиты, такой вывод может сделать лишь психолого-психиатрическая экспертиза, но не судья. Помимо этого, в Раздольненском суде отказались истребовать документы, которые могли бы усилить позиции защиты, и допустили еще много нарушений, существенно повлиявших на исход дела.

Выступление в прениях прокурора Калтырина (его имя не озвучивали) было традиционно кратким. Правда, после критики в голословности, обвинитель зачитал свои аргументы: факты ударов зафиксированы на видео (защита утверждает, что по видео нельзя уверенно утверждать, что они были), показаниям сотрудников полиции нет оснований не доверять, а провокации со стороны Ткаченко сам Балух якобы выдумал, чтобы избежать ответственности.

Явление милости

В совещательной комнате судья Елена Спасенова пробыла 37 минут, после чего огласила решение. Она отклонила доводы апеллянтов и признала законным решение Раздольненского суда. Но, «учитывая положительную характеристику личности осужденного», смягчила ему приговор на один месяц. Это распространенная практика Верховного суда Крыма – после таких формальных и несущественных «смягчений» его трудно обвинить в негуманности. И судебный процесс над Балухом стал еще одним тому подтверждением.

Голодающему Балуху отказали в апелляции, но смягчили приговор (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:24 0:00

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG