Доступность ссылки

Одна жизнь на двоих: Рефат и Мусфире. Окончание


Рефат и Мусфире Муслимовы. Встреча после возвращения Рефата Муслимова из хаджа. Фото из семейного архива

Мусфире Керимова не запомнила, сколько дней длился путь в места изгнания. Наконец, их эшелон прибыл в Узбекистан, на станцию Зербулак Самаркандской области, откуда на машинах их повезли в какой-то кишлак, где они прожили месяц. (Начало истории читайте здесь).

Потом их направили на рудник Лянгар Хатырчинского района, где добывали вольфрам. В рабочем поселке в основном жили русские, узбеков почти не было.

В бараках началась эпидемия брюшного тифа и дизентерии

Мусфире апте рассказывает: «Нас привезли не в сам поселок, а на два километра ниже, где были расположены бараки. Их было 10-12, и они представляли собой крытые камышом землянки. Спускаешься по нескольким ступенькам вниз: длиннющий коридор, по сторонам двухъярусные нары. Помню, что людей было очень много. Так как это была горная местность, то жары не чувствовали. В бараках началась эпидемия брюшного тифа и дизентерии. Первыми заболели тифом сестра Назмие, Велид и я. Это было в октябре 1944 года, нас увезли в больницу».

Три недели они пролежали в больнице. Когда выписались, заболели мама и сестра Зекие. Их также забрали в больницу, через неделю мама умерла. Сестра провела без сознания двадцать дней, молодой организм выдержал.

В первые месяцы отношение к крымским татарам в Узбекистане было ужасным: их считали предателями, врагами, из-за двух абрикосов могли убить, крымскотатарских детей оскорбляли и унижали одноклассники в школе. Только после возвращения с фронта мужчин положение несколько изменилось к лучшему.

В 1953 году у Рефата Муслимова тяжело заболела мама, ей срочно требовалась операция, которую могли сделать в областной больнице в Самарканде. Для крымских татар действовал комендантский режим – каждый месяц они отмечались в комендатуре; отлучиться даже в соседний район можно было только с разрешения коменданта.

Для крымских татар действовал комендантский режим – каждый месяц они отмечались в комендатуре

У Рефата произошел конфликт с комендантом Аминовым: он выдал пропуск на эту поездку только маме, и слушать не хотел, что она попросту не доберется сама. Рефату ничего не оставалось, как сопровождать маму без согласия коменданта. По возвращении юноша узнал, что его собираются арестовать. От тюрьмы спас разговор с председателем райисполкома, который оправдал поступок сына, чья вина заключалась лишь в заботе о матери.

Жизнь была очень тяжелой. Но Рефат все же смог закончить ирригационный техникум. По ночам приходилось разгружать вагоны, чтобы хоть что-то заработать.

Мусфире Керимова также рано начала работать: в 16 лет она пошла трудиться на шахту рабочей в маркшейдерском бюро. Училась в вечерней школе, так закончила 10 классов. Ее отца-коммуниста в Узбекистане не раз вызывали в партком для восстановления в рядах КПСС, но он туда не ходил, отказался от партбилета. После Указа 1956 года о снятии с крымских татар статуса спецпереселенцев был отменен комендантский режим. Мусфире переехала в Янгиюль, позже поступила в Ташкентский медицинский техникум, затем работала в Каттакургане в больнице.

В 1962 году Мусфире познакомилась и вскоре вышла замуж за Рефата Муслимова. В это время он уже был активным участником национального движения крымскотатарского народа за возвращение в Крым и восстановление государственности.

Рефат и Мусфире Муслимовы, 1964 год. Фото из семейного архива
Рефат и Мусфире Муслимовы, 1964 год. Фото из семейного архива

Своим учителем и наставником в национальном движении Рефат агъа считал Марата Омерова – одного из первых в постсталинский период крымскотатарского политзаключенного.

Рефат агъа вспоминал: «В 1964 году участники Самаркандской инициативной группы во главе с Ягъя Арифовым, Ильясом Мустафаевым и Асаном Эмировым приехали ко мне домой и предложили создать инициативную группу в Каттакурганском районе. Моими активными помощниками и товарищами по национальному движению в Каттакургане были Решетов Ибраим, Муслимов Исмаил, Мустафаев Ваджиб, Неджиев Насибулла, Сеттаров Муедин, Мустафаев Энвер, Сейтосманов Меджит. Много работы было проведено по сбору подписей. Более 50 человек были делегированы в Москву от Каттакурганского района как представители национального движения».

Рефат Муслимов вместе с участниками национального движения в Москве, 1959 год. Фото из семейного архива
Рефат Муслимов вместе с участниками национального движения в Москве, 1959 год. Фото из семейного архива

Каттакурганская инициативная группа приводила собрания не только в своем районе, но и в соседних, органы не раз предупреждали Рефата Муслимова прекратить агитацию среди народа.

После Указа от 5 сентября 1967 года «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму», как и многие крымские татары, Муслимовы хотели вернуться на родину. Тогда это было фактически невозможно – крымских татар по-прежнему не прописывали в Крыму. Несмотря на это Муслимовы твердо решили: они будут жить только на родине.

Семья Муслимовых. 1970 год. Фото из семейного архива
Семья Муслимовых. 1970 год. Фото из семейного архива

В 1969 году семья Муслимовых поселилась в Крыму. Купили маленький домик в селе Калиновка Ленинского района, а через полгода дом у них отобрали. Семья перебралась в соседнее село. Но и там их не прописали. Так продолжалось пять лет – а без прописки на работу устроиться было невозможно. Перебивались случайными заработками, но даже мысли не было уехать из Крыма.

Семья Муслимовых. 1975 год. Фото из семейного архива
Семья Муслимовых. 1975 год. Фото из семейного архива

​Только в 1992 году они, наконец, построили дом в родном селе Рефат аъа Къоз. Рефат агъа добился в сельсовете возвращения прежнего кладбища и выделения одного гектара земли под строительство мечети. Ныне поселок украшает красивая величественная мечеть.

Рефат агъа посадил около 100 плодовых деревьев, несколько десятков кустов роз, винограда, с помощью спонсоров провел воду, соорудил фонтан

Но Рефат агъа Муслимов на этом не остановился. При Къозской мечети он создал музей родной деревни... Здесь есть вышивки, посуда, фотографии 1930-1940 годов о къозцах, родном селе, фотографии участников войны, национального движения, картины о депортации.

На территории, прилегающей к мечети, Рефат агъа посадил около 100 плодовых деревьев, несколько десятков кустов роз, винограда, с помощью спонсоров провел воду, соорудил фонтан.

Супруги Муслимовы воспитали двух замечательных детей – Эдие и Рустема. Несколько лет назад Рустем трагически погиб на производстве – и это стало тяжелейшим ударом для всей семьи.

Долгие годы прожил Рефат агъа Муслимов на родной крымской земле в селе Къоз. 30 декабря 2014 года он покинул этот мир.

Рефат и Мусфире Муслимовы. 9 мая 2014 года. Фото из семейного архива
Рефат и Мусфире Муслимовы. 9 мая 2014 года. Фото из семейного архива

Мусфире апте Муслимова по-прежнему живет в построенном ими вместе доме. 2 мая нынешнего года ей исполняется 86 лет. Несмотря на трудную жизнь, она радуется каждому новому дню: «Я благодарна Всевышнему Аллаху за то, что живу на Родине, воспитываю детей и внучек».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG