Доступность ссылки

Письма керчанина: Поставить некого в пример


Семнадцать лет в Керчи комиссарил мэр, прозванный горожанами Мойдодыром. Не случись российской аннексии, он бы, в том нет сомнения, по-прежнему восседал на городском троне, возвышаясь над Митридатом. Вряд ли Олег Осадчий полагал, что в «гавани» ему не найдется достойного места, ведь его соратник Владимир Константинов, сменив хозяев, остался очень даже при делах.

Но у новоявленного «правителя» Крыма Сергея Аксенова были свои планы и люди на Керчь, поэтому всесильного хозяина города-героя быстро списали со счетов, вынудив в добровольно-принудительном порядке написать заявление об отставке.

Не прошло и года после отставки, как Олегу Осадчему показательно определили новое «местожительство» в камере Симферопольского следственного изолятора. Правда, надолго он там не задержался, да и весь ход дела ясно давал понять, что долгой посадки не будет. Этого не мог допустить его многолетний «деловой партнер» Владимир Константинов. Наказание для экс-мэра Керчи в итоге оказалось условным, штраф в 200 тысяч рублей скостили на четверть, так что прежний хозяин города хоть и стал на время невыездным, лишенным возможности играть в казино Лас-Вегаса, все же по-прежнему барствует в своих хоромах на набережной города.

И от скуки критикует новых местных начальников, невзирая на то, что ноги некоторых из них растут из его времени. К примеру, протеже все того же Константинова Ларису Щербулу, которая стала первой главой оккупационной городского совета Керчи. Для горожан это было сродни удару под дых. В маленьком городе легко завоевать репутацию, но еще проще ее потерять. Так вот у Щербулы репутация, как выражается российский президент, женщины с пониженной социальной ответственностью. Но она – «наш человек» для новой крымской власти, поэтому и оказалась в кресле главы города. На этом поприще она запомнилась керчанам маниакальной любовью к фото- и видеосъемкам в компании мужчин, а также в купальнике на Крещении.

Лариса Щербула
Лариса Щербула

Карьера большого босса у Щербулы не задалась. В один прекрасный день ее вывели из местного Белого дома под белые ручки сотрудники правоохранительных органов. Но, как и Осадчий, отделалась легким испугом: написала заявление о добровольной отставке и получила приз в виде высосанной из пальца должности начальника казенного муниципального учреждения «Дирекция по обслуживанию органов местного самоуправления». Знающие люди списывают счастливое избавление Ларисы Викторовны от уголовной ответственности на влияние все того же Владимира Константинова. Скорее всего, так и было: кто еще мог надавить на керченских депутатов, позволивших себе смелость отказать Следственному комитету России в привлечении Ларисы Щербулы к ответственности по уголовному делу о взятках, о которых, как было сказано в обращении, «она не только знала, но и была к ним причастна».

На деле о взятке «сгорел» первый российский глава администрации Керчи Сергей Писарев. Правоохранители взяли его с 50-ю тысячами долларов, полученными за подписание договора аренды пяти земельных участков, четыре из которых находятся на берегу моря на Аршинцевской косе, а один – в самом центре Керчи. К этому делу у керчан отношение далеко неоднозначное. Все, кто знает Сергея Писарева, говорят о нем как о пострадавшем в чужой игре, но, несмотря на полученный в ходе рассмотрения дела инсульт, он проведет восемь лет в колонии строго режима, выплачивая не только сумму взятки, но и нанесенный государству ущерб, вдвое превышающий ее размер.

На две открывшиеся вакансии претенденты нашлись сразу. И тоже весьма для керчан неожиданные. Вряд ли кто видел в главном враче портовой больницы Владимире Подлипенцеве хозяйственника городского уровня. Но он так рвался в кресло главы администрации, так бил себя в грудь, обещая превратить Керчь в красу и гордость Крыма, что, видимо, наверху ему поверили, а скепсис местного населения в расчет, как водится, не приняли. Но люди оказались правы: из врача хозяйственник так и не получился. Сославшись на слабое здоровье, он довольно споро покинул еще недавно так желанную должность и вот уже хвастливо объявился в Фейсбуке с известием о новом месте работы – новороссийской частной клинике.

Владимир Подлипенцев
Владимир Подлипенцев

Нагретое Ларисой Щербулой место занял еще один деятель из осадчевского гнезда, получивший из его рук должность директора городского Дома культуры. При новой «власти» он дорос до главы Керчи – именно так трактует российское законодательство пост главы горсовета. Такой личности в должности такого масштаба Керчь еще не знала. Прежде градоначальниками Керчи бывали высокообразованные царские офицеры, прошедшие выучку советской партийной школы красные директора, люди с хорошо подвешенными языками, но никогда – хореографы с хорошо поставленными ногами.

Не заслужил положительной оценки от керчан и глава администрации Керчи Сергей Бороздин. Многие горожане так до сих пор не научились правильно произносить его фамилию и не знают чиновника в лицо, зато им прекрасно известно, что он друг Ларисы Щербулы. Несмотря на то, что действующий глава администрации по уровню образования ближе всего к образцу хозяйственника, у него нет ни управленческого опыта, ни своей команды, ни лидерской хватки, ни стратегического мышления. Вот в умении общаться и подать себя значимой персоной ему не откажешь. Заезжие журналисты страсть как любят брать интервью у разговорчивого сити-менеджера Керчи, болтающего про блестящие перспективы города после ввода в эксплуатацию моста. Глядя на себя в многочисленных телеинтервью, Сергей Бороздин, видимо, кажется себе не случайно встроенным в вертикаль власти винтиком, а значительной персоной.

Однако так не кажется керчанам, которые более четырех лет не находят ответа на животрепещущий вопрос: откуда все эти безвестные горожанам люди, ловко юркнувшие в кабинеты городского совета и администрации. Вроде и свои, местные, но такие безликие и безынициативные, что город под их руководством все хиреет и хиреет.

Многие годы керчане мечтали, что руководителем города станет их земляк. И наконец, российская аннексия принесла им на блюдечке власти местных, которые оказались способными лишь в коррупции, кумовстве и верности тем, кто поставил их керченскими местоблюстителями.

Сегодня у керчан новая фишка: многие истово ностальгируют по Осадчему, его крепкой руке и жесткому нраву. Не понимая, что именно он зачистил в городе кадровую скамейку запасных до блеска, выдавив из Керчи умных, перспективных, профессиональных, оставив после себя в наследство щербул и гусаковых. Другие надеются на назначенцев из России, не замеченных в связях с местной элиткой.

Наивны и одни, и другие, потому что после аннексии в местной власти, хоть и не на первых ролях, побывали и местные, и россияне, финишировавшие в карьере уголовными делами. Такого количества проворовавшихся, пропившихся, с липовыми дипломами о высшем образовании Керчь, похоже, прежде не знала. Никогда чиновники не отличались ангельской святостью, но чтобы они нагло брали взятки на рабочем месте, там же находились под действием наркотиков, сбивали пешеходов в состоянии алкогольного опьянения, занимали должности, имея в анамнезе уголовные дела с прежнего места работы, – такого в украинской Керчи не бывало.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG