Доступность ссылки

Письма крымчан: Будничная реальность


Со страхом и ужасом понимаешь, что коронавирус настолько приблизился, что до него осталось одно рукопожатие. Это уже не заболевший Лев Лещенко и прочие известные персоны, для которых найдутся и место в больнице, и профессиональные врачи, и необходимые лекарства, и аппарат ИВЛ, и кислород неожиданно не прекратят подавать. Это становится будничной реальностью, когда не знаешь, к кому обращаться, где сделать КТ и сдать тесты, найти назначенные препараты и хотя бы раскладушку в больничном коридоре. Не думаю, что Керчь выглядит на этом фоне ужасом из ужасов, но, как говорится, я не президент, чтобы у меня голова болела за все население, поэтому местная реальность заботит и тревожит гораздо больше творящегося где-то по соседству.

На днях заболела наша сотрудница. Позвонили ей справиться о здоровье и сразу поняли, что больна всерьез: говорит из-за одышки с трудом, но и того, что мы от нее узнали, нам с головой хватило. Заболела в ночь с субботы на воскресенье. Резко стало плохо, жар, ломота, невозможность вдохнуть полной грудью. «Никогда в жизни не было так плохо, чувство такое, что умираю», – сказала она. Позвонила живущему в другом городе сыну и объяснила ему, где лежат похоронные деньги и во что ее одеть. Но сын отреагировал четко: «Срочно вызывай «скорую».

И она вызвала. Приехала молодая фельдшер, сделала какой-то укол, потому что температура обещала вот-вот взорвать градусник, взяла анализ на коронавирус и посоветовала вызвать в понедельник участкового. Пришла такая же молоденькая фельдшер из поликлиники, диагностировала двухстороннюю пневмонию, дала направление на рентген и, прощаясь, уверила, что это ковид. К утру вторника температура упала до 35 градусов, поэтому она вызвала такси и с подозрением на коронавирус поехала в поликлинику на рентген. Там уже теснилось в очереди человек сорок страдальцев. Наша сотрудница рассказывает, что была настолько слаба, что готова была прямо тут же в коридоре лечь на пол – ноги не держали. На ее счастье, вызвали в кабинет мужчину из очереди, и она буквально рухнула на освободившийся стул. С мокрым снимком пошла к тому молодому фельдшеру, что дала ей направление, и та уже практически окончательно и бесповоротно сказала, что у нее коронавирусная пневмония. «Так дайте направление в больницу!» – попросила коллега. Но медработник отказала ей, поскольку результат анализа на ковид будет готов только в пятницу, поэтому – домой и лечитесь назначенными препаратами.

Ни одного из них, включая банальнейшего при пневмонии цефазалина, ни в одной из аптек не оказалось. Идя с работы, коллеги прошлись по аптекам своих районов – результат везде отрицательный. Наша сотрудница позвонила знакомым в Симферополь – антибиотиков нет, сыну в Ялту – антибиотиков нет, подруге в Джанкой – антибиотиков нет. Никаких и нигде. Правда, вечером следующего дня ее порадовал сын: он где-то по большому блату достал какой-то аналог назначенного лекарства, которое везет водитель междугороднего автобуса. Живущие в других городах ее родственники-врачи криком кричали по телефону, что нужно срочно в больницу, потому что антибиотики нужны срочно и немедленно. Но мест в больнице нет. Главный врач «скорой помощи» Керчи, к которому обратились знакомые нашей коллеги, не стал скрывать, что даже ему не под силу найти для нее место в стационаре. Даже в коридоре возле туалета. Так что толку ставить диагнозы пневмония, коронавирус или более привычные ОРЗ и ОРВИ, когда в аптеках нет обычной аскорбинки, парацетамол не найти, антибиотики за гранью фантастики, нет никакого.

Рассказы знакомых и незнакомых поражают. Приехавшие из Джанкоя соседи рассказывают, что по дороге в Керчь слышали от попутчиков, будто в Армянске за вызов «скорой» требуют десять тысяч рублей, а за койку в больнице – пятьдесят тысяч. Врач «скорой» Керчи рассказывает, что больных коронавирусом в Керчи очень много, среди них немало тяжелых, умерших тоже. Мать приятеля меняла хрусталик в частном медцентре Керчи, имея на руках отрицательный результат теста на коронавирус, а когда пришла через две недели на повторную операцию, оказалась, что делавший ей первую операцию врач в стационаре с коронавирусом. По счастью, ее тест оказался отрицательным, но само чувство, что заболевший вскоре врач стоял к пациентке впритык, лицо в лицо, не дает женщине покоя, и она планирует сделать уже третий тест. То и дело слышишь, что вот в лицее искусств коронавирус выявили у педагога, у одной из учениц умер от новой инфекции отец. Несколько недель назад от коронавируса скончался бывший начальник одного из райотделов местной полиции, у директора школы заболел вернувшийся с курорта муж, а она разгуливает по учебному заведению без маски, хотя в коллективе уже есть перенесшие ковид.

Соседка на прошлой неделе вернулась из санатория, куда приехала с результатом теста на коронавирус, но две недели так и проносила бумажку в кармане, потому что никто из персонала не поинтересовался его наличием. По ее словам, почти весь санаторий был забит отдыхающими из Челябинской области, где полнейший разгул ковида и которых приняли без всяких тестов. А в один из алуштинских санаториев направили группу керченских льготников с инвалидностью с обязательными тестами на ковид, которые по возвращении все до единого переболели простудными заболеваниями, у одной из самых возрастных даже предполагали коронавирус, но, к счастью, обошлось. Наверное, тоже отдыхали в компании россиян, заехавших, как и группа заболевших детей в «Артек», без прохождения тестов.

При этом в крымском Роспотребнадзоре сложившуюся в регионе ситуацию считают стабильной, отсутствие лекарств в аптеках связывают с ажиотажным спросом напуганного населения, якобы скупающего все подряд препараты, прописанные в протоколах лечения ковида, пневмонии и острых респираторных инфекций. Да, отчасти причина и в этом, судя по тому, что самый актуальный вопрос среди населения: «А вы запаслись лекарствами?» Но кто бы скупал все эти препараты, знай, что при острой необходимости они всегда имеются в наличии и цена на них неизменна. Деньги выделяются Крыму на борьбу с ковидом и закупку лекарств немеряные: только за последние два месяца – более 160 миллионов рублей. Но вот на вопрос, куда идут эти деньги, если больные с неуточненным диагнозом разъезжают по Керчи в городском транспорте, толпятся в очереди в поликлиниках, заводят, как в советские времена, блат в аптеках, чтобы купить нужное лекарство, и ждут очереди в стационар, ответа нет.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Коронавирусная инфекция COVID-19

Коронавирус SARS-CoV-2, ранее известный как 2019-nCoV, обнаружили в Китае в конце 2019 года.

Он вызывает заболевания COVID-19. В некоторых случаях течение болезни легкое, в других – с симптомами простуды и гриппа, в том числе с высокой температурой и кашлем. Это может перерасти в пневмонию, которая может быть смертельной. Большинство больных выздоравливает; умирают преимущественно люди с ослабленной иммунной системой, в частности пожилые.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вспышку заболевания, вызываемого новым коронавирусом, пандемией.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG