Доступность ссылки

Крымские дивиденды Турции


Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

Специально для Крым.Реалии

Российская аннексия Крыма кардинальным образом изменила ситуацию в Причерноморье. Через милитаризацию Крыма и реализацию энергетических проектов Россия усиливает свое присутствие в регионе. Турция стремится получить максимальные дивиденды от нового геополитического расклада, предлагая свои посреднические услуги или добиваясь скидки на российский газ.

Посредническая миссия Турции

Посредническая миссия Анкары в регионе в большей степени связана с защитой крымскотатарского народа, двухмиллионная диаспора которого проживает на территории Турции. Безусловно, турецкие власти не могут игнорировать их интересы и стараются защищать права крымских татар в меру своих возможностей.

Так было в случае с Ильми Умеровым и Ахтемом Чийгозом, которых российские суды Крыма осудили за проукраинскую позицию. Благодаря вмешательству турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана практически сразу после вынесения приговора их освободили и переправили в Турцию, откуда они смогли вернуться в Украину.

Президент Украины Петр Порошенко еще летом обратился к турецкому коллеге с просьбой помочь в освобождении Олега Сенцова и других украинских узников Кремля. Но пока никаких подвижек в этом вопросе не наблюдается.

На фоне недавней российской агрессии против украинских моряков в Черном море президент Турции вновь заговорил о своих возможностях посредника в конфликте Украины и России. «В ходе беседы с Путиным проблема инцидента в Керченском проливе обсуждалась, в том числе обсуждался и вопрос о нашей роли как посредника», –​ отметил Эрдоган перед вылетом на саммит G20.

Факт такого разговора для России крайне неприятен, поскольку предоставляет Анкаре дополнительные бонусы в диалоге с Москвой

Однако в Кремле поспешили отказаться от посреднических услуг Анкары в этом вопросе. «Москва признательна всем, кто готов способствовать деэскалации напряженности, спровоцированной украинской стороной, но не видит необходимости в каких-либо посреднических усилиях. Желающие и обладающие такой возможностью могут помочь, оказав воздействие на официальный Киев», –​ сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Безусловно, Турции крайне выгодно выступать посредником не только в вопросах защиты родственного народа, но и в украинско-российском конфликте в его региональном измерении. Однако такой подход не устраивает Москву, которая предпочитает обсуждать «украинский вопрос» с западными лидерами.

Правда, конфликт вблизи Керченского пролива позволил Украине сделать важный ход, обратившись к Турции с просьбой о закрытии проливов Босфор и Дарданеллы для российских военных судов, о чем рассказал министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин
Министр иностранных дел Украины Павел Климкин

​«С Эрдоганом уже был разговор. Проход Дарданеллы регулирует специальная конвенция Монтре. В рамках этой конвенции у нас есть возможности ограничить проход (российских – КР) судов. Мы над этим работаем, хотя есть вопрос, каким образом мы это сделаем и как быстро», – сказал Климкин.

Вряд ли стоит ожидать от Турции закрытия проливов. Причин здесь несколько – начиная от хитросплетений самой конвенции Монтре и заканчивая нынешним уровнем российско-турецких отношений. Однако сам факт такого разговора для России крайне неприятен, поскольку предоставляет Анкаре дополнительные бонусы в диалоге с Москвой.

Крымская карта в турецкой игре

На официальном уровне Анкара постоянно повторяет, что не признает российской аннексии Крыма, но при этом не поддерживает санкции против России, введенные за захват украинского полуострова и агрессию на востоке Украины.

«Турция раньше много страдала из-за санкций. Санкции против соседей и партнеров нанесли серьезный ущерб нашей экономике. Поэтому когда мы слышим о санкциях, мы не действуем поспешно. Мы обдумываем, можем ли мы найти другие способы решения проблем», –​ пояснил позицию страны министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

Когда мы слышим о санкциях, мы не действуем слишком поспешно
Мевлют Чавушоглу

Поэтому, в отличие от других стран, Турция не отказывается от паромного сообщения с аннексированным Крымом. С лета 2015 года грузовые паромы регулярно курсировали между турецким портом Зонгулдак и Севастополем. Однако после инцидента в небе над сирийско-турецкой границей, когда турецкие ВВС сбили российский истребитель, паромное сообщение закрыли. Его возобновили уже после «потепления» турецко-российских отношений, но в ограниченном масштабе. Например, в марте 2017-го Турция перестала принимать паромы из Крыма, а осенью того же года возобновила их движение, указывая вместо крымских портов гавани Краснодарского края.

Турция – одна из немногих стран, продолжающая торговлю с Крымом. Однако после аннексии полуострова ее масштабы резко сократились. В 2014 году внешнеторговый оборот двусторонней торговли рухнул в 4 раза – со 128,8 миллионов (без учета Севастополя) до 32,7 миллионов долларов. В 2015-м этот показатель сократился до отметки в 22,1 миллиона долларов. В дальнейшем российские власти полуострова вовсе перестали публиковать данные о географической структуре внешней торговли Крыма, чтобы не расстраивать крымчан.

В целом же турецкая позиция в отношении Крыма носит двойственный характер. Официальная линия Анкары солидарна с позицией мирового сообщества, которое не признает аннексию Крыма и требует прекратить преследования там украинцев и крымских татар. Неофициальная же позволяет вести торговлю с полуостровом и инвестировать средства в местную экономику. Правда, объемы таких инвестиций минимальны, учитывая масштабы рисков.

Энергетический аспект

Турция получала российский газ двумя путями: по Трансбалканскому газопроводу (транзитом через Украину, Румынию и Болгарию) и по газопроводу «Голубой поток», проложенному по дну Черного моря в 2002 году. При этом объемы поставок по дну моря только к 2017 году достигли своей проектной мощности в 16 миллиардов кубометров, что составляет порядка 50% поставок российского газа в Турцию.

Понимая стратегическую важность газопровода для Москвы, Анкара сумела получить для себя немалую выгоду

С этой целью Москва начинает строительство «Южного потока» – газопровода общим объемом в 62 миллиарда кубометров. По дну Черного моря российский газ должен был дойти до Австрии и Италии через балканские страны. Однако Турция в этом проекте играла минимальную роль, если не брать в расчет, что часть газопровода должна была пройти по ее территориальным водам.

Однако весной 2014-го отношение Евросоюза к этому проекту меняется, вынуждая Путина в декабре отказаться от его реализации. Первая –предназначена для снабжения газом самой Турции, а вторую должны по территории Турции дотянуть до границы с Грецией.

19 ноября была завершена укладка морской части газопровода. В строй его собираются ввести в следующем году, что позволит Турции отказаться от получения российского газа через Балканы.​

Для России чрезвычайно важно лишить Украину статус транзитера газа

Правда, понимая стратегическую важность данного газопровода для Москвы, Анкара сумела получить для себя немалую выгоду. Например, затягивая процесс оформления документации на строительство газопровода. Итогом таких бюрократических проволочек стала скидка в 1 миллиард долларов на российский газ для Турции в рамках ретроактивного платежа.

С другой стороны, Турция не упускает возможности использовать свой транзитный потенциал по максиму – летом была запущена первая очередь Трансанатолийского газопровода, по которому газ из Азербайджана пойдет через Турцию в Европу.

Такая геополитическая игра приносит Турции неплохие экономические дивиденды, повышая ее транзитный рейтинг на мировой арене.

Евгения Горюнова, крымский политолог

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG