Доступность ссылки

Крым: социальные «достижения» Кремля


Иллюстрация

Специально для Крым.Реалии

Кремлевская аннексия принесла на Крымский полуостров российские социальные институты и установки сословного общества. Российские власти фактически узаконили разделение крымчан на несколько «сортов», перепрофилировали систему образования и медицины, внедрили практику доносов.

Российский глава аннексированного Крыма Сергей Аксенов, выступая с отчетом о работе регионального правительства, назвал время пребывания полуострова под контролем Москвы периодом существенных достижений. «Масштабы положительных изменений, которые произошли в Крыму за пять лет таковы, что эти годы можно без всякого преувеличения назвать пятилеткой побед. Наши успехи вынуждены признать даже враги», – заявил Сергей Аксенов.

Он в первую очередь обратил внимание на технические проекты: мост через Керченский пролив, трасса «Таврида», так называемый «энергомост», реконструкция аэропорта Симферополя, строительство двух ТЭС, которые пока не ввели в эксплуатацию, обновление социальной инфраструктуры, «модернизация» сельского хозяйства, промышленности и курортной отрасли.

«Ушли в прошлое проблемы, связанные с энергодефицитом, с ограничением транспортной доступности, которые тормозили развитие экономики. Обеспечено стабильное водоснабжение. Завершена интеграция республики в экономическое, правовое, социальное, гуманитарное пространство России. Создан прочный правовой фундамент республики», – настаивает Сергей Аксенов.

Реальность отличается от чиновничьих отчетов в худшую сторону. Сельское хозяйство страдает от обезвоживания. «Модернизация» промышленности привела к техногенной катастрофе в Армянске. Полная экономическая интеграция с соседней Россией существует только на бумаге. При этом в Крыму за пять лет произошли кардинальные изменения социальных декораций и институтов.

Если до аннексии крымчане могли свободно судиться с чиновниками (государством), то Кремль положил этому конец

Во-первых, крымчане получили сословное российское общество вместо буржуазного украинского. Если до аннексии граждане могли свободно судиться с чиновниками (государством), то Кремль положил этому конец. Чиновники российской администрации, силовики, военные и прочие представители «высших сословий» правы по умолчанию. До 2014 года «законность», пусть и в специфической форме, была одним из основных принципов государственного управления. Теперь это только слова. Основное требование, которое Москва выдвигает к фактическим властям полуострова – лояльность, готовность выполнить любой приказ. Подлинные интересы и запросы крымчан российских чиновников не интересуют.

Как следствие – фактический отказ России как государства-оккупанта выполнять основные социальные функции. Сословное государство «ничего не должно» плебсу. Самый очевидный пример – «реформа» крымской медицины, которая привела к тому, что в казенных клиниках лечиться невозможно, а в частных – непозволительно дорого. Поэтому негодование симферопольцев вызвала недавняя инициатива российских властей прикрыть клинику при медицинском университете. Как жалуются местные жители, это было одно из немногих мест в городе (и Крыму вообще), где могли оказать реально квалифицированную помощь за относительно небольшие деньги.

Второе, превращение «коренных крымчан», которые жили в регионе до оккупации, в фактически людей второго сорта на фоне «новых крымчан» – российских силовиков, чиновников, военных, близких к власти бизнесменов, которые хлынули в Крым с семьями. Именно они в социальных сетях и блогах создают мнимую картину российского процветания. В то время как молодежь из числа «коренных» вынуждена перебираться в другие области Украины или в соседнюю Россию.

Узаконено деление на людей «третьего сорта» – крымских татар и украинцев, которые не скрывают своего несогласия с российской оккупацией. Им отказано даже в тех гражданских правах, которые гарантированы российскими законами: право на труд, частную переписку, неприкосновенность жилища и другие. Недавний пример – активистку Украинского Культурного центра Галину Балабан заставили уволиться из Крымского инженерно-педагогического университета.

Узаконено деление на людей «третьего сорта» – крымских татар и украинцев, которые не скрывают своего несогласия с российской оккупацией

Одновременно с этим произошла легализация «стукачества». В «российском» Крыму доносительство – теперь уже устоявшийся социальный институт. Новоявленные «патриоты» строчат кляузы на активистов, блогеров, юристов и вообще всех, кто высказывался против аннексии. Ситуацию усугубляет то, что в российском Уголовном кодексе имеется статья «несообщение о преступлении», на основании которой в Крыму уже открывают дела о недоносительстве.

В-третьих, насаждение российской «работающей бедности». Где обещанные высокие зарплаты для местных? Отчасти Кремлю выгодно, чтобы «коренные крымчане» зарабатывали гораздо меньше, нежели переселенцы, прибывшие из соседней России. Низкие доходы и отсутствие перспектив выдавливает с территории потенциально нелояльное население, привыкшее к «украинской вольнице».

Четвертое – образование как социальный институт начало выполнять несвойственные ему функции: милитаризация детского сознания, насаждение культа войны, агрессии, ксенофобии, ненависти ко всему украинскому. Отдельный разговор – работники школ, завучи, чиновники от образования, которые принимали самое активное участие в организации «референдума». Ведь «голосования» в том числе проходили на территории учебных заведений.

Немалая часть этого контингента – просоветские шовинисты, которые до аннексии еле сдерживали свои антиукраинские чувства. После «референдума» они по полной программе отыгрываются на учениках. Российским властям даже не нужно давать этим «педагогам» особых поручений, инструкций – они сами с большим удовольствием будут часами рассказывать детям о «великой России», «украинском фашизме» и «происках США». Каждый день в крымских школах при поощрении чиновников совершается насилие над детским сознанием.

Следующий социальный институт, полностью ликвидированный российскими властями – СМИ. Крымская тележурналистика (точнее, то, что от нее осталось) представляет собой уменьшенную копию государственного ТВ соседней России: казенный пафос, милитаризм, культ осажденной крепости, отсутствие альтернативных точек зрения. Новые власти Крыма в марте 2014 года первым делом расправились с независимой региональной прессой, пользуясь тем, что российские законы позволяют придушить любую неугодную редакцию.

Каждый день в крымских школах при поощрении чиновников совершается насилие над детским сознанием

Сюда же можно отнести и ликвидацию институтов гражданского общества, независимых мониторинговых центров, создание картонных организаций, которые якобы «представляют» интересы крымчан перед местной властью. Наиболее типичные примеры – «национально-культурные автономии» крымских татар и украинцев, которые поддерживают все шовинистические инициативы чиновников.

Перечислять «социальные достижения» российских властей можно долго. Важный нюанс заключается в том, что для большей части крымчан эти изменения прошли как бы незаметно. Кремль методично искоренил все достижения украинской демократии и гражданского общества. Теперь у населения полуострова остается только одно «право»: молча внимать бодрым заявлением «правящего сословия», насколько хорошо стало жить под санкциями и в условиях технологической изоляции.

Сергей Стельмах, крымский политобозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG