Доступность ссылки

«Час истины для Александра Лукашенко»: как менялась крымская риторика в связи с ситуацией в Беларуси


Александр Лукашенко (коллаж)

Специально для Крым.Реалии

В конце мая глава российского парламента Крыма Владимир Константинов написал на своей странице в Фейсбуке: «Похоже, еще одной «многовекторности» наступил конец. На наших глазах политика балансирования между Россией и Западом обрушилась… Теперь настал час истины и для Александра Лукашенко…» Он напомнил о своих инициативах по созданию прямого транспортного сообщения с Беларусью, приглашению белорусских туристов на отдых в Крым и о требованиях признать Крым «российским». Похоже, поддержка Крыма – лишь словесный антураж. Главное, что беспокоит крымских политиков, – выбить хотя бы из Беларуси признание полуострова «российским». Сейчас столь удобный случай напомнить: ты нас не признал, а мы тебе – руку дружбы, поэтому, может быть, признаешь, если не сейчас так хоть позже?

Надо думать, последовавшее вслед за идеей спикера заявление генерального директора авиакомпании «Белавиа» Игоря Чергинца в эфире российского YouTube-канала «Соловьев Live» о том, что компания не будет направлять самолеты в Крым, пока не будет «политического признания Крыма как российского государства», охладила надежды Константинова. А ведь легитимизация полуострова – это краеугольный камень отношения Крыма к Беларуси. Поэтому интересно вообще проследить, как менялись это отношение и связанная с ним риторика крымских политиков в связи с тем, как Лукашенко загонял себя в угол.

Главное, что беспокоит крымских политиков, – выбить хотя бы из Беларуси признание полуострова «российским»

Еще в феврале 2019 года на пресс-конференции в Симферополе политолог Алексей Кочетков и директор Таврического информационно-аналитического центра Александр Бедрицкий в связи с непризнанием аннексии полуострова предлагали не церемониться и использовать опыт захвата Крыма не как «точку конфликта, а как возможность для интеграции России и Беларуси». По их мнению, после «русской весны» «большинство белорусов одобрило возвращение Крыма в состав России. Республика голосовала против антикрымской резолюции ООН, де-факто признала полуостров российским, но де-юре историческое воссоединение Беларусью не признается». И политологи иносказательно предлагали: пора, наконец, окончательно определиться, куда двигаться дальше. То есть с Беларусью нужно сделать так, как и с Крымом: «Очевидно, в аморфном состоянии Союзное государство находиться не может. Важно реанимировать и продолжить интеграционные процессы, вернуться к подписанию совместного конституционного акта, чтобы Союзное государство обрело осязаемые формы. Создать общие институты, единый парламент, привести в соответствие законодательство, наладить взаимодействие в Вооруженных силах, и в данном случае речь не идет о том, чтобы кто-то поступился своими интересами…»

При этом власти Крыма, надеясь на признание его «российского» статуса живущими на полуострове этническими белорусами, в первую очередь их руководством, всячески поддерживают их национальные объединения. Например, в конце 2019 года была громко отмечена 110-ая годовщина приезда в Ялту известнейшего белорусского поэта Максима Богдановича. В Ялтинском историко-литературном музее собрались белорусские общины «Сябрына» (Алушта), «Белая Русь» (Ялта), «Беларусь» (Севастополь) и сотрудники музея.

Эта же линия политики остается магистральной. В 2020 году в Евпатории создается национальная организация уже по гендерному признаку – крымская республиканская культурно-просветительская общественная организация «Белоруски Крыма им. Евфросинии Потоцкой», которой руководит Дина Шевченко. При этом председатель региональной национально-культурной автономии «Белорусы Крыма», член Общественной палаты Крыма Роман Чегринец в ответ на выборы президента в стране гнет свою линию, пытается еще раз подтолкнуть президента своей Родины к союзу с Россией: «Теперь слово за Лукашенко. Пусть он наводит порядок в своей стране (я категорически не терплю майданов, как любой нормальный человек) и возвращается к теме Союзного государства. Без него не будет братских отношений между нашими странами. Для меня приемлема такая формула: Союзное государство Россия – Беларусь = братские отношения = признание Крыма. Иначе братские отношения у нас получаются какие-то странные, по расчету». Откровеннее не скажешь.

В августе 2020 года риторика на полуострове кардинально меняется, однако причину осложнений в Крыму видят не в том, что фальсифицированы выборы, что Лукашенко фактически узурпировал власть, а в том, что в Беларуси побывали западные политики: «Долгие годы Лукашенко считался в Белом доме нерукопожатным, а Белоруссия находилась в санкционных списках. И вдруг менее года назад в Минск поначалу приехал на тот момент советник Трампа по нацбезопасности Джо Болтон, затем помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл. Полились известные речи с реверансами… А далее – как в известном сюжете. По белорусским городам и весям начинает разгораться майданный пожар. Мутная волна выносит на гребень семейство Тихановских… И что дальше? Украинская история на белорусской почве? Россия – враг, агрессор. Ссоры, информационные войны...»

Крымская печать цитирует специфического политолога Сергея Михеева: «Белоруссия не понимает, какая опасная игра втягивает ее в свой водоворот. Почему она была не интересна Западу, а сегодня вдруг оказалась на пике популярности? Что Запад берет в расчет? У Белоруссии нет полезных ископаемых, выхода к морю. Ее продукция неконкурентоспособна на мировом рынке. Она может предложить Западу только одно – свою границу с Россией».

И тут же на помощь Лукашенко спешит «скорая помощь» тоже в лице Крыма. Две верхние парламентские палаты – Совета Федерации России и Совета Республики Национального собрания Беларуси – организовали «диалог о развитии социально-экономических и духовных связей». Крым представляет спикер Владимир Константинов. Цель – не помочь Беларуси укрепить демократию, а наоборот – окружить Александра Лукашенко «союзной заботой», предупредить любые его шаги к признанию требований народа. Газета потешается, мол, Лукашенко не признал Крым «российским», но именно «российский» Крым говорит с Беларусью.

Тут же начинается информационное преследование несогласных с политикой России, которых называют «вынесенными на поверхность случайной волной», – Рефата Чубарова и Светланы Тихановской. Крымский депутат Алексей Черняк имеет специфическое зрение, он не увидел преследований активистов в Беларуси, но уверяет, что «Тахановская хорошо устроилась».

Одновременно усиливается критика и «расчеловечивание» самого Лукашенко: «Как же он притих-«пошелковел», когда над его любимым властным креслом сгустились тучи, какая ласковая риторика полилась из его уст в адрес России! И вот прошло несколько недель…», и у автора уже «рука тянется врезать белорусскому лидеру правдой-маткой российского обывателя. Много лет Александр Григорьевич подсасывает щедрую и снисходительную дойную корову. Между прочим, нашу. При этом не стыдится гадить по мелочи… В российском экспертном сообществе тем временем громче зазвучали дискуссии, что Лукашенко правит, опираясь исключительно на силовой блок. Народ Беларуси его не поддерживает. Долго так продолжаться не может. Нужна смена лидера…»

На практике идею смены лидера поддержал крымский политолог Андрей Никифоров. Он заявил: «Думаю, России следует сейчас активизироваться и… посмотреть, какие у нее есть опорные точки в Белоруссии, кроме самого Лукашенко. Возможно, заняться их конструированием… Допустим, есть сильное профсоюзное движение, и наша задача – сделать его благожелательным по отношению к Российской Федерации. Другая опорная точка – дружественные нам каналы вещания и работа с журналистской средой. То есть нам следует не то чтобы копировать Запад, но в чем-то действовать аналогично. Нам желательно иметь какие-то свои ходы, которые им недоступны, а для нас естественны…»

И наконец, крымскую печать облетел снимок Лукашенко в автоматом. Круг завершился. От призывов к силовому сценарию пропагандисты перешли к его демонстрации. Нужно констатировать – в Беларуси пока победил силовой сценарий подавления оппозиции и демократических сил. Вопреки ожиданиям, Лукашенко оказался способным на это. Поэтому пока идее «смены лидера» и не дают дорогу. Но, как известно, на штыках сидеть неудобно, и диктаторы на них долго не задерживаются. В любом случае, следующий шаг за белорусским народом. Поживем – увидим.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Протесты в Беларуси: коротко о главном

Президентские выборы в Беларуси состоялись 9 августа 2020 года, на тот момент Александр Лукашенко уже 26 лет руководил страной.

Первые акции протеста начались еще до дня голосования – из-за арестов и недопуcка до участия в выборах оппозиционных кандидатов.

9 августа, в день президентских выборов, первые официальные экзит-полы сообщили, что, по их данным, Александр Лукашенко набрал почти 80% голосов, а Светлана Тихановская – меньше 7%.

В ответ на это в Минске и других городах Беларуси люди вышли на улицу, выражая недоверие к объявленным результатам.

Власти сразу прибегли к информационному блокированию протестов: ограничили интернет и мобильную связь, а вечером перестали работать новостные сайты.

ОМОН и внутренние войска начали разгонять протестующих водометами, слезоточивым газом и светошумовыми гранатами, а также, по сообщениям правозащитников, были выстрелы резиновыми пулями и даже из огнестрельного оружия.

По разным данным, силовики задержали в городах Беларуси до семи тысяч человек.

Задержанных унижали, угрожали им изнасилованием, били, удерживали их в нечеловеческих условиях, им не оказывали медицинскую помощь.

В ответ на применение силы 11 августа протестующие объявили общенациональную забастовку, к которой присоединились более 20 предприятий, среди них крупнейшие заводы – МАЗ и БелАЗ.

Власти прибегла к административному давлению на работников предприятий и бюджетников и начали устраивать «акции в поддержку» Александра Лукашенко.

Силовики изменили тактику – перестали разгонять акции и начали хватать людей на улицах в разных городах, пытаясь посеять страх.

Оппозиционерка Светлана Тихановская выехала в Литву.

8 августа оппозиция создала Координационный совет для трансфера власти, члены которого ведут переговоры с представителями руководства разных европейских стран.

23 сентября тайно состоялась инаугурация Александра Лукашенко.

США, ЕС, Великобритания и другие страны не признали результаты выборов и легитимность инаугурации Лукашенко.

Украинскую позицию озвучил глава МИД Дмитрий Кулеба, по его словам, «инаугурация» Лукашенко не делает его легитимным президентом Беларуси.

Великобритания, Канада, страны Балтии ввели санкции против Лукашенко и других официальных лиц, причастных к возможной фальсификации выборов президента Беларуси и жестокому подавлению акций протеста.

Сам Александр Лукашенко обвинения в фальсификации выборов и узурпации власти отрицает, он ищет поддержки у президента России Владимира Путина.

Между тем протесты продолжаются, а правозащитники говорят о 12 тысячах задержанных людей, по меньшей мере шестерых погибших и сотнях тяжело травмированных.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG