Доступность ссылки

Судебный дневник Ремзи Бекирова: Встречи перед вторым заседанием суда по существу


Ремзи Бекиров

Продолжение дневника, предыдущий блог здесь.

Где: Россия, город Ростов-на-дону, Окружной Военный суд, старое здание.

Когда: 22 марта 2021 года.

Утром в понедельник начался второе суд по существу над нами, мусульманами из так называемой «Второй Симферопольской группы». В этот раз на «вокзале» в СИЗО было очень много арестантов. Кто-то курил, кто-то читал юридические документы, большинство же живо общались между собой. Сегодня, за долгое время нам удалось увидеть своих братьев-«подельников» из нашей большой группы G25. Группу Вели Абдулкадырова так же как и нас, заказали на суд.

Как обычно, мы очень тепло встретили друг друга. Обнимались, рассказывали свои приключения в СИЗО, на этапе; делились впечатлениями по другим вопросам. Судя по рассказам братьев, они здесь столкнулись с рядом испытаний.

Во-первых, это участившиеся «шмоны». За короткий период у арестантов много что забрали и, прежде всего, средства связи, через которые они общались с родными. Многие из присутствующих согласились с тем, что это, скорее всего, реакция на подписание Путиным указа о блокировке связи в СИЗО. Во-вторых, это плохие условия в СИЗО, отсутствие элементарных удобств.

«Брат, я дуа читаю, чтоб на улице было холодно! У меня продукты портятся... Это при том, что не очень охота постоянно ходить в куртках из-за холода в камере», – делился со мной впечатлениями мой друг Вели, уже около месяца сидевший в спецблоке один.

Вели (Владлен) Абдулкадыров, Билял Адилов, Фарход Базаров и Рустем Шейхалиев в Кировском райсуде Ростова-на-Дону, 14 мая 2019 года
Вели (Владлен) Абдулкадыров, Билял Адилов, Фарход Базаров и Рустем Шейхалиев в Кировском райсуде Ростова-на-Дону, 14 мая 2019 года
Брат, я дуа читаю, чтоб на улице было холодно!
Вели Абдулкадыров

Но, пожалуй, главным вызовом для крымских мусульман стало их взаимодействие с кавказскими братьями. Практически в каждой камере случались конфликты, недопонимание. Иногда доходило до того, что крымским выносили такфир (обвинении в неверии) с вытекающими из этого последствиями...

Мой сокамерник Кемал говорил: «Я этого всего навидался в дагестанских тюрьмах. Это, на мой взгляд, чисто кавказская тема. Молодые ребята, познав азы ислама, разбрасываются направо и налево такфирами, зачастую не осознавая серьёзность того, что говорят».

Спустя время, выяснилось, что группу Вели Абдулкадырова снимают с этапа – их суд отменили.

А нашу четвёрку и всех остальных арестантов по 205 статье доставляют в здание Военного суда. Конвоиры по одному заводят нас в большой второй зал суда. «О, маленький пришёл», – улыбаясь, шутит мне небольшого роста полицейский, – «Пойдем, я отведу тебя в «аквариум»...»

(Продолжение следует)

Ремзи Бекиров, крымский блогер, гражданский журналист, признан правозащитными организациями политическим узником

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Крымчане в российском заключении

После аннексии Крыма Россией весной 2014 года на полуострове начались аресты российскими силовиками независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенными в России организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джемаат».

В Секретариате Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой сообщили, что по состоянию на ноябрь 2020 года число граждан Украины, которые преследуются Россией по политическим мотивам, составляет 130 человек.

По данным Крымской правозащитной группы, по состоянию на конец октября 2020 года не менее 110 человек лишены свободы в рамках политически мотивированных или религиозных уголовных преследований в Крыму.

Руководитель программы поддержки политзаключенных, член Совета правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис сообщал, что всего в списке их центра находится 315 человек, 59 из которых – крымчане.​

Правозащитники и адвокаты называют эти уголовные дела преследованием по политическому, национальному или религиозному признаку. Власти России отрицают эти причины преследований.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG