Доступность ссылки

Пропаганда, запрещенное оружие, геноцид. Как расследуются военные преступления России в Украине – интервью с Гюндузом Мамедовым


Мариупольцы пытаются выехать из города на автомобиле, один из пассажиров держит икону. Мариуполь, 19 марта 2022 года

В Международный уголовный суд (МУС) в связи с войной России против Украины обратились 42 государства, об этом сообщила 28 марта пресс-служба Министерства юстиции Украины. Глава ведомства Денис Малюська отметил, что для виновных в военных преступлениях россиян решения МУС станут серьезным фактором риска.

«Мне сложно представить цивилизованную европейскую страну, которая бы не задержала и не передала МУС военного преступника, например, политического или военного руководителя из России», – сказал министр.

Крым.Реалии поговорили с экс-заместителем Генерального прокурора Украины, экспертом по международному уголовному праву Гюндузом Мамедовым о том, как ведется сбор доказательств военных преступлений на линии фронта и на временно оккупированных территориях, и как привлечь виновных к ответственности.

Гюндуз Мамедов
Гюндуз Мамедов

– Давайте начнем с широкой характеристики – какие военные преступления России в Украине вы уже фиксируете?

– Предварительно квалификация такова, что мы видим преступления против человечности, военные преступления. Есть характерные признаки геноцида, особенно ярко выраженные в событиях в Мариуполе, под Черниговом, когда бомбят гражданские массивы. Это все говорит о том, что есть предполагаемые признаки международных преступлений.

– Как ведется сбор доказательств?

Мы видим преступления против человечности, военные преступления. Есть характерные признаки геноцида

– Это действительно сложно. В этом направлении работают как органы государственной власти, так и неправительственный сектор. К этой работе подключились международные организации, которые также занимаются документированием. Это одно из самых сложных направлений не только из-за того, что нет доступа к территории: требования и стандарты доказывания для международных судов одни, для национального судопроизводства – совершенно другие. И здесь как раз важно документировать все в соответствии с этими стандартами, требованиями как международных правовых инстанций, так и национальных инстанций. И важно, чтобы этим занимались люди, которые знают свое дело и профессионально относятся к этой работе. В частности, коалиция «‎Украина. 5 утра», которая сфокусировала все свои усилия на документирование тяжких преступлений в Украине. Вместе с документированием наши эксперты обучаются этим стандартам, в частности согласно протоколу Беркли. А это самая авторитетная форма документирования, которая включает в себя не только сам факт фиксации, но и верификации всех этих фактов. Мы понимаем, что мы живем в 21 веке, и достаточно большое количество фейков, постановочных сцен. И здесь нужно иметь определенные познания и умения в установлении истины. Чтобы спустя какое-то время это было применимо в судебных процессах, чтобы доказательства были приемлемыми.

– Каковы перспективы привлечь виновных к ответственности в Международном уголовном суде?

– Украина, напомню, подала заявление о признании юрисдикции МУС начиная с событий 2013 года, Майдана. И с 2014 года – по Донбассу и Крыму. Около 42 стран воспользовались своим правом обратиться в офис прокурора об открытии производства по ситуации в Украине. И сейчас в работу включилась рабочая группа Офиса прокурора, которая занимается активным документированием. Мы даже видим на билбордах в европейских странах объявления Офиса прокурора МУС о том, что следователи занимаются документированием всех предполагаемых преступлений, которые происходят на территории Украины. Важно знать, что Международный уголовный суд – это не очередной районный суд города Киева или любого другого украинского города, куда украинский прокурор мог бы свое обвинительное заключение направить туда для рассмотрения по существу.

Это совершенно независимый целостный и самодостаточный орган, который самостоятельно расследует все события. И этот орган оставляет за собой право обращаться в органы государственной власти и неправительственные организации для предоставления им материалов. В практике есть такие случаи, когда они не обращаются ни к кому, и ведут расследование своими силами.

– Давайте обратимся к происходящему на оккупированных территориях и территориях, через которые с 24 февраля 2022 года прокатилась линия фронта. Какие нарушения фиксируете там?

До тех пор, пока граждане Украины на оккупированных территориях не совершают преступлений против Украины, они являются жертвами

– Там происходит один из самых главных элементов военных преступлений – идет массовый призыв граждан Украины в вооруженные силы Российской Федерации, которая является стороной конфликта. В этом случае коалиция «‎Украина. 5 утра» делает объявления для граждан Украины, которые проживают на временно оккупированной территории Крыма о том, чтобы они старались уклоняться от этого призыва. Если их принудительно призывают, чтобы они обращались в силовые структуры Украины, если окажутся на территории, подконтрольной Украине, сдавались. Поскольку, если они будут совершать преступления, то Украина оставляет за собой факт рассмотрения по национальному законодательству и согласно международному праву.

До тех пор, пока граждане Украины на оккупированных территориях не совершают преступлений против Украины, они являются жертвами. Поскольку призыв в российскую армию в Крыму является преступлением оккупирующего государства.

Мы также замечаем еще принудительное перемещение граждан Украины с части оккупированных территорий в Российскую Федерацию, где перемещают их в специальные лагеря, которым впоследствии также будет дана соответствующая оценка. Также это касается детей, которых принудительно перемещают.

Я не говорю уже о системных репрессиях, нарушениях прав человека, о которых мы знаем и наблюдаем за которыми в течение последних 8 лет.

– Фактическую цензуру тоже фиксируете? В Крыму запрещена «‎дискредитация вооруженных си РФ», а за одиночные пикеты штрафуют

– Этим занимается активно и коалиция, и прокуратура АРК и Севастополя, хотя они включены в группу по фиксации расследований по всей Украине, они не забывают своих прямых обязанностей и фиксируют эти все направления.

– Давайте поговорим о механизмах – как конкретные лица могут быть привлечены к ответственности за военные преступления?

– Здесь как раз существуют разные механизмы, которые Украина, я думаю, должна использовать. В частности, Украина с помощью партнеров из других стран добилась открытия производства в Международном уголовном суде, хотя до сих пор не ратифицировала Римский устав. Хотя это, конечно, недостаток

Кроме этого, это механизмы универсальной юрисдикции, когда большинство европейских стран, стран-участниц Римского устава открывают в своих странах производство по международным преступлениям, совершенным на территории Украины. Это тоже работа, которая ведется нашими партнерами. Также есть так называемое «‎делегирование юрисдикции», когда создаются следственные группы Украины с другими европейскими странами по расследованию этих преступлений. И, наконец, национальные органы правосудия, которые также расследуют эти преступления. По результатам расследования материалы будут направлены в национальную судебную систему.

Вопрос о факте агрессии пока остается открытым. Бывший премьер Великобритании предложил инициативу создания коалиции стран по трибуналу, где бы рассматривался факт преступления, на базе ООН. Есть еще модель создания такого суда на базе Совета Европы. Международный уголовный суд не в состоянии рассматривать само преступление агрессии, поскольку ни Россия, ни Украина не являются странами, которые ратифицировали Римский устав.

– Является ли рядовой российский солдат, выполняющий приказы, военным преступником?

– Если комбатант совершил военное преследование, он может подвергаться уголовному преследованию. Если он не совершал военного, международного преступления, а просто выполнял свои функциональные обязанности, то этот человек не может подвергаться уголовному преследованию за международные преступления. Этому человеку должны быть предоставлены соответствующие условия содержания, это ни в коем случае не СИЗО, это лагерь для военнопленных, с соответствующими условиями. Мы не должны забывать, что мы стремимся к европейским ценностям, и о том, что в РФ содержатся также наши военнопленные. Если мы хотим, чтобы было нормальное отношение к нашим военнопленным, мы должны соответствующим образом себя вести.

– А как быть в случае гипотетического обмена пленными? Сможет ли так солдат избежать ответственности?

– Если совершили преступление, я считаю, что они не могут подвергаться обмену. Эти лица должны привлекаться к уголовной ответственности. По моему глубокому убеждению все лица, причастные к тяжким преступлениям, должны преследоваться и быть наказанными за совершенные деяния.

– Давайте поговорим о командирах и высокопоставленных чиновниках. Как устанавливается их вина?

– Речь идет о лицах, которые давали незаконные приказы, например о неизбирательных атаках на гражданские и критические объекты инфраструктуры (это убийство), неизбирательном применение оружия, например, мы отслеживаем факты применения фосфорных, кассетных, вакуумных снарядов против гражданского населения. Если будет установлена связь между этим (приказом и фактом преступления – КР), эти люди тоже должны подвергаться уголовному преследованию и наказанию. Возможно, пострадавшие от таких действий люди окажутся в странах ЕС, они тоже могут обращаться с подобными заявлениями в тех странах, в которых они оказались.

– Сегодня много говорят об ответственности тех, кто разжигал ненависть к Украине, и мог повлиять на происходящие сегодня события. Можно ли установить связь между пропагандой и военными преступлениями, и станет ли это предметом уголовного расследования?

Если пропагандисты, которые находятся в России, занимаются призывами к уничтожению украинского народа, они будут привлекаться к ответственности за тяжкие преступления

– В истории мы видели разные ситуации. На Нюрнбергском процессе собственника газеты, призывавшей к массовым убийствам евреев, приговорили к наказанию. Также мы знаем о том, что в отношении собственников и журналистов радиостанции Свободное радио и телевидение тысячи холмов были вынесены приговоры (от 12 лет до пожизненного заключения – КР). Необходимо устанавливать причинно-следственную связь. Если эти пропагандисты, которые находятся в России, занимаются призывами к уничтожению украинского народа, если установится причинно-следственная связь, они также будут привлекаться к ответственности за тяжкие преступления.

Доступ к сайту Крым.Реалии заблокирован Роскомнадзором. Беспрепятственно читать Крым.Реалии можно с помощью зеркального сайта: https://d5utbqbgdpnvo.cloudfront.net/. Также следите за основными событиями в Telegram, Instagram и Viber Крым.Реалии. Рекомендуем вам установить VPN.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG