Доступность ссылки

«Инициативные группы»: депортация и возвращение крымских татар


(Продолжение, предыдущая часть здесь)

Депортация крымских татар и их возвращение на родину – неразрывно связанные темы, но с противоположной судьбой. Депортация, с одной стороны, у всех на слуху, но с другой – вокруг нее нагромождены горы лжи и стереотипов. О возвращении же, наоборот, говорят слишком мало. Чтобы рассказать правду и разрушить мифы о жизни крымских татар с 1941 по 1991 год Крым.Реалии подготовили эксклюзивный цикл материалов «Депортация и возвращение крымских татар: ликбез».

После смерти Иосифа Сталина и прихода к власти Никиты Хрущева в Советском Союзе был «разоблачен культ личности» и ненадолго вырос уровень свободы. А как на крымскотатарском народе отразились эти события, и как развивалось национальное движение в 50-60-ые годы?

В докладе Никиты Хрущева на ХХ съезде партии в феврале 1956 года было сказано о несправедливости, допущенной по отношению к депортированным народам. А появившийся вскоре Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля «О снятии ограничений по спецпоселению с крымских татар, балкарцев, турок – граждан СССР, курдов, хемшилов и членов их семей, выселенных в период Великой Отечественной войны» отменил режим спецпоселений упомянутых народов и освободил их от административного надзора. Однако снятие ограничений не влекло «возвращения имущества, конфискованного при выселении», а также возвращения в места, откуда люди были выселены. Аналогичные указы были приняты и в отношении других депортированных народов, наиболее активные представители которых стали обращаться в высшие государственные органы с просьбой о возвращении в места прежнего проживания.

Снятие ограничений не влекло «возвращения имущества, конфискованного при выселении», а также возвращения в места, откуда люди были выселены

В одном из первых таких обращений – письме пяти крымскотатарских коммунистов, адресованном членам Президиума ЦК КПСС и лично члену Президиума М. Суслову – ставился вопрос о возвращении крымских татар на родину, восстановлении Крымской автономии в составе УССР, а также о возврате или компенсации за оставленное при выселении имущество. Официальный ответ на письмо содержится в информации заместителя заведующего отделом парторганов ЦК КПСС по союзным республикам П. Пигалева и заведующего сектором Отдела парторганов ЦК КПСС по союзным республикам В. Макарова в ЦК КПСС от 26 октября 1956 года. В информации говорится о хорошем уровне жизни крымских татар, о том, что передовики производства поощряются, выдвигаются на партийную и руководящую работу и что «в принятом 5 сентября 1956 года Постановлении бюро ЦК КП Узбекистана намечены меры по развитию национальной культуры крымских татар и улучшению среди них массово-политической работы». В связи с письмом пяти крымскотатарских коммунистов Отделом парторганов ЦК КПСС были даны поручения ЦК КП Узбекистана «провести дополнительную работу среди крымских татар, что снятие с них режима спецпоселений не дает права на возвращение в районы прежнего местожительства и конфискованное у них имущество».

24 ноября 1956 года было принято Постановление Политбюро ЦК КПСС «О восстановлении национальных автономий калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов». Началась репатриация этих народов. Крымские татары, немцы и турки-месхетинцы такой возможности не получили. Крымскотатарские коммунисты начали предпринимать настойчивые попытки встретиться с высшим партийным руководством страны. В июле 1957 года на имя первого секретаря ЦК КПСС Хрущева было направлено письмо 26 крымских татар с просьбой о встрече. Добиться встречи не удалось, но петиционная активность крымских татар была отмечена Отделом парторганов ЦК КПСС. К осени 1957 года движение обрело массовый характер – на предприятиях, по месту жительства возникает сеть «инициативных групп» крымских татар. Создаваемые первоначально для сбора подписей под петициями «инициативные группы» стали уникальной в советских условиях формой социальной мобилизации, позволившей добиться легализации несанкционированной общественной активности. В высшие органы власти были направлены петиции, подписанные десятками тысяч человек, а также тысячи индивидуальных писем.

«Инициативные группы» крымских татар стали уникальной в СССР формой социальной мобилизации, позволившей добиться легализации несанкционированной общественной активности

Наконец активисты движения добились 17 марта 1958 года встречи с членом Президиума ЦК КПСС, заместителем председателя Совета Министров СССР А. Микояном, который заверил их, что крымскотатарский вопрос вскоре будет решен, и что он лично будет докладывать о нем Хрущеву. После беседы участники встречи направили А. Микояну письмо, в котором благодарили за прием и выражали надежду на «положительное решение крымскотатарского вопроса». В мае 1958 года инспектор ЦК КПСС И. Алаторцев был направлен в Узбекистан, чтобы «разъяснить» авторам письма, что «крымскотатарский вопрос решен Постановлением ЦК КПСС от 24 ноября 1956 года». В судьбе крымских татар ничего не изменилось, и в 1959 году было направлено новое обращение в ЦК КПСС с 10 000 подписей, а в марте 1961 года в адрес Президиума ЦК КПСС поступила петиция, скрепленная уже 18 000 подписей.

Начиная с 1964 года в Москве действовало неофициальное представительство крымских татар, которое занималось систематизацией и передачей в правительственные учреждения писем и обращений. Инициативные группы регулярно выпускали и распространяли «Информации», в которых сообщалось о количестве сданных документов и беседах с должностными лицами. Инициативные группы действовали подчеркнуто открыто. Эта открытость, а также массовость, свойственные основному направлению национального движения, на первых порах мешали властям парализовать его арестами и другими силовыми методами. Руководители движения, люди в основном старшего поколения, стремились придать движению подчеркнуто лояльный к советской власти и идеологии характер. Народные представители получали мандаты – документы, подтверждавшие их полномочия. Существовала даже практика сдачи отчетов о проделанной работе не только в избиравшую их инициативную группу, но и в ЦК КПСС.

Вместе с тем, в 1960-ые годы все большую роль в движении начинают играть молодые люди, выросшие в Средней Азии, совсем не имевшие опыта советской карьеры, но с детства испытавшие бесправие и произвол властей. Они были настроены куда более радикально, нежели зачинатели движения, до 1944 года принадлежавшие к крымскотатарской элите. То, что старшие называли ошибками советского руководства, молодежь называла преступлениями. Вскоре после смещения Хрущева, 4 августа 1965 года активисты движения добились второй встречи с А. Микояном, тогда уже официальным главой государства – Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Участником делегации Ризой Асановым были изложены требования крымских татар: организованное возвращение и компактное расселение народа на исторической родине, восстановление автономии, национальных школ, создание условий сохранения крымскотатарского языка и культуры. Подводя итоги приема, А. Микоян обещал сообщить о встрече в Политбюро ЦК КПСС. Асанов вспоминает: у него сложилось тогда впечатление, что А. Микоян «как-то хотел решить вопрос с крымскими татарами». По его мнению, после приема в Кремле в 1965 году крымских татар стали «чаще повышать в должности», увеличился набор студентов крымских татар в вузы, что было связано с желанием властей «сбить национальное движение». Участники же движения стремились его активизировать.

В 1966-1967 годах в Узбекистане 59 крымских татар были привлечены к уголовной ответственности «за антиобщественные проявления на националистической почве»

Летом 1965 года борьба за возвращение в Крым приобретает новое качество – к петиционной кампании прибавились массовые уличные выступления. Так, 27 августа более тысячи крымских татар собрались у здания горкома партии в Бекабаде, чтобы спросить у первого секретаря ЦК КП Узбекистана Ш. Рашидова, когда будет объявлено решение ЦК КПСС по «крымскотатарскому вопросу». Для разгона демонстрации власти применили силу. С 8 по 18 октября 1966 года в ознаменование 45-летия со дня образования Крымской АССР во многих городах Узбекистана прошли митинги и собрания крымских татар. Все они были разогнаны властями и сопровождались массовыми арестами участников. Тысячи избитых, сотни арестованных на пятнадцать суток и 17 осужденных на длительные сроки – таков был итог праздничных мероприятий. В 1966-1967 годах прошли еще несколько судебных процессов против активистов крымскотатарского движения в Фергане и Андижане. Всего в 1966-1967 годах в Узбекистане, по данным прокуратуры СССР, были привлечены к уголовной ответственности «за антиобщественные проявления на националистической почве 59 человек из числа крымских татар, из них: за хулиганство – 55, за клевету – 3, за разжигание национальной розни – 1». С целью предотвращения нарушений общественного порядка 766 крымских татар в 1966 годe и в январе 1967 года были вызваны в органы милиции для ознакомления с уголовным законодательством».

Продолжение следует.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG