Доступность ссылки

Крымчане за решеткой: стоит ли ждать нового обмена заключенными?


Фигуранты симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир» в зале Северо-Кавказского окружного военного суда в Ростове-на-Дону, 17 июня 2019 года

После завершения обмена в минувшие выходные в тюрьмах аннексированного Крыма и соседней России остается свыше ста политзаключенных, из которых более 80-ти крымчан. Как сообщает Крымская правозащитная группа, эти люди незаконно лишены свободы в рамках политически мотивированного или религиозного преследования в Крыму.

Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова в интервью ТСН заявила, что перспективы дальнейшего обмена есть и что она считает его возможным в этом году. Денисова подчеркнула, что рабочая группа во главе с помощником президента Украины Андреем Ермаком сейчас ведет переговоры по освобождению 113-ти украинских заключенных, из которых 89 – крымские татары.

Крымский адвокат Эмиль Курбединов отмечает, что большинству крымских татар из этого списка российские следователи предъявили обвинения по террористическим статьям.

Это не выдерживает никакой критики – абсолютно бредовые обвинения и в терроризме, и в попытке захвата власти
Эмиль Курбединов

– У нас есть данные о 86 политических узниках из Крыма, как минимум около 70 из них – это крымские татары, а 63 проходят по «делам Хизб ут-Тахрир», по террористическим статьям. Большинство из них постепенно вывозят с территории Крыма и судят в военных судах (соседней России – КР). В отношении более 30 человек есть приговоры с ужасными сроками – 15, 17 лет лишения свободы, строгого режима. Большинство обвинений – по террористическим статьям и связанным с «подготовкой захвата власти в Российской Федерации». При этом в материалах дела фигурируют лишь кухонные разговоры, беседы на какие-то политические темы и темы преследования в России. Из этих разговоров путем лингвистических экспертиз ФСБ делаются выводы о сговорах о захвате власти. Это не выдерживает никакой критики – абсолютно бредовые обвинения и в терроризме, и в попытке захвата власти.

Эмиль Курбединов
Эмиль Курбединов

По мнению Эмиля Курбединова, условия содержания фигурантов «дел Хизб ут-Тахрир» в Крыму можно приравнять к пыткам.

– Буквально вчера я разговаривал со своим подзащитным Тофиком Абдулгазиевым (фигурант второй симферопольской группы «дела Хизб ут-Тахрир» – КР). Когда их этапируют в автозаках, в маленьких коробочках – у тебя на коленях твои вещи, и просто нельзя пошевелиться. По шесть-семь часов люди пребывают в таком положении в этой машине и перевозятся таким образом. Краснодарское СИЗО – перевалочный пункт между Крымом и Ростовом, и уже не первый звонок с жалобами оттуда поступает. Ялтинских ребят по «делу Хизб ут-Тахрир» собаками травили. Абдулгазиев рассказал, что там в одной камере четыре на шесть метров по пятьдесят человек. Следственный изолятор Симферополя переполнен – вместо семисот более полутора тысяч человек сидит. У кого-то условия более-менее, у кого-то ужасные. Точно так же Ростовский следственный изолятор – не раз мы получали жалобы от подзащитных на сырость. Я приравниваю это к пыткам.

Координатор Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник объясняет, кто именно может войти в список для обмена, помимо фигурантов «дел Хизб ут-Тахрир».

Цифра 86 касается именно крымских кейсов, которые, увы, составляют большинство в списке людей, незаконно лишенных свободы
Ольга Скрипник

– Цифра 86 касается именно крымских кейсов, которые, увы, составляют большинство в списке людей, незаконно лишенных свободы. Это как коллективные дела, так и индивидуальные. Если говорить о деле крымских мусульман, оно массовое, в целом у нас по нему значатся 66 человек. Из них 53 обвиняют непосредственно в участии в террористической организации (организация признана террористической в России – КР) – «дела Хизб ут-Тахрир». Есть те, кого обвиняют в распространении терроризма, но даже внутри большого дела крымских мусульман есть деление на группы: Алушта, Белогорск, Ялта, в Бахчисарае несколько групп. Также довольно много людей остаются под стражей по «делу украинских диверсантов», начиная от Андрея Захтея и заканчивая Константином Давыденко. У некоторых из них вступили в силу приговоры, и они надеются быть в обменном списке, а некоторые ждут апелляции, как Владимир Дудка и Алексей Бессарабов.

Ольга Скрипник
Ольга Скрипник

Кроме того, по данным Ольги Скрипник, выделяются индивидуальные политически мотивированные дела, где обвиняемыми проходят Нариман Мемедеминов, Евгений Каракашев, а также участники Евромайдана, задержанные еще в 2014 году, Николай Шиптур и Андрей Коломиец.

– То, что произошло 7 сентября, дало нам огромную надежду на то, что обмен будет идти и дальше. Как минимум мы видим, что такие переговоры возможны. Объективно условия для обмена и переговоров остаются. Мы считаем, что в обменные списки должны быть включены также относительно новые группы – это люди, которых в Крыму обвиняют в причастности к батальону имени Номана Челебиджихана. Их как минимум трое, причем там немаленькие сроки.

Украинский политолог Алексей Минаков смотрит на перспективы следующего обмена заключенными между Россией и Украиной без оптимизма.

– Пока что говорить о вероятностях и просчитывать бессмысленно, потому что зависит это от множества динамично изменяющихся факторов. Неправильно, на мой взгляд, экстраполировать успехи прошлого на будущее. Например, в 2017 году был масштабный обмен при президенте Петре Порошенко, но в 2018 и 2019 годах подобных обменов не было. Это же можно перенести и на Владимира Зеленского: его первый успешный обмен пленными с Владимиром Путиным может быть и последним. Для президента Украины плюсы очевидны: это и рейтинг, и он обещал. Президент России же таким образом выглядит договороспособным, он «добрый царь», а делегацию России в ПАСЕ вернули не зря. Кроме того, Россия мягко и деликатно выполнила решение Международного трибунала по освобождению украинских моряков, пусть и не полностью.

Алексей Минаков
Алексей Минаков

Алексей Минаков полагает, что, судя по публичным выступлениям команды президента Зеленского, «красная линия» в переговорах с Россией пролегает в вопросе принадлежности Крыма и Донбасса.

– Для них это четко и понятно – это Украина, и другого быть не может. Во всем остальном, во всех других вопросах могут быть уступки и компромиссы, начиная от автономного статуса для Донбасса и заканчивая внешнеполитическими действиями, например, ослабление движения в сторону НАТО и Евросоюза. Вот в случае с обменом 7 сентября для части населения «красная линия» была в освобождении Владимира Цемаха – ключевого свидетеля в деле о сбитом малайзийском боинге. Вообще, Олег Сенцов ранее говорил, что не нужно освобождать его и политзаключенных любой ценой. Мне кажется, эту фразу следует четко написать и повесить в кабинете у Зеленского.

Корень совсем в другом лежит – надо бороться с беспределом России
Эмиль Курбединов

Эмиль Курбединов полагает, что обмен не является панацеей для проблемы политзаключенных.

– Корень совсем в другом лежит – надо бороться с беспределом России по отношению к гражданам. А так нам сообщают, что процесс переговоров идет, и наши подзащитные есть в списках. Мы надеемся, что в ближайшее время они и все остальные политзаключенные будут освобождены.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG