Доступность ссылки

Ловушки конспирологии и мир постправды


В середине сентября директор ФБР Кристофер Рэй заявил, что Россия активно вмешивается в президентские выборы в США, распространяя "постоянный поток дезинформации", который может подорвать доверие к результатам голосования.

Параллельно с этим журнал Politico опубликовал статью, детально рассказывающую об особенностях нового российского вмешательства в протекающую сейчас предвыборную кампанию, со ссылками на мнения американских экспертов по вопросам безопасности.

Наряду с перечислением ставших уже привычными методов действия "фабрики троллей" вроде создания фальшивых аккаунтов в социальных сетях и умелой игры на существующих в американском обществе противоречиях, аналитики признают: за последние четыре года и сами американцы стали заниматься усиленным распространением радикальных теорий и взглядов. "Масштабы, размах и, что наиболее важно, эффект от дезинформации внутри страны намного превышает возможности для вмешательства в выборы США со стороны какого-либо иностранного правительства", – подчеркнул директор Лаборатории цифровой аналитики Атлантического совета Грэм Бруки.

Речь идет в первую очередь о конспирологических теориях, распространяемых радикальными консерваторами. Это не означает, что представители "демократического" лагеря ведут себя на информационном поле исключительно этично. Однако исторически сложилось так, что "либеральные" американские СМИ в борьбе со своими оппонентами предпочитают делать акцент не на сложных теориях заговора, а на громких скандалах, тогда как конспирология остается в основном уделом правых активистов.

Хороший пример – QAnon, теория, распространяемая неким анонимом Q, якобы "инсайдером из администрации Трампа" и одним из главных в США авторов мифов об оккультном характере "глубинного государства". Ее апологеты верят в то, что Дональд Трамп тайно противостоит элите педофилов-сатанистов из верхушки Демократической партии и голливудских знаменитостей. В последний год эта теория также впитала в себя конспирологию ковид-диссидентов о "чипировании через вакцинацию" и вышках 5G. В этом же ряду стоит похожий, но не столь мистически окрашенный миф о том, что "глубинное государство", контролируемое демократами, ведет войну против "Америки Трампа", в том числе намеренно пытаясь добиться самых разрушительных последствий пандемии коронавируса и повышенной смертности среди американских граждан.

Дональд Трамп
Дональд Трамп

Довольно активно эта теория распространялась на сайте, связанном, согласно информации Associated Press, с российской военной разведкой. Этот факт ещё раз свидетельствует: российские спецслужбы не способны создать ранее не существующие в американском обществе проблемы, но они эффективно используют в своих целях уже имеющиеся разногласия и слабости.

Абсолютизация внешней угрозы и попытка объяснить с её помощью в том числе и объективные внутренние процессы –  опасное искушение

На самом деле, склонность некоторого числа американцев доверять конспирологическим теориям не только делает США более уязвимыми перед иностранным вмешательством, но и порождает ряд более серьезных проблем. Во-первых, сама вера в то, что правительство или его часть вовлечена в коварный заговор против собственного народа, базируется на вполне здоровом основании – естественных для демократического общества недоверчивости и критическом отношении к властям. Если добавить к этому пару фактов о незаконных действиях американских спецслужб или коррупции в высших сферах власти, известных из истории, то можно понять, почему многие американцы иногда склонны подозревать собственные элиты в самом худшем. Другое дело, что степень прозрачности и контроля в западных обществах в последние десятилетия достигла такого уровня, что даже самому "глубинному" государству крайне трудно организовать какие-то незаконные операции, особенно в собственной стране. Риски появления осведомителей, скандалов в прессе и расследований в Конгрессе настолько велики, что в современных Соединенных Штатах трудно представить себе "происки Мирового правительства".

В России, где у власти находятся чекисты, тайные заговоры, подкупы, внедрение агентов являются едва ли не основным методом ведения внешней и внутренней политики

Однако для авторитарных стран, в которых государство не ограничено никакими формами общественного контроля, конспирология и спецоперации – не фантастические мифы, а повседневная реальность. В России, где у власти находятся чекисты, тайные заговоры, подкупы, внедрение агентов являются едва ли не основным методом ведения внешней и внутренней политики. Вполне возможно, что в Кремле на самом деле верят в то, что любые проблемы в стране являются результатом "операций ЦРУ", поскольку российские власти на месте ЦРУ стали бы осуществлять именно такие операции. Что, собственно говоря, и делается на практике.

Именно поэтому Россия обрекает Запад на конспирологию, внося в его картину мира, помимо дезинформации, реальные "активные мероприятия" и закулисные переговоры, в которых порой оказываются замешаны и коррумпированные американские или европейские политики. В результате неискушенному обывателю бывает трудно отделить реальные заговоры от мнимых.

Во-вторых, борьба с внешней угрозой неизбежно рождает другую крайность – соблазн "ответной конспирологии", при котором любая критика власти или оппозиции (в зависимости от ситуации) воспринимается как "работа на врага". Ярким примером здесь стала публикация в 2016 году переписки Владислава Суркова, в которой изложены стратегия и тактика дестабилизации Украины. Одной из тактик "раскачки" ситуации в этой стране тогдашний "серый кардинал" Кремля обозначил максимальное использование темы коррупции, что сразу же породило массу вопросов. В самом деле, как определить, является ли тот иной критик властей и журналист-расследователь искренним патриотом или агентом Кремля? Где найти баланс между освещением реальных проблем страны, без которых невозможно их решение, и "дестабилизацией ситуации в интересах Москвы"?

Абсолютизация внешней угрозы и попытка объяснить с её помощью в том числе и объективные внутренние процессы – опасное искушение, которое, с одной стороны, резко снижает самокритику у "жертвы" Кремля и позволяет ей не замечать собственных ошибок, а с другой – дискредитирует тему иностранного вмешательства как таковую. Таким образом, гражданам западных стран, которые могут не доверять собственным правительствам (и иногда имеют для этого определенные основания), но при этом не хотят стать жертвой дезинформации, приходится решать довольно сложную задачу: отделить мнимую конспирологию от реальных заговоров и спецопераций; суметь отследить внешнее вмешательство, но при этом не подменять этим вмешательством реальные внутренние проблемы собственной страны.

Логично, что в мире "постправды", переполненном противоречивой информацией, это не так просто сделать. Кремль успешно пользуется этой ситуацией, наводняя информационное пространство множеством версий реальности, льстящих убеждениям и раздувающих страхи самых разных групп населения. Дезинформация в форме конспирологии удобна Москве ещё и тем, что не просто разделяет западное общество, но разделяет его непримиримо, приписывая "врагу" самые страшные намерения. Демонизация оппонента неизбежно усиливает вражду, в пылу которой стороны утрачивают способность отличать правду от лжи и мыслить критически. К тому же, поскольку конспирология предполагает некое "тайное знание", скрытое от посторонних глаз, не предполагает поиски реальных фактов, то опровергнуть такие теории очень сложно.

Ксения Кириллова, журналист, живет в США

Мнения, высказанные в рубрике "Блоги", передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG