Доступность ссылки

«Кто сколько окопов накопал?» – из крымских сетей


Украинские военные на полигоне в Житомирской области, 21 ноября 2018 года

Отмена военного положения в Украине и обмен санкциями между Киевом и Москвой стали главными темами для обсуждения в соцсетях.

Президент Украины Петр Порошенко на заседании СНБО 26 декабря сообщил, что принял решение пока не продлевать военное положение в ряде областей Украины, введенное на 30 суток из-за агрессии России.

Некоторые участники обсуждения считают, что военное положение следовало бы продлить.

Для других новость об отмене военного положения стала лишним поводом улыбнуться.

Совет национальной безопасности и обороны Украины также поддержал решение о введении санкций против российских юридических и физических лиц из-за «агрессии России в районе Керченского пролива».

Ограничительные меры введены, в частности, в отношении военных, судей и правоохранителей, причастных к захвату украинских военных «во время акта агрессии России против Украины в Керченском проливе 25 ноября 2018 года и незаконного содержания их в российских тюрьмах».

Решение СНБО почти совпало с аналогичной мерой со стороны правительства России. Оно расширило свой «санкционный список» против Украины и включило в него, среди прочих, родившегося в Крыму народного депутата Украины Дмитрия Белоцерковца.

​Изучив российский «санкционный список», комментаторы заметили одну интересную особенность. Составители этого документа тщательно избегали упоминания о том, что Крым и в советские годы находился в составе Украины (тогда – Украинской ССР).

​Maksym Maiorov

А як вам Львовская область, Украинская ССР, у 1933?

Анна Андрієвська

Про фальсифікацію минулого добрe пишe Джордж Оруeлл у своєму романі «1984»: «Хто контролює минулe, той контролює майбутнє. А хто контролює сучасність, той всeвладний над минувшиною». Стільки років минуло, а нічого нe змінюється.

Некоторые участники обсуждения считают московский «санкционный список» инструментом для сугубо политических манипуляций.

​Есть также мнение, что действия Москвы в данном случае неправильно называть санкциями.

​Алі Татар-заде

хоча ще правільніше було б звати це каргосанкціями, але ж наші журналісти люблять коректні вирази (на словах, принаймні)

Дмитрий Киселёв

Точніше, коли ми плануємо антитерор – вони планують саме контртерор. Тобто «терор у відповідь» – то не брак філологічної освіти, а точна характеристика операції.

* * *

Все процитированные в этом обзоре публикации взяты из открытых источников

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG