Доступность ссылки

«За проукраинскую позицию». Что происходит с крымчанином Олегом Приходько в заключении


Коллаж

Осужденный российским судом крымчанин Олег Приходько, который находится в следственном изоляторе №1 Ростова-на-Дону, не получает необходимую медицинскую помощь, что может привести к необратимой потере здоровья, заявила 9 апреля Уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова.

Задержанному в октябре 2019 года Олегу Приходько российские силовики инкриминировали подготовку взрыва в администрации Сак. Позднее проукраинского активиста обвинили в незаконном приобретении взрывчатых веществ и планировании теракта в здании генконсульства России во Львове. В марте 2021 года российский суд приговорил Приходько к пяти годам лишения свободы, но сам он вину не признает. Сейчас крымчанин находится в СИЗО Ростова-на-Дону и, по словам родственников, страдает от ряда хронических заболеваний. 6 апреля 2021 года правозащитный центр «Мемориал» признал Олега Приходько политическим заключенным. Подробнее об этом говорили в эфире Радио Крым.Реалии.

Адвокат Олега Приходько Сергей Легостов рассказал Крым.Реалии, что защита уже подала апелляционные жалобы на приговор и пытается избежать увеличения срока.

Основные наши доводы были заявлены открыто еще в ходе судебного заседания: в отношении Приходько, по сути, была совершена фальсификация материалов дела
Сергей Легостов

– В настоящее время мы готовим дополнения к этим жалобам после изучения приговора суда в полном объеме. Также защита готовит возражение на апелляционное представление прокурора, который просит увеличить срок наказания до 11 лет лишения свободы. Основные наши доводы были заявлены открыто еще в ходе судебного заседания: в отношении Приходько, по сути, была совершена фальсификация материалов дела. То, что фигурирует в качестве улик, было ему подброшено, учитывая его импульсивный характер на тему, касающуюся Украины. После того как в суде первой инстанции все стороны подадут апелляции, ознакомятся с протоколами, при необходимости предоставят замечания и так далее – материалы попадут в апелляционный военный суд. Как правило, там очень быстро проходит рассмотрение, стороны извещают по видеоконференцсвязи.

В связи с присвоением Олегу Приходько статуса политзаключенного правозащитный центр «Мемориал» выпустил заявление:

«В деле имеется ряд существенных несостыковок, а значимые доказательства с высокой степенью вероятности были сфабрикованы в ходе следствия. Так, с предметов, изъятых в гараже Приходько, – взрывных устройств и их деталей – не снимали отпечатки пальцев; следствие даже не пыталось объяснить, откуда активист мог взять элементы, которых нет в свободной продаже. Кроме того, мы полагаем, что сотрудники правоохранительных органов могли сфабриковать смс-переписку, в которой содержатся детали подготовки терактов».

Руководитель программы «Поддержка политзаключенных» центра «Мемориал» Сергей Давидис объясняет, почему организация признала Олега Приходько преследуемым по политическим мотивам только сейчас.

Взрывные устройства, которые у него были найдены, и якобы имевшие место смс-переговоры в его телефоне были убедительно опровергнуты защитой в ходе суда
Сергей Давидис

– Для того чтобы утверждать, что есть действительно полное соответствие, что дело необоснованное и незаконное, что оно вызвано именно политическими мотивами, необходимо его изучить. К сожалению, на этапе, когда только возбуждено дело, сделать это обычно не получается – должно быть по крайней мере закончено следствие или вынесен приговор. Вот так получилось с делом Олега Приходько: с совокупностью обстоятельств дела мы смогли ознакомиться только ближе к вынесению приговора и пришли к выводу, что доказательства его вины сфальсифицированы. Те взрывные устройства, которые у него были найдены, и якобы имевшие место смс-переговоры в его телефоне были убедительно опровергнуты защитой в ходе суда. Ответов на те вопросы, которые ставила защита, на ее ходатайства от суда и обвинения не последовало.

Олег Приходько в своем доме в Крыму, август 2019 года
Олег Приходько в своем доме в Крыму, август 2019 года

По оценке Сергея Давидиса, по характеру фальсификаций дело Олега Приходько напоминает «дело «украинских диверсантов» Владимира Дудки и Алексея Бессарабова, которое «Мемориал» также считает политически мотивированным.

Тут также очевиден бэкграунд преследования за проукраинскую позицию
Сергей Давидис

– Ключевые доказательства в деле Олега Приходько – взрывные устройства, которые, как утверждает следствие, он приобрел в неизвестное время в неизвестном месте. Оно даже не пыталось установить, откуда они взялись – а ведь это отдельное преступление. Кроме того, доказательств того, что на этих предметах есть отпечатки пальцев Приходько, нет: ходатайство о проведении дактилоскопической экспертизы было отклонено. Обвинение говорит, что якобы там были найдены его биологические следы. Сразу после задержания у него брали мазки из полости рта и могли потом нанести следы куда угодно. Тут также очевиден бэкграунд преследования за проукраинскую позицию, и все это в совокупности однозначно приводит нас к выводу, что мотив преследования Олега Приходько именно политический. Мы намерены привлекать внимание к его делу всеми доступными средствами и оказывать посильную помощь.

Жена Олега Приходько Любовь Приходько сетует на то, что ее мужу в российском заключении становится хуже.

Мы со своей стороны поддерживаем его как можем, но эмоционально он иногда падает духом
Любовь Приходько

– Он чувствует себя не очень хорошо, идет обострение хронических заболеваний, которые у него были еще на свободе. На данный момент к этому присоединились еще отекшие до колен ноги, и причина этого неизвестна. Олег говорит, что ему делают уколы, но они не помогают, рекомендовали мазь. Мы послали ее из Крыма в Ростов, но посылка идет неделю, и на данный момент он ее еще не получил. Меня берут сомнения, что она вообще поможет, поскольку неизвестны изначальные причины этого явления. Мы со своей стороны поддерживаем его как можем, но эмоционально он иногда падает духом. Все же человеку 62 года, и в таких условиях пребывать тоже тяжело. Может, украинские власти как-то услышат об этих проблемах, чтобы ему помочь – хотя я даже не знаю чем.

Любовь Приходько
Любовь Приходько

Уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова на днях потребовала от российской коллеги Татьяны Москальковой провести медицинское обследование Олега Приходько. Украинский омбудсмен подчеркивает, что Киев продолжает добиваться от Москвы гуманного обращения с крымчанином и бороться за его освобождение международной арене.

Последнее письмо я отправила Москальковой буквально 12 апреля, и ответа еще нет
Людмила Денисова

– Я еще в прошлом году направляла письма... во ФСИН Российской Федерации, начальнику того следственного изолятора в Ростовской области. В предоставленных мне ответах говорится, что если была необходимость, Приходько обследовали, и что он не нуждается ни в медикаментозном лечении, ни в госпитализации. Последнее письмо я отправила Москальковой буквально 12 апреля, и ответа еще нет. В то же время я обратилась по этому вопросу к Дуне Миятович, которая у нас была недавно, я с ней лично встречалась 7 апреля – чтобы она со своей стороны как комиссар Совета Европы по правам человека тоже приняла какие-то меры. Она не может повлиять на случаи, когда наши граждане находятся в оккупированном Крыму, но если они находятся в Российской Федерации, она повлиять может. Надеемся, что это сработает.

Сергей Давидис считает, что давление правозащитников и международного сообщества на российские власти может способствовать, по крайней мере, более мягкому обращению с политзаключенным.

Мы привлекаем внимание и россиян, и жителей Крыма, и мирового сообщества к тому, что этот человек преследуется незаконно
Сергей Давидис

– То, что мы аргументированно признали Олега Приходько политзаключенным, вызывает доверие в России и за рубежом, но Российская Федерация как государство не признает наличие политических заключенных, и это не влечет каких-то последствий в смысле обязанности государства как-то реагировать. Однако в делах, где обвинение говорит о некоем материальном преступлении – мол, кто-то пытался что-то взорвать – особенно важно аргументированное обоснование невиновности. Защита любого человека говорит о том, что он невиновен, а мы как независимая внешняя сторона со своим авторитетом можем подтвердить, что оснований для таких обвинений нет. Таким образом мы привлекаем внимание и россиян, и жителей Крыма, и мирового сообщества к тому, что этот человек преследуется незаконно. Это публичность, это давление на российские власти увеличивают вероятность соблюдения прав политзаключенного.

Журналисты Крым.Реалии неоднократно обращались к уполномоченному по правам человека в России Татьяне Москальковой, однако всякий раз приглашения принять участие в обсуждении остаются без ответа.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Дело Олега Приходько

Олега Приходько задержали 10 октября 2019 года. Российская ФСБ обвинила его в подготовке к террористическому акту и незаконном изготовлении взрывчатых веществ.

16 января 2020 года Приходько выдвинули новое обвинение в «незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении взрывчатых веществ или взрывных устройств​». Также против крымчанина выдвинули еще один эпизод обвинения – планирование взрыва в здании генерального консульства России во Львове.

Прокуратура Автономной Республики Крым начала уголовное производство по ч. 1 ст. 146 УК Украины (незаконное лишение свободы) из-за ареста активиста в Крыму.

До этого Приходько привлекался к ответственности в аннексированном Крыму по административному делу. Подконтрольный Кремлю Сакский районный суд Крыма 25 июня оштрафовал крымчанина на 2 тысячи рублей. Суд признал его виновным по части первой статьи 20.3 кодекса России об административных правонарушениях. Согласно постановлению суда, которое имеется в распоряжении Крым.Реалии, «исследование» изъятых в доме активиста при обыске предметов и документов указывает на то, что «Приходько путем доступа третьих лиц к данным предметам и документам пропагандирует и публично демонстрирует нацистскую атрибутику и символику».

Сам активист утверждал, что вся атрибутика в его доме «антикварная», а футболка со свастикой, которая также фигурирует в материалах, «сувенирная» и ее нет у него с 2010 года.

8 февраля 2019 года сотрудники крымского главка ФСБ провели обыск у Приходько. Силовики изъяли у него украинскую символику, флаги партии «Свобода», красно-черные флаги, портрет Степана Бандеры, технику и домашние CD-диски. После обыска Приходько отвезли в Симферополь, где допрашивали, расспрашивая о его деятельности и связях на материковой части Украины.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG