Доступность ссылки

Письма крымчан: Ситуация напряженная, настроение тревожное 


Андрей Фурдик о продолжении эпидемии коронавируса в Керчи

– Боже, какое счастье, вы живы-здоровы! – приветствует нас с мужем сестры знакомая продавец на Центральном рынке.

– Что-то я вашу жену давно не вижу. С ней все в порядке? – обращается к шурину еще одна знакомая продавщица, у которой мы предпочитаем делать покупки.

Ничего удивительного, что нынче эти восклицания и вопросы заменяют привычное «здравствуйте». Прошлая неделя выдалась в Керчи уж очень тревожной. Умерли от коронавируса и.о. главного врача одной из местных больниц и ее 37-летний сын, отличный, по отзывам пациентов, врач-УЗИст. В закрытом гробу похоронили еще одного врача этой же больницы. Скончалась бывшая сотрудница керченского экскурсбюро, а ее ближайшая подруга лечится от ковида дома, напугав всех соседей, которые шарахались от вида медиков-«космонавтов», навестивших ее по месту жительства.

Подруга матери «порадовала» новостями из жизни своего района: умерла в феодосийской больнице ее хорошая знакомая, не пережив коронавирусной инфекции, а сейчас там же лечатся ее ближайшие соседи, семейная пара пенсионеров. Предполагают, что заразились они от внука, принесшего инфекцию из детского сада, поскольку там много болеющего персонала с неясной простудной этиологией. Попали они в феодосийскую больницу исключительно по блату: их сват, не последний человек в «правительстве» Крыма, составил им протекцию через коллегу-министра здравоохранения. Связей и влияния хорошей знакомой этой семьи – заведующей Керченской станции скорой медицинской помощи Ирины Нефедовой – не хватило, чтобы пробить им место в ковидной больнице.

Блат, знакомый людям старшего поколения по советским дефицитным временам, пышным цветом расцвел на фоне коронавирусной инфекции. Помимо устройства в стационар, таким способом теперь только и можно заполучить отсутствующие в свободной продаже антибиотики для инъекций, да и все прочие препараты, что керчане прописывают себе, начитавшись под завязку рекомендаций разных экспертов.

Зайдя в аптеку перед закрытием за витаминами, обратил внимание на мужчину, явно ждущего моего ухода. Уже закрывая за собой на выходе дверь, услышал, как он, как шпионский пароль, назвал имя заведующей и название отложенного для него антибиотика. Возвращаясь в пятницу с работы, удивился, что соседи не закрыли, как водится, входную дверь в подъезде. Пока ехал в лифте, просветили: оказывается, у нас в подъезде у одной из соседок предположительно ковид. Интересуюсь, какая сорока принесла на хвосте эту новость. Оказывается, бдительная жительница другого подъезда, бывшая медсестра, вычислила заразу по косвенным признакам: долго болеет, на работу не ходит, ранним утром садится в такси. Но самое главное – работает в общежитии морского университета, где ковидом переболела одна из коллег нашей соседки, причем долго не уходя на больничный. Соседи насторожились, естественно, и устраивают сквозняки по совету доктора Комаровского.

Наша соседка сообщила по телефону родителям, что и сама в панике: несколько раз вызывала на дом фельдшера, а поскольку приходят всякий раз другие, с трудом выбила направление на рентген. Делала его в частном медцентре, оттуда поехала в другой на прием к врачу, который отменил все прежние назначения и выписал новый лекарственный комплекс, на который высокая температура опять-таки не реагирует.

В частных медцентрах очереди, конечно, поменьше, чем в муниципальных поликлиниках, но тоже пациентами полны коридоры перед кабинетами врачей. В бюджетных же вообще ужас. Коллега, пришедшая закрывать больничный лист, проторчала перед кабинетом фельдшера пять часов.

«Коридоры забиты, крик, шум, кому-то становится дурно, кто-то истерит, у кого-то резко поднялось давление, одни рвутся без очереди, другие закрывают им проход, – делилась она впечатлениями. – Я просидела в кабинете сорок минут. Сначала фельдшер заполняла какие-то бумаги. Потом вносила данные в компьютер, еще дольше искала мою карточку, потому что за время моей болезни слегла в стационар наш участковый фельдшер. Квест, а не лечение!»

Медицинский персонал, понятное дело, не железный, но чтобы ждать вызванного на дом врача при подтвержденном тестированием ковиде – это уже запредельно. Но в Керчи именно так. И по всему Крыму тоже – это уже считается нормой, хотя не надо быть медиком, чтобы понимать последствия отсроченного лечения.

Результат не замедлил сказаться: за неделю в Керчи выявлено 160 заболевших, четверо умерли. Но скорбная статистика города-героя не помешала ее нынешней власти одобрить открытие передвижной выставки «Огни Солхата», связав культурными узами Крым и Татарстан. Ничего более важного и экстренно необходимого для Керчи и не придумать. Та же петрушка и на судостроительном заводе – там срочно провели офлайн-конференцию по кадровой работе, где службе предприятия просто жизненно необходимо было похвастать убогими результатами своего труда.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Коронавирусная инфекция COVID-19

Коронавирус SARS-CoV-2, ранее известный как 2019-nCoV, обнаружили в Китае в конце 2019 года.

Он вызывает заболевания COVID-19. В некоторых случаях течение болезни легкое, в других – с симптомами простуды и гриппа, в том числе с высокой температурой и кашлем. Это может перерасти в пневмонию, которая может быть смертельной. Большинство больных выздоравливает; умирают преимущественно люди с ослабленной иммунной системой, в частности пожилые.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вспышку заболевания, вызываемого новым коронавирусом, пандемией.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG