Доступность ссылки

Крымская неделя: контроль туристов и судьба узников


Какими были главные события уходящей недели? Что больше всего потрясло жителей Крыма? Радио Крым.Реалии выделило несколько резонансных тем в информационном поле полуострова.

В оккупированном Крыму – первая официальная смерть от коронавируса. Пациент умер в Севастополе. По данным местных подконтрольных России чиновников, у мужчины были осложнения, а также онкологическая болезнь.

Перед майскими выходными подконтрольный России временно исполняющий обязанности главы Севастополя Михаил Развожаев призвал жителей города избегать контактов с другими людьми и оставаться дома.

По состоянию на утро 1 мая в стационарах в Крыму в связи с заболеванием коронавирусной инфекцией находятся 116 человек, состояние четырех пациентов оценивается как тяжелое. В Севастополе по состоянию на утро 1 мая число заболевших COVID-19 достигло 85.

Накануне майских выходных подконтрольный России председатель Крыма Сергей Аксенов еще раз поднял вопрос, как быть с туристами из России, которые, несмотря на карантин, едут на полуостров. По его словам, всех въезжающих в Крым без прописки и собственности на полуострове будут принудительно помещать на двухнедельную обсервацию. Об этом Аксенов сказал 29 апреля на заседании оперативного штаба по противодействию распространению коронавируса. Ранее российские власти ввели ограничения сначала на админгранице с материковой Украиной, а затем уже на Керченском мосту и в аэропорту Симферополя.

По словам главы управления Роспотребнадзора по Крыму и Севастополю Натальи Пеньковской, Ялта и Алушта остаются самыми проблемными регионами полуострова, где уровень заболеваемости выше общекрымского в 4-5 раз. По ее мнению, именно здесь нужно наиболее жестко контролировать соблюдение карантинных мер. О том, как соблюдается «режим повышенной готовности» в Крыму, кого штрафуют за его нарушение и что будет с туризмом в этих условиях

Крымский активист Алексей Ефремов делится с Крым.Реалии наблюдениями из карантинного Симферополя.

Алексей Ефремов
Алексей Ефремов

– Все выживают как могут: кто-то привык дома сидеть, кто-то, наоборот, уже не может и пытается вырваться. Но по улицам ходит много патрулей, людей штрафуют, так что лучше передвигаться на любом виде транспорта, даже на велосипеде, чтобы не поймали и не наказали. Я знаю конкретные примеры, когда людей останавливали во дворе собственного дома, в парках, даже в лесах, и составляли протоколы. Меня останавливали ГИБДДшники – благо это было возле дома. Водителей проверяют на алкогольное опьянение, потому что мало ли – от нечего делать выпьют и сядут за руль. В магазинах можно купить практически все, даже в мелких, они работают на доставку. Сотрудники общепитов сейчас в ожидании: откроются ли их учреждения, появится ли работа или нет. Подавляющее большинство отправили в неоплачиваемый отпуск, некоторым моим друзьям вдвое сократили зарплаты.

В редакцию Крым.Реалии пришло письмо от читателя – гражданина России из Санкт-Петербурга по имени Иван. Он пожаловался на то, что российские полицейские в Алуште выписали ему крупный штраф по части первой статьи 20.6 Кодекса об административных правонарушениях России – «невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения». По версии российской полиции, он «в отсутствие каких-либо уважительных причин покинул место проживания без необходимости». Иван согласился дополнительно рассказать Крым.Реалии, при каких обстоятельствах это произошло.

– Я приехал сюда (в Крым – КР) в марте, потому что здесь погода получше, да и вообще я весной всегда куда-нибудь выезжаю. Я время от времени катался на велосипеде по Алуште. И вот 23 апреля я поехал виноградниками, грунтовыми дорогами на гору Демерджи, а оттуда спустился в Генеральское и в Солнечногорское. Там я стоял и отдыхал на набережной, и ко мне подошел полицейский. Он сказал, что составляет на меня протокол, поскольку я живу в Алуште, а приехал в Солнечногорское без каких-либо уважительных причин. По его словам, штраф должен был составить тысячу рублей. Уже 27 апреля состоялся суд, где я рассказал, что ни с кем по пути не встречался, никого опасности не подвергал.

По мнению Ивана, он не нарушил положения Кодекса об административных правонарушениях России, на которые ссылалась полиция, а только указ российского главы Крыма Сергея Аксенова.

Российские власти продлили так называемый период нерабочих дней в России и аннексированном Крыму до 11 мая. В Роспотребнадзоре опасаются, что майские праздники могут принести в Крым всплеск заболеваемости COVID-19 за счет туристов из соседней России.

Пересечь админграницу

На прошлой неделе Кабинет министров Украины продлил карантинные ограничения на административной границе между аннексированным Крымом и Херсонской областью до 11 мая. Согласно постановлению, выпустить с полуострова могут только граждан Украины с регистрацией на материке, а впустить, соответственно, граждан с регистрацией в Крыму. Исключение сделали для иностранцев-представителей дипломатических учреждений и гуманитарных миссий.

В то же время погрануправление ФСБ в аннексированном Крыму со ссылкой на распоряжения правительства России не выпускает крымчан с российскими паспортами на материковую Украину, но разрешает «возвращение присутствующих в Крыму иностранцев к себе на родину, где находится их постоянное место жительства». Фактически под эту категорию подпадают граждане Украины с пропиской на материке. Кроме того, крымчанина с российским паспортом могут выпустить в случае смерти близкого родственника, если есть подтверждающие это документы.

Начальник пресс-службы Херсонского погранотряда Госпогранслужбы Украины Иван Шевцов рассказал Крым.Реалии, сколько людей пересекло административную границу в обе стороны в апреле.

По опыту прошлых лет в этот период за день админграницу пересекало порядка 4-5 тысяч человек, а сейчас это 20-25 человек в день.
Иван Шевцов

– Сейчас мы пропускаем на материковую часть Украины только граждан, которые временно пребывали в Крыму и возвращаются сюда, потому что имеют здесь прописку. В оккупированный Крым – только тех, кто зарегистрирован на полуострове. Что до иностранцев, их мы пропускаем только по согласованию с Министерством по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий. По опыту прошлых лет в этот период за день админграницу пересекало порядка 4-5 тысяч человек, а сейчас это 20-25 человек в день. С начала апреля админграницу пересекли 1100 граждан, из них 800 вернулись на материковую часть Украины, остальные – в оккупированный Крым. Проблемы с не осведомленностью людей о карантинных мерах наблюдались только в первую неделю, потом приезжали только те, кто имел право пересекать админграницу. Сейчас проблем нет, нам не приходится разворачивать людей.

Севастопольский пловец-марафонец, бывший диссидент Олег Софяник пытался выехать на материковую часть Украины из Крыма 17 апреля, однако российское погрануправление ФСБ не пропустило его. Вторую попытку он предпринял через десять дней, но тоже тщетную.

Олег Софяник
Олег Софяник

– Я пытался повторно выехать на материковую Украину 27 апреля, поскольку нахожусь здесь под постоянным прессингом российских силовиков, ФСБ. Вторая причина гуманитарная – у меня квартира в Днепропетровской области, а в Крыму мне уже негде и не на что жить. Но меня останавливают и не пропускают, как они говорят, на основании распоряжения правительства России о том, что все российские граждане не могут выехать с территории страны. Наличие украинского паспорта для пограничников ничего не значит, а если у тебя есть российские аусвайсы – все, ты крепостной и невыездной из путинского концлагеря. Какие-либо документы по этому поводу они давать отказываются – говорят, что только разъясняют. Сейчас мы с юристом готовим исковое заявление в Европейский суд по правам человека, также я написал в МВД России с требованием аннулировать мой российский паспорт.

Олег Софяник полагает, что поскольку российский паспорт ему выдавало не МВД, а Федеральная миграционная служба в Крыму, то эта процедура была незаконной.

Представительница Крымской правозащитной группы Ирина Седова высказывает опасения, что жесткие ограничения на выезд из Крыма останутся в силе и после снятия других карантинных мер.

Ирина Седова
Ирина Седова

– Никто не ставил сроков, все это на усмотрение местных де-факто властей. У них развязаны руки, они относятся к людям, которым вынудили получить российские паспорта, как к крепостным. Безусловно, с точки зрения гуманитарного права они обязаны выпускать граждан Украины на материковую часть страны. В украинском постановлении сказано, что люди могут выезжать из Крыма по причинам гуманитарного характера. В случае Олега Софяника или женщины, которая ехала на лечение онкологического заболевания – я рассказывала о ней раньше – украинские пограничники не создавали бы препятствий. Россияне же, по сути, занимаются произволом. Это возмутительная ситуация, и мы будем говорить об этом, везде распространять эту информацию, требовать прекратить такие действия. Я понимаю, что они хотят защитить граждан, но тут у людей есть веские причины на выезд.

По мнению Седовой, необходимо оказывать давление на Россию через международные организации, чтобы она не допускала злоупотреблений и нарушений прав человека. Седова советует по всем таким фактам обращаться в украинские правозащитные организации, в том числе для получения бесплатной юридической помощи.

Справка: Временные ограничения на админгранице были введены 17 марта из-за угрозы распространения коронавирусной инфекции. Эти меры касаются всех, кроме граждан Украины и членов их семей, лиц, которые пересекают админграницу «с целью обеспечения защиты национальных интересов или в связи с выполнением международных обязательств, а также представителей дипломатических учреждений и гуманитарных миссий, выезжающих из Крыма и Севастополя».

Российское погрануправление ФСБ прекратило пропуск «иностранных граждан» на территорию Крыма с материковой Украины с 00 часов 18 марта.

Окружной административный суд города Киева 24 апреля открыл производство по делу об обжаловании распоряжения Кабинета министров Украины по временному прекращению работы пунктов пропуска на административной границе между Крымом и Херсонской областью. Иск подала адвокат и крымчанка Юлия Лесовая 20 марта. Она считает, что свобода передвижения может ограничиваться только законом, а распоряжение правительства им не является. Кроме того, по ее словам, такой запрет в отношении Крыма «дискриминирует граждан Украины по признаку места регистрации».

Освободить крымских узников

Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова 28 апреля провела онлайн-встречу с матерями и женами 26 политзаключенных из Крыма. О сроках их возможного освобождения омбудсмен не сообщила, заявив, что «все наши граждане будут освобождены, никого не оставим наедине с бедой».

Ранее родственники крымских политзаключенных провели онлайн-акцию с хештегом #Поговоритеснами. Они публиковали свои фотографии, на которых запечатлены плакаты с просьбой к президенту Украины Владимиру Зеленскому встретиться с ними и пообщаться по поводу следующего возможного обмена. Однако сам Зеленский и его подчиненные неохотно комментируют эту тему: в Офисе президента Украины не раз заявляли, что внимание со стороны СМИ и родственников политзаключенных может навредить переговорному процессу.

Глава «Объединения родственников политзаключенных Кремля» Игорь Котелянец рассказал Крым.Реалии, когда контакты с Офисом президента по вопросу освобождения узников Кремля из Крыма сошли на нет.

Игорь Котелянец
Игорь Котелянец

– Мы ждем коммуникации и с омбудсменом, и с Министерством иностранных дел, и с Министерством по вопросам реинтеграции оккупированных территорий, но в первую очередь – с Офисом президента. В прошлом году в этом плане было проще: нам рассказывали, что происходит, мы видели обмены в сентябре и декабре. В этом году все как-то заглохло, на наши письма и обращения не отвечают, и мы не понимаем, что происходит. С одной стороны, есть обещания президента о том, что обмен произойдет, что политзаключенные будут освобождены. Он говорил про март, но уже заканчивается апрель, и никаких разъяснений мы не получили. И вот состоялась онлайн-встреча с Людмилой Денисовой. Но когда чиновник выбирает ограниченное количество лиц для общения, он создает условия, которые разделяют людей. Почему остальные не попали в число приглашенных, совершенно непонятно.

Пресс-секретарь президента Украины Владимира Зеленского Юлия Мендель сказала Крым.Реалии, что переговоры об освобождении украинцев, которых Кремль удерживает в заключении на территории аннексированного Крыма и в России, ведутся постоянно.

«Позиция здесь не меняется, переговоры ведутся постоянно. В целях безопасности удерживаемых украинцев, мы не хотели бы освещать данные до того, как собственно состоится взаимное освобождение удерживаемых лиц (между Украиной и Россией – КР)», – рассказала Мендель.

Глава «Центра гражданских свобод» Александра Матвийчук считает, что Офис президента избрал неверную стратегию коммуникации с родственниками политзаключенных по поводу следующего обмена.

Александра Матвийчук
Александра Матвийчук

– Действительно, обмен заключенными – очень чувствительный процесс, но это не значит, что Офис президента не обязан поддерживать коммуникацию с родными. Ситуации, когда они устраивают флешмоб, чтобы с ними поговорили, просто не должны происходить. Напомню, что, помимо этого, родственники пленных устроили бессрочную акцию около Офиса президента и добились того, что на днях с ними встретился его глава Андрей Ермак. Я думаю, Владимир Зеленский был искренним, когда в сентябре 2019 года заявил, что мы очень быстро перейдем ко второму треку – то есть к освобождению украинцев, которых содержат в оккупированном Крыму и в России – но он выдавал желаемое за действительное. Президент не понимал, что быстро ничего не случится, зато сейчас это уже ясно, и потому Офис президента в последнее время отказывается говорить, на каком этапе находятся переговоры.

По мнению Александры Матвийчук, одна из причин, почему этот процесс мог застопориться – то, что в переговорах по крымскому списку политзаключенных Кремль требует от Киева политических уступок.

Дети, воспитание и Крым

«Детство в оккупированном Крыму: с оружием в руках и без права быть украинцем» – онлайн-дискуссия с таким названием прошла на этой неделе в рамках правозащитной программы Rights Now! украинского фестиваля Docudays UA. Родители и дети, а также специалисты из общественного, образовательного и государственного секторов обсудили нарушения прав несовершеннолетних в Крыму.

Ранее украинские правозащитники уже высказывали обеспокоенность тем, что Россия активно «милитаризует» детство в Крыму. И говорили, что, согласно с международным гуманитарным правом, пропаганда, склоняет людей на оккупированной территории к службе в армии государства-оккупанта, что является военным преступлением.

Председатель правления «Крымской правозащитной группы» Ольга Скрипник рассказала Крим.Реалии, что российское так называемое военно-патриотическое воспитание молодежи на полуострове реализует с 2014.

Ольга Скрипник
Ольга Скрипник

– Эту ситуацию надо рассматривать с той точки зрения, что Россия выступает оккупирующей державой в Крыму, а полуостров – оккупированная территория. То, чем занимаемся мы как правозащитная организация, связано с тем, что Россия совершает там военное преступление, нарушая международное гуманитарное право. Поэтому то, что называется в Крыму патриотическим воспитанием –​ это международное преступление. Его концепция была утверждена указом российского главы Крыма Сергея Аксенова еще в 2014 году. Проанализировав различные мероприятия, через несколько лет мы пришли к выводу, что речь идет не о воспитании и не о реализации права на образование, а о целенаправленной политике милитаризации в Крыму. В этой системе задействовано не только так называемое министерство образования – ей подчинены все министерства Крыма. Одно из наиболее ужасных явлений мы видим в том, что дети буквально встроены в мощную машину милитаризации.

По словам правозащитницы, такая система воспитания имеет конкретную цель.

– Речь идет не только о разовых акциях вроде маршей на 9 мая или на 18 марта – годовщину «крымской весны». Дети подвержены милитаризации ежедневно через систему образования и спорта. Одна из ее целей – призвать их в российскую армию, и это тоже военное преступление. Вторая, более глобальная цель – уничтожить проявления украинской идентичности, чтобы дети перестали иметь любую связь с украинской культурой и сознанием и были в полной мере гражданами Российской Федерации.

Юрист общественной инициативы «КримSOS» Ольга Куришко отметила в разговоре с Крым.Реалии, что защитить детей в Крыму от такого влияния России фактически невозможно.

– Это достаточно сложно, поскольку родителям приходят оповещения об обязательных уроках патриотического воспитания. Если ребенок не ходит, то от них требуют письменного объяснения. Это яркий признак давления со стороны властей на семьи. Я считаю, мы имеем дело с бомбой замедленного действия: то, что заложено сейчас, даст свои плоды, когда дети, не понимая происходящего, начнут воспроизводить то, чему их научили. Последствия «патриотического» воспитания мы сможем оценить только через какое-то время.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG