Доступность ссылки

Вести из СИЗО: о чем пишут на свободу крымские узники


Как жить в изоляции от внешнего мира? Что помогает держаться в стенах СИЗО? И какие пожелания у узника к тем, кто остается на свободе? Крым.Реалии рассказывают о письмах крымчан, которые оказались в СИЗО по обвинениям, которые сами заключенные и их адвокаты называют политическими.

С 2014 года, пока Крым фактически контролируют российские спецслужбы, украинские и российские правозащитники фиксируют на полуострове факты политически мотивированных преследований местных жителей. Самыми массовыми являются аресты и задержания по «делу Хизб ут-Тахрир» – мусульманской религиозной организации, запрещенной в России, но легально действующей в Украине. Адвокаты, правозащитники и украинские власти считают эти преследования мотивированными по религиозному признаку.

В рамках этих дел в местах лишения свободы годами удерживают десятки крымчан. Они, как правило, годами находятся в изоляции, без возможности узнавать о том, что происходит за стенами СИЗО. Поэтому активисты призывают писать письма политузникам для поддержки, солидарности и информирования их о происходящем. Однако и самим политузникам периодически удается передавать свои письма на свободу.

«В тех СИЗО и колониях, где подключена электронная система передачи писем, есть возможность ежедневно отправлять несколько строчек и в короткие сроки получать ответ. Конечно, вся переписка проходит цензуру. Но большинство СИЗО к такой системе не подключены, поэтому политузники общаются с помощью традиционной почты. В очень редких случаях, когда бывают свидания с адвокатами или родными, передают письма лично. Супруга одного из ребят рассказывала, что он обклеивает стены в серой камере открытками, которые получает от людей. А другой перечитывает архив писем, напоминая себе, что там, на воле, за него борютсясотни людей », – рассказали Крым.Реалии в общественном объединении «Крымская солидарность».

Кому адресуют свои письма крымские политзаключенные и о чем они пишут, читайте в материале Крым.Реалии.

Послания евродепутату, украинцам и российским прокурорам

Сервер Мустафаев – бахчисараец, координатор общественного движения «Крымская солидарность», фигурант «бахчисарайской группы» дела «Хизб ут-Тахрир», регулярно передает письма из заключения.

Сервер Мустафаев
Сервер Мустафаев

Мустафаев был задержан российскими силовиками по обвинению в причастности к «Хизб ут-Тахрир», которую в россии называют террористической. Вину он не признает и называет свое преследование политическим. Такое же мнение высказывают и правозащитники. В СИЗО Сервер Мустафаев находится полтора года, и продолжает там деятельность по защите политзаключенных. Пребывая в СИЗО Симферополя, ему удалось передать письмо евродепутату Ребекке Хармс. В нем Сервер Мустафаев призывает обратить внимание на «репрессии и гонения по национальному и религиозному признакам».

Более 115 детей воспитывают без отцов, дети остаются без их заботы и любви
Сервер Мустафаев

«Сегодня более 115 детей воспитывают без отцов, дети остаются без их заботы и любви. Матери и женщины десятков политзаключенных находятся под постоянным психологическим и эмоциональным давлением. Очевидно, что безнаказанность, связанная с политической коньюктурой, как в Крыму, так и в Украине, бессилие от несправедливости репрессий, посеяла мысли о безнадежности среди некоторых из нас. Но молодые активисты полны сил. Они уверены, что облегчение придет, а ложь исчезнет», – пишет Сервер Мустафаев.

Он также заявил, что, находясь в СИЗО, «не списывает себя с арены борьбы за правильность и справедливость».

Сервер Мустафаев
Сервер Мустафаев

Позже Сервер Мустафаев обратился с открытым письмом к украинцам. Он заявил, что, по его мнению, в Украине уделяют недостаточно внимания вопросам деоккупации Крыма, а проблемы полуострова, преследование там несогласных с российскими властями «почти не известны» в украинском обществе.

За более чем четыре года этих событий, в Украине до сих пор нет утвержденных терминов о политзаключенных
Сервер Мустафаев

«За более чем четыре года этих событий, в Украине до сих пор нет утвержденных терминов о политзаключенных, официальных выступлений относительно позиции Украины о тех, кого обвиняют в терроризме, экстремизме и тому подобном. Лишь на пятом году этих ужасных событий и агрессии в бюджете появились средства на поддержку семей политзаключенных. Но механизмы использования, еще только, благодаря усилиям многих правозащитных организаций и неравнодушных политиков, находят свои пути», – писал в своем письме Сервер Мустафаев.

Еще в одном своем письме он обратился к украинским и международным правозащитникам, политикам и активистам с просьбой о поддержке крымчан, которых удерживают в СИЗО по политическим обвинениям. Кроме того, находясь в СИЗО, Сервер Мустафаев передает публичные «приветы» российским прокурорам и судьям. Созданный им плакат обнародовала адвокат Лиля Гемеджи после очередного судебного заседания в сентябре.

Плакат Сервера Мустафаева
Плакат Сервера Мустафаева

«Мы в застенках ощущаем ненависть к себе»

О восьми месяцах жизни в СИЗО рассказывает Рустем Сейтхалилов – симферополец, активист «Крымской солидарности», фигурант «дела Хизб ут-Тахрир».

Рустем Сейтхалилов
Рустем Сейтхалилов

Он пишет, что сокамерники нередко завидуют поддержке, которая поступает крымским татарам от соотечественников.

Люди, окружающие нас в этих местах, завидуют нашему единству
Рустем Сейтхалилов

«Люди, окружающие нас в этих местах, завидуют нашему единству. Их поражает многое: письма, которые мы получаем, их количество и то, что они отправляются нам из разных стран. Передачи, посылки от людей, которых мы зачастую не знаем – все это просто не укладывается у них в голове. А когда они, познакомившись с нами поближе, видя эту несправедливость, видя, что мы вовсе не такие, какими нас стараются выставить, то не понимают, что мы здесь делаем, за что нас притесняют», – говорится в его письме.

Об этом же пишет еще один фигурант этого дела Владлен Абдулкадыров. Он тоже оказался под арестом восемь месяцев назад.

Владлен Абдулкадыров
Владлен Абдулкадыров
Мы ощущаем ненависть, предвзятое отношение к себе и обвинения в том, чего мы не совершали
Владлен Абдулкадыров

«Мы – все те, кто сидим в застенках, ощущаем ненависть, предвзятое отношение к себе и обвинение нас в том, чего мы не совершали, то есть, «терроризм». Но, благодаря вам – моему народу и тем, кто видит несправедливость этой машины по отношению к обычным людям, у которых есть семьи, работа, и которые ведут активную социальную жизнь – мы со стойкостью и терпением, по воле Творца Небес и Земли, пройдем эти испытания, как это делали наши предки», – написал он, добавив, что передает «признание в любви» своему народу.

«Мы должны стойко противостоять козням»

Письма из СИЗО также написали сын и отец Риза и Энвер Омеровы из Белогорска. Они – фигуранты еще одного дела «Хизб ут-Тахрир», так называемой «восьмерки» крымских татар из Белогорского и Симферопольского районов, а также Большой Алушты, которых российские спецслужбы обвинили в связях с этой религиозной организацией, которую в России считают террористической.

В этой семье сейчас арестованы все мужчины. На свободе остались только женщины и семеро детей.

Риза Омеров находится в СИЗО почти пять месяцев. Свое письмо на свободу он написал, «чтобы вера и сила упорствующих в борьбе с несправедливостью не остывала и не угасала», и адресует свое письмо «всем неравнодушным, чьи сердца мягки к судьбам других людей».

Находясь в СИЗО, в полной информационной изоляции, но общаясь с адвокатом, я все равно знаю, что нас не забывают
Риза Омеров

Крымчанин пишет, что скучает по своим четверым сыновьям, упоминает отца-политузника и молится, чтобы «Аллах всех освободил и вернул к своим семьям». Риза Омеров также пишет, что не признает вину, которую ему вменяют российские силовики.

«Находясь в СИЗО, в полной информационной изоляции, но общаясь с адвокатом, я все равно знаю, что нас не забывают. Радуюсь, когда родные, близкие и те, кто меня знает, приходят на все мои суды – по 100-150 человек. Это еще раз доказывает нашу невиновность в преступлении, которое власти России нам вменяют. О несправедливости судов писать не буду, потому что справедливость и «цирк» – это антонимы», – пишет он.

Недруги стали бороться с нами. Снова пытаются выслать нас с родной земли, чтобы в Крыму нас не было
Энвер Османов

Его отец Энвер Омеров в своем письме призывает соотечественников к единству: «Недруги стали бороться с нами. Снова пытаются выслать нас с родной земли, чтобы в Крыму нас не было! В эти сложные времена нам особенно необходимо единство! Уповая на Аллаха, мы должны стойко стоять на этом пути и противостоять их козням! В нашем народе никогда не было и не будет «терроризма»! Мой любимый народ! Да будет доволен вами Аллах!».

Отдельные строки он Энвер Омеров посвящает «предателям» среди крымскотатарского народа: «Ради денег, должности и имущества они продали свои души. В день, когда каждый ответит за свои поступки, Аллах спросит за их деяния».


«То, что вчера казалось обыденным, сегодня приобретает новый смысл»

Подобных писем в семьях крымских политузников накопилось несколько десятков, рассказывают активисты «Крымской солидарности». Практически в каждом – призывы к единству крымскотатарского народа.

Политузники пишут о ценности единства, поддержке, выражают благодарность всем неравнодушным за помощь
«Крымская солидарность»

«Политзаключенные пишут о том, что для них важно. О ценности единства, о поддержке друг другу, выражают благодарность всем неравнодушным за помощь, информационную поддержку. И, конечно же, пишут о родных людях, о своих семьях, за которые они переживают. Знаете, в условиях такой изоляции неизбежно происходит переоценка. И то, что вчера казалось таким обыденным, сегодня приобретает совершенно новый какой-то смысл», – рассказывают активисты.

Авторы писем, хоть и находятся длительное время в СИЗО, сохраняют боевой дух и призывают соотечественников, которые остаются на воле, к борьбе за свои права. В «Крымской солидарности» это расценивают как еще одно доказательство невиновности фигурантов политических дел.

Они защищают свой народ, свое право жить на земле своих предков
«Крымская солидарность»

«Человек, не совершавший преступления, всегда морально крепок, ведь ему не нужно что-то скрывать, тем более – притворяться, хитрить, подтасовывать факты. Идея, которая движет им, словно стержень, об который ломается все: бесполезные попытки вывести человека на сделку со следствием, шантаж, пытки, моральное давление. Уверенность в том, что они на стороне справедливости, а также наша общая поддержка и вера в них, придает им силы. Они защищают свой народ, свое право жить на земле своих предков, и никогда не примут эти обвинения», – отмечают в «Крымской солидарности».

Многие крымские политузники «решительно настроены сидеть «от звонка до звонка», поскольку им нечего признавать в качестве вины», утверждают в «Крымской солидарности». Поэтому они не идут на сделку со следствием и лишаются возможности облегчить свою участь. Многие в итоге получают длительные тюремные сроки. Для таких людей возможность писать на волю и получать вести в ответ, по словам активистов, становится практически единственным источником сохранения силы духа.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG