Доступность ссылки

«Ребята, это же оккупация»: Российский рокер – о Крыме, музыке и деле «Нового величия»


Александр Хамер, лидер группы Krüger (Россия)

Рок-музыкант Александр Хамер, основатель группы Krüger, написал композицию "Страна, спасай детей!" в поддержку фигурантов дела "Нового величия". Власть в России обвиняет десять человек в возрасте от 17 до 38 лет в создании экстремистского сообщества. Среди арестованных – две девушки. Российская журналистка Youtube-канала "Градус ТВ" Кэйт Вайт, используя хронику "Нового величия" и музыку Krüger, смонтировала ролик и выложила в интернет. В интервью Радио Свобода Александр Хамер рассказал о том, почему рокеры в России пассивны и проходят мимо истории "Нового величия".

– Что вас больше всего зацепило в истории с "Новым величием"?

– Я влез в кожу родителей этих детей. Меня в свое время тоже менты скручивали: длинные волосы, проверка документов, после концерта выходишь – тебя винтят, сидишь 6–7 часов в отделении, выпускают в самое неудобное время – утром, когда транспорт не ходит, и идешь домой пешком через весь город. Знаю, что чувствуют и родители, и дети. Ужасное состояние. Эта музыкальная тема сама выскочила, об этом нельзя молчать. Песня – это, конечно, не пушки, не танки, но, тем не менее, они делают большое дело – духовно людей настраивают на правильный лад.

– Как писались текст и музыка?

Страна и государство – это разные вещи, как вера и религия, как спорт и физкультура, труд и работа

– Каждое слово выстрадано, выверено, подобрано. "Детство – закланье…" Я долго искал, чтобы подходило. "В закланье" – не правильно, а "на закланье" – не вязалось, но слово очень точное. Так и оставил – "детство – закланье". Мы с журналистской Кейт Уайт из "Градус ТВ" подумали о картинке. Она говорит: "Подберу, помогу сделать клип". Прислала мне, посмотрел – понравилось. Композиция "Страна, спасай своих детей!" – это призыв. Кто еще о них подумает, как не страна, народ и граждане? Страна и государство – это разные вещи, как вера и религия, как спорт и физкультура, труд и работа и так далее. Мы должны выйти и сказать: "Отпустите их! Что вы делаете?" Людей должно быть больше, и чтобы они требовали: "Прекратите издеваться над детьми! Хватит воровать деньги!" У нас масса больных детей. По радио постоянно говорят: "Давайте собирать деньги: мальчика/девочку надо вылечить". А у этих огромные яхты, золотые унитазы.

Прекратите издеваться над детьми! Хватит воровать деньги!

–​ Откуда берутся такие группы и сообщества, как "Новое величие"?

– У ребят появился в сети лидер и сказал: давайте подумаем, чем можем быть полезны себе и стране. Как можем стать представителями новой молодежи в завтрашнем дне? Составим устав, по которому будем жить, чтобы быть примером для других, оформившись концептуально, людьми с высокими принципами и так далее. Ребята загорелись. Активным и деятельным молодым людям нравятся такие движения, тем более когда появляется опытный лидер, который может посоветовать, повести за собой. Люди, которые болеют душой за Отечество, проявляют позицию, пытаются что-то делать, чтобы завтрашний день у нас был лучше, чем сегодняшний.

На скамье Дорогомиловского суда фигуранты дела "Нового величия"
На скамье Дорогомиловского суда фигуранты дела "Нового величия"

– Все так пафосно?

– Я сам таким был. Во времена СССР приходил в райком, горком партии и прямо говорил: мы хотим быть полезны своей стране, хотим давать концерты, исполнять песни против войны, чтобы поставить "щит против гонки вооружений".

– Какие это годы?

– 1987–88-й. Хотели провести демонстрацию, группа была известная, молодежь тусовалась активно: фанаты, зрители, девушки. Мы хотели вывести на улицу "металлистов", несколько тысяч человек. Ребята нарисовали лозунги, плакаты, готовили сюрприз. Информация просочилась в КГБ. Нас, буквально как и ребят из "Нового величия", забрали из дома, кто в чем был, и привезли в обком партии, где сидели представители спецслужб. Нам сказали: "Если вы не прекратите антигосударственную деятельность в виде демонстраций, забастовок или выходок, поедете пилить лес как заключенные".

Поедете пилить лес как заключенные

– На дворе была горбачевская "перестройка", "гласность", "ускорение". Ситуация в стране менялась в лучшую сторону.

– Как сказать. Чекисты нам четко сказали: пусть они там на верхах с ума сходят, здесь мы не позволим, будем пресекать. То есть сказки про "гласность" – это для населения, пусть уши развешивают сколько угодно, тут дядечки берут все на карандаш и ножичками остригают лишние ростки.

– Компромисс удалось найти?

– "Давайте, разруливайте ситуацию, – сказали нам гэбэшники. – Иначе зараза распространится на всю страну. Ничего хорошего не выйдет, ни для вас, ни для ваших близких". Нам сказали: покупаем вам лучший аппарат, даем лучшую репетиционную базу, лучшую концертную площадку, выступаете, собирается ваша молодежь и т.д. Это уже отдельная история. Туда даже пригнали корреспондентов программы "Время". Все это снималось для новостей.

– Что взамен?

– Отмена демонстрации и лозунга "Металлический щит против гонки вооружений!". Эти ребята из "Нового величия", реальнее [нас] люди, с болью и горящими сердцами. Провокатор из органов сам же эту систему и упорядочил, устав активизировал и сдал их ради продвижения по службе, ради звездочек на погонах, якобы сделал мощнейшее расследование и раскрыл какую-то организацию. Их арестовывают и бросают в застенки. Представляю, какой шок был для них самих и родителей. Они жили обычной жизнью, может быть, социально не адаптированы, и неожиданно попадают в такую мясорубку… Бесчеловечно.

Музыканты Александр Хамер и Елена Черная в студии звукозаписи "Наше место"
Музыканты Александр Хамер и Елена Черная в студии звукозаписи "Наше место"

– Почему вы и ваша группа выступили по этому поводу, а другие рок-группы проходят мимо?

– Люди боятся, что им зарубят продвижение, карьеру, концерты, перестанут приглашать на интервью, на радио, перестанут печатать в музыкальных изданиях. Многие коллеги-музыканты не приветствуют то, чем я занимаюсь, как освещаю социально острые темы, как не боюсь вещи называть своими именами. Нас постоянно провоцируют власти, чтобы мы что-то отмочили, по-другому и не скажешь. Глядя на то, как разгоняются демонстрации в России... Нацгвардия дубинками дубасит и старых и малых. Смотрю на это и вижу, что еще баррикад не хватает, но уже четко видно – кто враги. Раньше такого не было.

– Интерес к политике у вас вялотекущий или связан конкретно с историей "Нового величия"?

– Политика, хотим мы или не хотим, окружает нас, мы в ней плаваем, как рыбки в аквариуме. Если человек говорит "не интересуюсь политикой", значит он, как страус, стоит, засунув голову [в песок], а политика его сзади имеет куда хочет. Я не собирался с детства заниматься политикой. Просто была хорошая интуиция, какое-то социальное обоняние, постепенно, играя обычную музыку на гитаре, которой меня заразил Яшка Цыган из фильма "Неуловимые мстители"… Потом вдруг услышал мощнейших гитаристов, мировых звезд рока. Меня поразило, как можно так виртуозно играть, красивую и необычную музыку. Стал пытаться играть так же, но оказалось, это играть нельзя. Для меня это было шоком.

– Когда получили первый "удар" по голове?

– Будучи подростком, был мальчиком-одуванчиком, рисовал картины, богемный ребенок по своему менталитету. Вдруг меня стали ругать за то, что я играю. Я говорю: "Как же? Смотрите, какая красивая музыка". В ответ: "Что здесь красивого? Чушь и вопли". Я говорю: "Там же виртуозное исполнение". Меня стали пинать, брать за шкирку, таскать, трепать: "Ты скотина, отщепенец, выродок". Я ничего не понимал. Примерно то же, что с ребятами происходит из "Величия". Почему? Что здесь страшного, если есть красивая музыка, в лучших творениях рока. Там же много классики замешано – на Бахе, на Моцарте, Мусоргском, Чайковском. Рок – это новая классика. Они же сцеплены, это все звенья одной цепи.

Меня стали пинать: "Ты скотина, отщепенец, выродок"

Где и когда произошел конфликт и прозрение?

– Системные сторожевые псы не допускали этого. Меня заставили раскрыть глаза и уши, начать вокруг смотреть, наблюдать, анализировать, читать книжки, философов, доставать какие-то самиздаты. Я стал интересоваться причинно-следственными связями. Увидел мир не таким, как мне рассказывали в школе. Потом общался с партработниками, с комсомольцами, которые мне говорили: "Александр, понимаешь, мы должны оберегать народ от веяний тлетворного разлагающего Запада, который пытается уводить его…" и так далее.

– Они верили в то, о чем говорили?

– Они ехали на слеты в пионерские лагеря, брали с собой видеомагнитофоны, смотрели порно, выпивали и развлекались с комсомолками. Не говорю, что все поголовно, но это было. Я им: "Ребята, что вытворяете?"– "Кто тебе это сказал?" Я говорю: "Знаю, не надо мне рассказывать, что этого нет". Они цинично: "Ты понимаешь, мы должны знать врага в лицо, должны все просматривать сами, прежде чем сказать народу – это смотреть нельзя".

– Вы следили, как менялась страна с горбачевской перестройкой?

– Участвовал в этом, был на концерте "Рок на баррикадах", там пел Тальков и другие известные музыканты. Мне часто задают вопрос – чем отличаются рокеры сегодняшнего дня от участников рок-революции и металл-революции 80-х – начала 90-х? Ответ простой: тогда был бунтарский дух. Все социально подкованные, кровь бурлила и бежала. Когда какой-то кипеж в государстве, первым делом рокеры шли на баррикады – пели на гитарах, жрали водку и на танк с этими бутылками, из которых водку выпили, наливали туда "коктейль Молотова" и шли вперед. Сейчас этого нет.

– Почему?

– Государство просекло эту фишку. Неконтролируемая масса государству невыгодна, мыслящие люди опасны. Оно видит, что молодежи нравится слово "рок", и оно решило сделать не рокеров, а молодежь, живущую в стиле рок. И рок-группы, играющие в стиле рок, – это как играть блюз и играть по блюзу (есть такие выражения). Все под контролем. Они поют ни о чем, поют сказки.

– Нет ли у вас ощущения, что вас, рокеров 80-х, бунтарей, сегодня заменили рэперы? Среди них есть исполнители с острыми текстами.

– Не сказал бы, что заменили, но они сейчас востребованы, у них все-таки тексты… Есть интересные авторы, своя рэперская рифма, но по музыкальной части у них там просело. Рэп – молодежная культура, но это не музыкальное течение. Рэп читают, там легкое ритмическое сопровождение. Если инструменты принимают участие, они тоже несут функцию перкуссии.

– Они гламурщики или бунтари?

– Здесь есть грань: все настоящие яркие личности начинают как бунтари. Бунт – это конфликт, а конфликт – это основа искусства. Где нет конфликта, там начинается попса. Потом начинают появляться бутерброды с толстым слоем масла, на нем черная икра, сверху еще коксом посыпают, тут уже соблазны начинают расплываться. Трудно быть бунтарем, когда ты сытый, а еще и кокса хапнул.

Трудно быть бунтарем, когда ты сытый, а еще и кокса хапнул

–​ Вам не нравится обывательское понимание мира?

– Люди оценивают: сегодня мне хорошо, получил должность, повысили зарплату – все отлично. Им сказали: "Новое величие"… Их надо в корне душить. Потом – раз! – случился "Крымнаш", дотации туда пошли. Денег не хватает, пошли сокращения. Этого человека, который говорил: "Правильно все сделали!", сократили с работы. И тут он прозревает: ах, какие все нехорошие, и начинает ругать власть, какие-то проблемы у него появляются. Потом ему удалось куда-то устроиться – да вроде ничего так. Я говорю: ребята, нельзя так смотреть на вещи. Ты смотри, как глобально меняется ситуация. Если ты будешь оставаться равнодушным, тебя покормили – ты рад и не рыпаешься, но завтра по твоим детям и внукам ударит это. Ты должен думать о завтрашнем дне. Сегодня ребят из "Нового величия" бросили в застенки, а завтра твоих могут схватить.

Анна Павликова – фигурант дела группы "Новое величие"
Анна Павликова – фигурант дела группы "Новое величие"

​– Есть другой лагерь музыкантов – Шевчук, Макаревич, БГ (Борис Гребенщиков). Они иногда высказывают свою позицию: Шевчук пел на митингах, Макаревич пишет сатирические куплеты и заметки, Гребенщиков говорит о том же, но обтекаемо. Из лагеря "буйных металлистов" ни звука, тишина, кроме вас.

– Эти-то из бунтарей вышли: Шевчук – бунтарь; Макаревич меньше бунтовал, но парень не может оставаться равнодушным. БГ более философского плана. Они такими остаются. Когда был прямой эфир Шевчука и президента, он там сказал некоторые вещи, которые Путину не понравились, – ему же несколько лет концерты зарубали. Стадионы распроданы были, он приезжает на концерт, а там говорят: "Извините, у нас тут пожарники приехали. Не можем концерт проводить. До свидания!"

– Что вас еще цепляет в этой жизни?

– Разговариваю на улицах с людьми, они начинают говорить вещи, которых года два назад я от них не слышал. Мол, в государстве творятся какие-то немыслимые дела. Раньше когда говорили: "О, Крым наш – это круто!", я отвечал: "Ребята, это же оккупация. Но, бог с ним, опустим пока эту тему. Сибирь огромная! Она же сегодня китайская!" – "Ты что?! Это все чушь, это сказки!" Я езжу на гастроли, общаюсь с людьми. Говорю: "Какие сказки! Мне рассказывают люди". Лесник пришел. По тайге идет, а там идет выкорчевывание всего. Он говорит: "Вы что делаете?!" Ему дают бумагу, а там написано: "Чистка от сушняка". Он говорит: "Какой сушняк, тут земля голая остается!" Ему говорят: "Мужик, ты хочешь сегодня домой в семью вернуться живым? Вот иди своей дорогой". Сегодня начинают об этом говорить, народ просыпается.

Мужик, ты хочешь сегодня домой в семью вернуться живым?

– На акции протеста ходите?

– Раньше был практически на всех акциях протеста, на "Марше миллионов", даже на сцене выступал, пел под акустическую гитару. Это был 2012 год. Там и Навальный был, и Удальцов. Удальцов ко мне подошел и говорит: "Слушай, а я "Крюгер" слушал, фанател. "Крюгер" – это ты, да?" – "Ну да, тот самый".

– Что рокеров может вытащить на улицы?

– Реальное какое-то движение. Ты понимаешь, когда нужна твоя помощь людям. Страна уже переполнилась, процесс пошел, его уже вряд ли остановишь. У того же Навального много тех, кто ему не доверяет. Я говорю: что вы все ноете – Навальный, ставленник Кремля! У вас, кого ни коснись, – все ставленники Кремля. Очень удобная позиция – "я никому не верю". Если ты говоришь, что никому не веришь – это не признак большого ума. Человек должен анализировать. Тот же Навальный. Что он делает плохого? Почему ты ему не доверяешь? – "Это ему специально все сказали делать". А кому не специально? Тогда получается, что нет никого?

– Украина. Донбасс, Крым. Цепляет вас эта тема?

Я не из лагеря врагов украинского народа. Как к нему хорошо относился, так и отношусь

– Я не из лагеря врагов украинского народа. Как к нему хорошо относился, так и отношусь. Если бы побывал в какой-нибудь мясорубке, я бы вряд ли все равно обозлился на весь украинский народ. Я бы сказал: "Ну, попал к украинским идиотам". А украинские идиоты попали к нашим идиотам, которые рубят и кричат: "Вы – козлы, вас убивать надо!" Это чушь собачья! Это зомбирование просто.

​– Донбасс чей?

– Каким он испокон веков был? Украинским он был – значит, он украинский.

– Крым? Вы произнесли слово "оккупация".

– Сейчас оккупация. Говорят: "Он всегда был нашим, мы его должны были вернуть". Но бумаги-то подписали, подарили – значит, надо как-то по-нормальному разбираться. А так по-гопнически… Я же с гопниками сталкивался очень много. Это же типичные гопнические дела. Вот сейчас с Грузией то же – вдруг прекратили полеты туда: жаба душит, надо людей в Крым направлять отдыхать, а они в Грузию собрались ехать. Прекратили полеты, и вдруг на следующий день оказывается, у нас еще и вина грузинские стали плохого качества, не дотягивают до качества паленой водки – вот хоть ты тресни!

У меня болит душа, думаю о своем отечестве

​– Сегодня "Крюгер" – это что?

– Группа "Крюгер" по своей концепции отличается практически от всех групп. Полный рок-н-ролл, мы сами по своей натуре остались бунтарями и неравнодушными людьми. У нас рок-н-ролл замешан еще на каких-то социальных противоречиях, которые мы освещаем в своих песнях, раскрываем их с неожиданных сторон. Публика у нас мыслящая и зубастая, которая особо не любит подставлять щеку для удара, а при желании не упустит возможность дать хорошего пинка.

– Видел нарезки из ваших клипов, сделанные вашими фанами и поклонниками. Там вы фигурируете как участник "Русского марша".

– Я русский человек. У меня болит душа, думаю о своем отечестве. Есть такое понятие – совесть. Расшифровывается – жить с вестью от предков. У каждого народа есть свои обычаи, традиции и заветы от предков. Предки нам хотят и хотели всего лучшего.

– Я был на "Русских маршах", там много радикальных националистических лозунгов и высказываний. Вас это не смущает?

– Есть перегибы. Например, говорю: "Я русский человек", а мне: "Ты фашист!" Перегиб в другую сторону. Недавно был несанкционированный митинг в Москве за строительство двух мечетей. Я видел видео, где очень агрессивно вели себя представители диаспор. К ним никто не подошел, тем более никого не арестовали. Пусть попробуют русские выйти на несанкционированный митинг. Там пойдут в ход щиты и дубинки, людей побросают в автозаки.

–​ Где грань, которую нельзя переходить в этих вопросах?

Есть националисты, а есть нацисты. Грань проходит там, где начинаются перегибы

– Есть националисты, а есть нацисты. Нацисты говорят: "Наша нация превыше всего, остальные – рабы, дебилы и быдло". Националисты говорят: "Мы всех уважаем, но на нашей земле мы должны чтить свои традиции и обычаи. Если мы едем в соседний дом, мы уважаем традиции соседей, если к нам в дом, то наши традиции". Грань проходит там, где начинаются перегибы. Обыватель не всегда это понимает из вольных пересказов в СМИ. В обществе часто говорят, что рокеры – хулиганы, наркоманы, фашисты, и все грехи на нас вешают. А преступления у нас совершаются не теми, кто слушает рок, а теми, кто любит попсу и блатняк.

​– Спорная мысль.

– Настоящие рокеры – творцы сегодняшней классики. Люди образованные, с широким кругозором, знающие искусство и философские течения.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG